СОВЕТСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ

Найдено 1 определение
СОВЕТСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ
совокупность социальных и нравственных форм жизнедеятельности советских людей, обусловленных тоталитарным режимом государства. С. о. ж. адекватен понятию «образ жизни в советском государстве». В первом случае речь идет об отличительных чертах общественной жизни, единых для всех советских граждан, во втором — о положении человека в системе власти и производства, от чего зависят его права, обязанности и привилегии; в этом смысле было бы, пожалуй, правильнее говорить не об одном, а о многих образах, или укладах жизни в Советском Союзе.
С. о. ж. — это прежде всего та атмосфера, которая формирует советского человека: его мироощущение и подсознание, его политическую нетерпимость, нравственный дуализм и психологическое двоемыслие. И, как естественное дополнение к этому, — преклонение перед силой и культом вождей. Типичные для советского человека черты характера вытачиваются и шлифуются на едином станке, а потом собираются вместе на поточной коллективистской машине. Программа обработки определена жестко: «кто не с нами — тот против нас», «если враг не сдается — его уничтожают» , «правильно и справедливо все, что служит коммунизму» , «великая цель оправдывает любые средства». В программе КПСС, принятой при Хрущеве, было записано, что уже в 70-х годах наступит изобилие. Однако на пороге второй половины 80-х годов обнаружилось, что по жизненному уровню Советский Союз находится на 24-м месте в мире и отстает по этому показателю от царской России более чем вдвое. Если же сравнивать национальный доход на душу населения, то СССР в мировом табеле занимает еще менее почетное место — двадцать девятое. Анализ показывает, что более трети всего государственного фонда зарплаты (а он составляет в СССР основной источник доходов) поступает в распоряжение 10% населения: 3% приходится на долю партийного и советского аппарата, 2% — на офицеров и генералов, 2% — на научных со362 трудников, 3% — на руководителей промышленности и сельского хозяйства. Отсюда вовсе не следует, что советская элита получает очень уж много — правительство не переплачивает никому. Но эти цифры дают представление о том, сколько оно недоплачивает всем другим. В СССР вознаграждают не за труд, а за заслуги перед властью. Чем выше положение человека в элите, тем щедрее вознаграждение. При этом важны не ум, дарование и квалификация. Важна лояльность режиму и близость к его вождям. Напротив, чем дальше отстоит человек от рычагов государственного механизма, чем меньше он связан с главной сферой деятельности - защитой режима, тем ниже его доходы и возможности. Тут тоже не имеет особого значения социальная полезность его труда. Доход 30% населения (главным образом, жителей села) не превышает 43 рублей в месяц на человека; доход в семьях рабочих (27% населения) — 48 рублей в месяц на человека, что меньше официального прожиточного минимума (55—56 руб.).
Нельзя сказать, что сами власти довольны столь низким уровнем дохода. Рабочие и крестьяне — это классы, от которых зависит благополучие режима, и режим заинтересован в том, чтобы они и работали, и зарабатывали больше. Но тут возникает заколдованный круг: низкая производительность труда — низкая зарплата — низкая производительность... В советском фольклоре эта мысль выражена еще четче: «Они делают вид, что платят нам зарплату, а мы делаем вид, что работаем».
Власти, конечно, знают положение вещей, но вынуждены с ним мириться. Слишком шатко экономическое равновесие, слишком велик страх перед массами, которым нечего терять. Дело тут не только в конкретных фактах неподчинения начальству, но и в коммунистической идеологии, которая провозгласила, что обездоленный пролетариат (а рабочий класс в России сейчас беднее, чем до революции) и без363 земельное крестьянство (советское колхозное крестьянство практически лишено имущества) — основная сила революции. Коммунистический режим нашел выход: советским людям обеспечен элементарный минимум социальной защищенности. Каждому обеспечено рабочее место (гарантированное право на труд привело к созданию миллионов фиктивных рабочих мест), какая-то крыша над головой (6—7 кв. м. жилой площади на человека), квартирная плата смехотворно низка, многие услуги бесплатны. Вместе с тем скольконибудь существенного повышения жизненного уровня народным массам ждать не приходится — для этого нужны радикальные социальные и политические реформы, на что советское руководство пойти не может. В результате Советский Союз все больше отстает от темпов XX века.
В понятиях марксистской теории, страна созрела для революции: производственные отношения явно тормозят развитие производительных сил, а партократия создала себе могильщика в лице трудовых классов. Но революционной ситуации в СССР нет. И вряд ли можно предсказать, когда она наступит. Советское общество нельзя мерить обычными социальными стандартами. В Советском Союзе сейчас нет ни массовых арестов, ни широких репрессий. Но в нем господствует постоянное напряжение. Женщины задавлены тяжелой работой и хозяйством; дети — абсурдными школьными программами; мужчины — поиском добавочного заработка. Люди не живут, а ведут изнурительную борьбу за существование. И сама власть утратила стабильность, стала нервной и беспокойной. Ее преследует страх.
