ТРЕТИЙ РИМ (Москва Российская империя)

Найдено 1 определение
ТРЕТИЙ РИМ (Москва Российская империя)
так именуется Российская империя как правопреемница Второго Рима. С падением Второго Рима (Римская империя христианской эпохи, Ромейская, Византийская, Восточно‑римская империя) в 1453 г. встал вопрос имперской преемственности. Так возникла идея Т. Р. Она основана на концепции «переноса империи» и использовалась в Европе для легитимизации притязаний тех или иных монархий на преемственность по отношению ко Второму Риму (Римской империи христианской эпохи). Самые большие претензии на преемственность Второму Риму имели Священная Римская империя германской нации, Австро‑Венгерская и Российская империи. Совсем не случайно все три имели своими гербами византийского двуглавого орла. Но с падением первых двух империй наступил и конец их римским притязаниям. Так исторически получилось, что права на преемственность Второму Риму остались к 1917 г. и остаются поныне только у России, несмотря на то что современная Россия формально и не является империей. Пока не является. Хотя, без всяких сомнений, остаётся её культурной (да и политической) преемницей. На Руси идея «Москва – Третий Рим» впервые была сформулирована в 1523 г. старцем псковского Елеазарова монастыря Филофеем. Эта идея послужила смысловой основой мессианских представлений о роли и значении Руси, которые сложились в период возвышения Московского княжества. Русь при Иване III, после его венчания в 1472 г. с ромейской принцессой Софьей Палеолог, приняла византийский герб – двуглавого орла как символ преемственности величайшей цивилизации и православной веры. Московские великие князья, начиная с Иоанна III, притязавшие на царский титул, полагались преемниками римских и царьградских (константинопольских) императоров. Русский термин «царь», ставший титулом Ивана IV Грозного, как раз и означает европейское «император». Именно Русь была выбрана греками Византии в качестве своей духовной и цивилизационной преемницы. Так, начиная с IX в., греческие монахи – миссионеры основали множество православных монастырей на Руси, по «реперным точкам» расположения которых впоследствии пролегла граница будущего русского государства. С первыми же монахами пришла грамотность, а с нею – литература, философия, математика и вообще культурное ромейское наследие. Согласно историку В. Махначу, «крещение Руси в X в. было не началом христианизации Руси (как наивно утверждают многие историки), а, наоборот, её завершением». Только Россия имеет более чем достаточно свидетельств реальности ромейской (византийской) преемственности: российский герб – это двуглавый византийский орёл, алфавит (кириллица) составлен византийцами (Кириллом и Мефодием), русская политическая модель развития – это византизм, а русская величайшая культура является национальной интерпретацией православной византийской культурной школы. И наконец, самая важная, духовная часть наследия – русская православная вера – осталась ортодоксальной (то есть без малейших изменений) византийской. Позднее понимание того, что «Москва – Третий Рим» является главой Православия, стало осознанием её великой миссии – нести миру слово истинного христианства, быть центром духовного единения всех православных земель и удерживать «мировое зло». Таким образом, идея «Москва – Третий Рим» отражает исторически обоснованную преемственность имперской России не только Второму Риму, но и всей европейской цивилизации, своими корнями уходящей к Риму «первому» и Древней Греции. Москва (Т. Р.) становится наследным культурным и духовным полюсом мира. Второй Рим в Средние века окончательно вырвал Европу из языческого варварства и сделал её христианской. А идея «Москва – Третий Рим» реализует надежду на нравственное и духовное возрождение не только русской, но и всех европейских наций. Особенно эта идея актуализировалась в современных условиях, когда западноевропейская культура и политика, находясь под масонским и англосаксонским влиянием, последовательно возвращаются в языческо‑богоборческое состояние, пусть даже и с передовыми технологиями. Запад почти полностью отказался от идеалов христианства и варварски крушит все традиции народов и представления о международной справедливости. Идеологемы «Разделяй и властвуй» и «Право силы» отличают нынешнюю западную международную политику во главе с США от российской, основанной на силе права, поскольку в православной культуре точно знают, что «не в силе Бог, а в правде».

Источник: Советский политический язык 1984 г.

|