Стереотип в политике

Найдено 1 определение
Стереотип в политике
(от греч. stereos - твердый и typos - отпечаток). Политологическая трактовка исходит из синтеза двух общепринятых значений: 1) в полиграфии - стереотип - монолитная печатная форма - копия с набора или клише, используемая при печатании многотиражных и повторных изданий; 2) в физиологии и психологии динамический стереотип - форма целостной деятельности мозга, отражающая в сознании и поведении в виде фиксированного (стереотипного) порядка условно рефлекторных действий.
На стыке этих значений появилось понятие стереотипа социального, определяющего понимание стереотипа в политике.
С политической точки зрения, политический стереотип - стандартизированный, схематизированный, упрощенный, обычно эмоционально-окрашенный образ какого-либо социально-политического объекта (явления, политического процесса), обладающий значительной устойчивостью, ею фиксирующий в себе лишь некоторые, часто несущественные его черты. Иногда определяется как неточное, иррациональное, чрезмерно общее представление. В широком смысле - традиционный, привычный канон мысли, восприятия и политического поведения, шаблонная манера, способ осуществления политических действий в определенной последовательности, единообразие, тождество, инерция мышления.
Характерное для понимания стереотипа в политике понятие социального стереотипа впервые было введено в научный оборот американским журналистом У.Липпманом (1922г) для обозначения распространенных в общественном мнении предвзятых представлений о членах разнообразных национально-этических, социально-политических и профессиональных групп. Стереотипные формы мнений и суждений по социально-политическим проблемам трактовались им как своего рода «выжимки» из господствующего свода общепринятых морально-нравственных правил, доминирующей политической философии и потока достаточно тенденциозной, сугубо политической пропаганды и агитации.
Стереотипы в политике имеют важное значение для оценки человеком и обществом в целом социально-политических явлений и политических процессов, но играют двойственную как позитивную, так и негативную роль. С одной стороны, стереотипы «экономичны» для сознания и политической поведения, они содействуют известному «сокращению» процесса познания и понимания происходящего в мире и вокруг человека, а также принятию необходимых решений, но, не способствуя точности и аналитичности познания, они ускоряют возможности поведенческой реакции на основе, прежде всего, эмоционального принятия или непринятия информации, ее «попадания» или «непопадания» в жесткие, но определенные рамки стереотипов. В повседневной жизни человек, как правило, лишен возможности подвергать критическому сомнению «устои жизни» - традиции, нормы, ценности, правила социально-политического поведения. Он не располагает также полной информацией о событиях, по которым ему приходится высказывать собственное мнение и свою оценку. Поэтому в обыденной действительности люди часто поступают шаблонно, в соответствии со сложившимися стереотипами; последние помогают ориентироваться в тех обстоятельствах, которые помогаю) обойтись без специальной мыслительной работы, требующей научного анализа, но  не требуют особо ответственного индивидуального решения. Психика человека экономична, в этом отношении стереотип представляет собой своего рода «фиксированный момент», стабилизатор, не могущий продолжаться непрерывно в шаблонных условиях мыслительно-аналитической деятельности.
С другой стороны, упрощая процесс социально-политического познания. стереотипы ведут к построению достаточно примитивного и плоскостного сознания, как правило, на основе многочисленных предубеждений, что подчас редуцирует социально-политическое поведение до набора простейших, часто неадекватных эмоциональных реакций. Безотчетные стандарты поведения играют негативную роль в ситуациях, где  нужны полная и объективная информация, аналитическая ее оценка, принятие самостоятельного решения, осуществление сложного социально-политического выбора. За счет этого в массовом сознании обычно могут складываться стереотипы, способствующие возникновению и закреплению предубеждений, неприязни к нововведениям. к самостоятельному мышлению. В частности, это является большой проблемой, прежде всего, для межнациональных отношений, в сфере которых широко распространены политико-этнические стереотипы, строящиеся на основе ограниченной информации об отдельных представителях той или иной этнической группы и ведущие к предвзятым выводам и заключениям относительно всей группы, к неадекватному выводу о положении дел, поведению в отношении всей группы (например, всех лиц кавказской внешности).