Безысходность усугубляется тем, что самые необходимые предметы — продукты питания и товары широкого потребления — нельзя просто купить в магазине. Приходится выстаивать в очередях или многократно переплачивать на черном рынке. Бесплатность и общедоступность медицинской помощи в СССР давно превратилась в миф. Советский человек вынужден платить (давать взятку) за то, чтобы попасть в больницу. Но и в самой больнице он должен докупать питание, оплачивать уход, приобретать на свои деньги лекарства. Немыслимо «просто так» получить и путевку в дом отдыха: «бесплатная» путевка стоит в два раза дороже ее номинальной стоимости...
В результате — С. о. ж. приобретает все более законченный криминальный облик: государство обкрадывает граждан, граждане обворовывают государство и друг друга. Уголовные нравы распространяются с преступников универсального типа (обычных для партократической среды) на тех, кто их обслуживает, и дальше — на типы предкриминальные, для которых нормальное социальное поведение сочетается с предрасположенностью к преступлениям при благоприятной ситуации. Впрочем, это характерно уже для всех слоев советского общества... Советские люди, ограбленные государством, не остаются в долгу. Но если «улов» трудящихся невелик — много ли можно украсть с завода или с колхозного поля? — то партийные воротилы и бизнесмены, имеющие доступ к государственным банкам, хранилищам, складам, ведут счет на миллионы.
Масштабы преступности в СССР огромны. Однако нелепо связывать их с какими-либо особенностями национального характера. Они коренятся в С. о. ж. Преступность в СССР можно рассматривать в двух аспектах. Во-первых, как следствие объективных причин, т. е. порождающих ее социальных явлений. Во-вторых, как следствие тлетворного влияния на общественную нравственность узаконенной преступности правящих кругов. В обоих случаях изначальную базу всеохватывающей преступности составляет система социальной мистификации: строительства коммунизма, преодоления различий между умственным и физическим трудом, между городом и деревней, и т. д. и т. п.
Единственным реальным благом в этом царстве фикций оказывается социальный статус и деньги: только они определяют положение человека и его престиж. Любое вертикальное продвижение в обществе — функция социального статуса. Статус открывает возможности приобретения не только количественных благ (денег, привилегий), но и самого качества жизни (престижа, власти). Дом, в котором человек живет, магазин, где он делает покупки, машина и многое другое зависят от того, где человек работает и какую должность занимает.
Официальная мораль рекомендует типовые пути достижения этих целей: учеба, послушание, труд. Трудись, внушает она, и ты достигнешь признания, известности, уважения. Однако того, кто поверит в эта методы достижения счастья, ждет горькое разочарование. Очень скоро он обнаруживает, что успех несравненно больше зависит от связей или происхождения. Разрыв между официальной нравственностью и жесткой реальностью порождает неверие в любые идеалы, лицемерие, цинизм. Так создаются условия, при которых законные, но неэффективные средства достижения жизненных целей вытесняются куда более действенными преступными. Средства оцениваются уже не по их нравственному потенциалу или соответствию закону, а исключительно по их результативности. Мошенничество, коррупция, воровство — весь набор формально запрещенных средств — становятся нормальным образом жизни.
В погоне за деньгами и властью люди переходят границы закона, не без основания полагая, что именно в запретной зоне их ждет успех, а вероятная выгода с лихвой окупит маловероятные неприятности. Все, что окружает советского человека — квартира, мебель, одежда, продукты, автомашина, даже гроб — добыто если не в нарушение закона, то в обход его. В системе государственно-монополистического коммунизма преступления становятся частью внутренней политики, ибо именно эта политика порождает преступность. В одних случаях власть служит предпосылкой коррупции, в других - коррупция выступает как средство приобретения власти.
Люди, вставшие на путь преступности, очень скоро убеждаются в том, что их методы не отличаются особой оригинальностью: именно эти методы приняты в коридорах власти. Повышая же преступным путем свой социальный статус, человек обеспечивает себе социальный иммунитет, который партия предоставляет «своим» преступникам.
ПРИМЕРЫ: «Противник идет на коварство и клевету, на шантаж и подкуп, пользуясь любой возможностью, чтобы малейшие наши просчеты, заблуждения и ошибки направить против советского образа жизни». («Литературная газета, 1 июля 1981, с. 3.) «Наша действительность дает богатейший материал для показа советского образа жизни, расцвета духовных сил народа, повышения благосостояния». («Правда», 21 декабря 1982, с. 1.) «Советский образ жизни - это реальное воплощение высоких духовных ценностей и идеалов социализма». («Агитатор», 1982, № 23, с. 35.)

Источник: Политология. Классики науки. Термины. Тесты. 2012 г.

Найдено научных статей по теме — 1

Читать PDF

Формирование здорового образа жизни советской молодежи в 1920-1930-е годы

Сахаров Василий Александрович, Сахарова Л. Г.
Статья посвящена анализу социально-педагогических аспектов проблемы формирования здорового образа жизни у молодежи в Советской России в 20-30-е годы ХХ века в русле государственной политики, а также в теории и практике отечественн