РУССКОЕ ПРАВО

Найдено 1 определение
РУССКОЕ ПРАВО
Уже первые древнерусские памятники письменности теснейшим образом связаны с правом. Так, в «Повести временных лет» представлена юридическая обрисовка формирования Русского государства, показаны основные юридические понятия того времени, с помощью которых становилась возможной практика внутри- и внешнегосударственных отношений. В «Повести», кроме событий, связанных с призванием на княжение Рюрика, Синеуса, Трувора (чрезвычайно типичных для ранних этапов истории практически всех государств Европы), содержатся интереснейшие сведения о договорах первых киевских князей — Олега, Игоря, Святослава — с Византией (907, 909, 911 гг.). Уже к началу X в. нашими предками был выработан необходимый юридический, терминологический аппарат для адекватного выражения сложнейшей ситуации международного права.. По свидетельству немецкого ученого И.Ф.Г. Эверса, мнение которого трудно признать пристрастным, т.к. он во многом разделял «норманнскую» концепцию Миллера, Байера, Шлецера и Карамзина, «Русская Правда» Ярослава Мудрого, сохраненная и переданная нам «Повестью», «есть самый древнейший законодательный памятник, каким только могут хвалиться новейшие народы. Сохранившийся в сей Летописи отечественный Закон, который носит на себе следы глубочайшей древности, вероятно, есть первый писанный Закон по основании Государства, — памятник, коему подобного не может представить никакое другое государство».
Вообще же, если сравнивать правовые отношения Западной Европы и России, то следует прежде всего отметить, что речь идет не об «отсталых», а преимущественно о несходных государственных и юридических формах. Мы не хуже и не лучше Запада — мы просто другие.
Всякое право состоит из права государственного, рассматривающего государство как некое целостное, единое образование в отношении его законов, властных институтов, территории и населения с его языком и культурой; права гражданского или частного, которое рассматривает взаимоотношения людей в их частной сфере. Сюда входят: право семейное, имущественное, сословное, наследственное. Наконец, третий вид — это право публичное, имеющее дело с отношениями индивида и государства. Это судопроизводство.
«Русская Правда» Ярослава Мудрого (XI в.), «Поучение Владимира Мономаха» (XII в.), разного рода указы, пожалования, договорные и духовные грамоты русских князей говорят о том, что при наличии всех трех элементов права особое развитие получило право частное, гражданское, в рамках которого и решались самые разные юридические проблемы, как связанные с собственностью, так и договорные отношения.
Уже начиная с XII в. все большее развитие получает публичное или судебно-процессуальное право. Особенно это заметно на примере памятников права Смоленского княжества, Великого Новгорода, Пскова. В разного рода договорах мы находим проработку вопросов, связанных с береговым правом, посольским правом, международным правом.
Судебник Ивана III (1497 г.) — это первый, по сути, законодательный документ объединенного после раздробленности Русского государства. Здесь уже налицо устойчивая юридическая традиция. В Судебнике 1550 г. продолжена кодификаторская работа, связанная с терминологическими и содержательными уточнениями, — налицо стремление к аподиктичности, т.е. устранению частных исключений из юридической практики. Очень интересны так называемые «Губные грамоты», в которых отражена детальная проработка проблем, связанных с местным самоуправлением, гражданским обществом. Соборное Уложение 1649 г. Алексея Михайловича — это первая русская кодификация, получившая санкцию всего русского народа и основанная не только на законах прежних русских государей, но и освященная христианской традицией Евангелия, учением Апостолов и Святых Отцов (как об этом и говорится в преамбуле).
Надо сказать, что созданием Судебников русская правовая мысль опередила западноевропейскую. Западная Европа еще в конце XV века не знала свода уголовных законов. Существовавшие в Англии многочисленные статуты, принятые в различное время, не были кодифицированы. Во Франции только в 1533 г. была осуществлена попытка создания единого законодательного акта, да и то он носил исключительно процессуальный характер («Ordonnanse criminelle»). Первый общегерманский свод законов («Каролина») появился лишь в 1532 г., то есть спустя 35 лет после принятия на Руси Судебника 1497 г. Не исключена возможность, что опыт кодификации русского права был учтен в процессе кодификации германского права, поскольку первым лицом, сообщившим Западу о существовании Судебника 1497 г., был посол германского императора Сигизмунд Герберштейн, автор известных «Записок о московитских делах», содержащих, мягко говоря, довольно тенденциозные и поверхностные сведения об «ужасных нравах московитов».
Новый этап развития уголовно-процессуального и государственного права начинается с «Военного устава Петра I». В 1721 г. Петр I принял титул Всероссийского императора и неограниченного монарха, а в 1722-м был издан указ о престолонаследии. Это — третья кардинальная перемена такого рода в России. Первая, основанная на частном праве, шла от Рюрика и носила название «бокового первородства». Это была «дедина» — наследование по степени близости к основателю рода. Московские князья вводят «отчину», отвоевывая верховную власть у князей тверских, — наследование по нисходящей линии от отца к сыну, внуку и т.д. Петр назначает себе преемника по собственному усмотрению, не ограничиваясь кровно-родственными связями. К сожалению, неясности в механизмах такого «усмотрения» привели к череде «гвардейских переворотов», бироновщине и т.п.