Как правило, стереотипы имеют два главных источника своего формирования. С одной стороны, это достаточно ограниченный индивидуальный или групповой опыт прошлого и ограниченная информация, которыми располагают люди в повседневной обыденной жизни, а также некоторые специфические явления, возникающие в сфере межличностного общения и взаимодействия - субъективная избирательность, влияние установок, слухов, эффектов «ореола» первичности и новизны. Отсюда - второстепенность, случайность некоторых аспектов политического стереотипа. В этом отношении стереотипы представляют собой аккумулированные сгустки разрозненного индивидуального и группового опыта, отражающие относительно общие, повторяющиеся в нем свойства и особенности социально-политических процессов и явлений. Очевидная информационно-аналитическая недостаточность данного опыта является как бы вынужденной, необходимой основой для формирования и использования стереотипов, а также служит истоком их эмоционально-чувственного. «жизненного» насыщения.
С другой стороны, важным источником формирования политических стереотипов является целенаправленная деятельность средств массовой информации (особенно электронных СМИ) и социально-политической пропаганды. Законы массовой коммуникации требуют усреднено-обобщенного, стереотипизированного общения: сам процесс трансляции, например, некой политической идеи и её воздействия на массовое сознание возможен только в форме определенных стереотипов. Процесс тиражирования социально-политической информации. имеющий целью вызвать в сознании и политическом поведении людей сколько-нибудь однородную массовую стереотипную реакцию, возможен только посредством использования информационных стереотипов, вызывающих, в свою очередь, соответствующие психологические и политико-поведенческие стереотипы у слушателей.
С точки зрения внутреннего строения, политические стереотипы представляют собой сложное образование, включающее в себя единство двух основных элементов: знаний (познавательно-информационный элемент стереотипа) и отношений (эмоционально-чувственный и оценочный компонент). Ряд стереотипов, кроме того, несет в себе непосредственно действенный компонент в виде мотивационного побуждения к немедленной, непосредственной поведенческой реакции. Как правило, доминирующими в структуре стереотипов являются эмоционально-чувственные и оценочные составляющие, диктующие определенное отношение к социально-политическим явлениям (например, стереотип «дружественного народа» никто никогда не спутает со стереотипом «правящей клики», «империю зла» с «оплотом демократии»). Познавательные составляющие стереотипов обычно отличаются тем, что информация, на которой они основаны, соотносится не с объектом, который находится вне пределов досягаемости, а с другими знаниями, наличие которых предполагается у человека, но они, в свою очередь, скорее всего, оказываются ложными. Например, информационные составляющие стереотипа «типичного представителя» той или иной национально-этнической группы требуют соотнесения их не с тем знанием, которое получает человек, знакомясь с реальным представителем этой группы, а с абстрактным знанием «о них вообще», который заложен многими предыдущими стереотипами. Таким образом, степень истинности информации, которую выносит человек из стереотипов, прямо пропорциональна глубине и точности его личных познаний в той сфере, из которой взят этот стереотип. Основу существования и распространения политического стереотипа в принципе составляет дефицит надежных, проверенных знаний из соответствующих областей социально-политической жизни.
Обычная структура стереотипа включает центр, «стержень» и «периферию». Как правило, в центре такого образа располагаются один-два наиболее заметных, ярких, эмоционально воспринимаемых признака (например, для этно-политических стереотипов - это черты внешности: цвет кожи, форма глаз, цвет волос или одежды, тюбетейка, халат: для социально-политических - символ, флаг, герб, значок, отлитый в лозунг политический девиз, афоризм, программная фраза), с которыми напрямую связывается «периферия». Механизм действия стереотипа заключается в том, что, «узнавая по внешним приметам» в реальной жизни объект или явление, люди автоматически домысливают. добавляя в своем восприятии в отношении них те характеристики «периферии», которые им навязываются устоявшимся стереотипом. После этого следует вывод, определяющий социально-политическое поведение человека. Например, увидев субъект определенной наружности, легко вспоминается манера поведения похожих личностей, что ведет к естественному заключению: с ним надо «держать ухо востро».
Стереотипы представляют собой мощное средство манипулирования сознанием отдельных индивидов, групп и масс в политике. С этой точки зрения стереотип содержательно можно определить как постоянно декларируемые и навязывающиеся людям стандартные единообразные способы осмысления и подходы к социально-политическим явлениям, объектам и проблемам, таким, как общественно-политические каноны и «истины» - нормы, ценности и эталонные образцы политического поведения, постоянно повторяемые и используемые политической элитой, поддерживаемые и распространяемые информационно-пропагандистскими средствами, подкрепляемые карательными органами в целях удержания основной массы членов общества в политическом послушании.
Всякая социально-политическая система создает набор определенных политических стереотипов, следование которым необходимо для её успешною функционирования. Обычно эти стереотипы существуют и поддерживаются как минимум на трех основных уровнях. Во-первых, это стереотипы индивидуального политического сознания и поведения, подкрепляемые стереотипами соответствующих позитивных (или негативных) санкций, например, вкладываемые в содержание понятия «законопослушный гражданин». Во-вторых, эго стереотипы группового политического сознания и политического поведения, например, традиции того или иного этноса, слагаемые «профессиональной чести», уставы политических партий и общественно-политических движений. В-третьих, стереотипы политического поведения общества в целом (или всей социально-политической системы). Типичный пример - широко распространенный в прошлом в Советском Союзе моральный кодекс строителя коммунизма, содержавший двенадцать нравственных принципов, замечательных по сути, но практически не выполнимых ни в одной стране, тем более в такой, где существует не демократический и даже не авторитарный, а тоталитарный политический режим, как, впрочем, в маоистском Китае, а в XXI веке в Северном Вьетнаме и Северной Корее (КНДР). Социально-политические системы различаются по степени жесткости стереотипизации сознания и политического поведения людей. Если в условиях тоталитарного общества набор стереотипов предельно узок, следование ему строго обязательно, а отклонение от стереотипов жестко и неповторимо наказуемы, то в демократическом обществе допускается значительно большая степень свободы. В условиях демократии происходит своеобразная плюрализация стереотипов, за счет чего достигается значительное освобождение человека от необходимости и обязательности единообразного послушания. Тем самым, не избавляясь от стереотипов полностью (это практически невозможно, ибо противоречит человеческой природе и закономерностям функционирования психики), достигается высвобождение творческих возможностей человеческого восприятия, мышления и, в конечном счете, всей политической деятельности. В частности, становится возможным освобождение от сдерживающих стереотипами широкое как индивидуальное, так и групповое и действительно массовое социально-политическое творчество. Проявляясь в плюрализации форм политической жизни и деятельности, это, в свою очередь, усиливает процесс дестереотипизации социально-политической системы и способствует её дальнейшему развитию. С политико-психологической точки зрения процесс демократизации и перехода от тоталитарного общества к иным, более свободным формам социально-политическом организации, достигается посредством целенаправленного разрушения или самораспада стереотипов национально-этического интереса, подчиняющего себе каждого отдельного человека, и укоренения стереотипа ценности индивидуальных интересов и соответственно индивидуально-личных стереотипов в политике. В результате такого распада в идеале возникает модель общества как действительно самоорганизующегося сообщества индивидов, состоящего из людей с максимально высоким уровнем развития политического сознания и политического поведения, постоянно способных на самостоятельный, глубоко осознанный личный социально-политический выбор, а в политико-психологическом выражении, соответствующая марксовой идее свободного развития каждого как условия свободного развития всех.

Источник: Энциклопедический словарь политологических терминов.-СПб. ИД Петрополис. 2013

Найдено научных статей по теме — 1

Читать PDF

Освобождение от стереотипа политики как поля мужского доминирования

Коханская Екатерина Александровна
В статье предпринята попытка рассмотреть поле политики с позиции гендерного подхода.