После Петра 1 наблюдается смягчение такой функции права, как
«устрашение», что проявляется сначала в устранении демонстрационной части наказаний и казней (публичные экзекуции на высоких эшафотах заимствованы, кстати, Петром из Европы). Елизавета Петровна в 1753 г. приостанавливает смертную казнь (за очень редким исключением). При Екатерине II продолжается кодификаторская работа, связанная с устранением многословия, прояснением сути законов. Своего апогея эта деятельность достигла при Александре 1. Так, усилиями М.М. Сперанского в кратчайшие сроки была совершена гигантская работа по составлению Полного Собрания, содержащего в себе исторический законодательный материал — 45 томов.
Глубокое осмысление политического государственного опыта России, мирового опыта, сложнейших проблем политики, государства и права (отношения государства и личности в гражданском обществе, проблема правового государства и права человека, политика и правосознание и т.д.) было предпринято представителями русского либерально-консервативного направления в естественном праве («государственная» школа: Б.Н. Чичерин, В.С. Соловьев, Л.И. Петражицкий, П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский, С.И. Гессен, кн. Е.Н. Трубецкой, Е.В. Спекторский и др.). В их работах — традиционное, свойственное истории русской мысли внимание к человеку, его внутреннему миру, решениям, убеждениям, надеждам, чаяниям, верованиям. Это направление, в котором особое внимание уделялось изучению традиционно-консервативных ценностей социально-политической жизни, неотъемлемым, неотчуждаемым правам человека и роли закона в его жизни; государству, как единому, но и ограниченному в своей власти законом, органу. Эти вопросы далеко не праздные: как показал социально-исторический опыт XX в., они носят даже не теоретико-философский, а скорее социально-прикладной характер. Это особенно ясно показал современный преемник русской политико-правовой традиции А.С. Панарин.
Установка на согласие, а не насилие, конфликт, поиск путей оптимальных решений, примирений определили отношение «государственной» школы к русскому историческому процессу и роли в нем государства. Историки и теоретики государственной школы права — С.М. Соловьев, Б.Н. Чичерин, К.Д. Кавелин, В.О. Ключевский, В.И. Сергеевич, А.Д. Градовский, М.Ф. Владимирский-Буданов, а также историки государственного права — Н.М. Коркунов, А.Н. Филиппов, В.Н. Латкин и др. — рассматривали государство как силу, стоящую над обществом, над классами и выражающую интересы всего общества. Понимание подобного рода специфики и определило особенности прикладных юридических и исторических исследований консервативно-либеральной направленности. Изучаются в первую очередь не «элитные», «классовые», «частные», «прогрессивнодемократические» или «аристократические» интересы, отношения. Стержнем русской истории вообще становится «государственное начало», утверждение которого потребовало, по мнению Б.Н. Чичерина, создания специального военно-служилого сословия, а его материальное обеспечение сделало необходимым закрепление других сословий с помощью крепостного права. Этот же тезис защищал К.Д. Кавелин, а С.М. Соловьев сделал упор на объективной исторической обусловленности и, если хотите, осознанном трагизме этой меры: «Прикрепление крестьян — это вопль отчаяния, испущенный государством, находящимся в безвыходном экономическом положении».
Демократические реформы 1860-х гг. заново привлекли внимание исследователей к развитию теоретического и социально-исторического анализа права, правовых отношений и институтов. Здесь следует упомянуть таких ученых, как А.Д. Градовский, С.А. Муромцев, Н.М. Коркунов, В.И. Сергеевич, В.Н. Латкин, А.Н. Филиппов, М.Ф. ВладимирскийБуданов, Б.Э. Нольде и др. Особый интерес в этом плане представляют взгляды русского историка-правоведа В.И. Сергеевича на общество и государство при решении им вопроса об источниках права в Древней Руси. Сергеевич интерпретирует отношения общества и государства как процесс закрепощения и раскрепощения сословий государством в интересах, главным образом, фиска — функционирования системы налогообложения и связанного с этим содержания армии и аппарата управления. М.М. Ковалевский решающее значение придавал исследованию возникновения и развития общественной солидарности людей, того, как в различные времена, в различных странах она получает новую основу — распределение функций, создающее все большую зависимость между членами общества. У историка Н.И. Кареева наиболее важным представляется неприятие им вообще всех однофакторных теорий исторического, социально-политического процесса. Резко критикуя исторический материализм, он видел его слабость в упрощенном понимании исторического процесса, сведении его лишь к экономической основе деятельности общества и связанным с ней классовым отношениям. Совершенно особое значение имеют взгляды М.Я. Острогорского — этого «классика» современной мировой обществоведческой науки, показавшего процесс превращения традиционной политической партии в консолидированную организацию, не имеющую никакой другой цели, кроме собственного роста. Основные положения позитивной программы Острогорского пользуются сейчас огромным успехом в мировой науке и политике. На место традиционных партий с жесткой бюрократической организацией должны быть, по мнению Острогорского, представлены свободные общественные ассоциации, движения, лиги и т.п., ставящие перед собой более конкретные и исполнимые задачи разного рода, причем участие в одной из них не должно исключать участие в других. Особого интереса заслуживает сегодня русская либерально-консервативная философия естественного права. Утверждается главенство закона (а не правителя или партии), его абсолютная и непреходящая самоценность, подотчетность ему всех и вся — подзаконность. При этом закон рассматривается не только с социально-политической, но и с нравственной, духовно-культурной точки зрения. Рассмотрение жизни человека как абсолютной ценности свойственно уже зачинателю русской либерально-консервативной философии. Речь идет о Б.Н. Чичерине (1826–1904). По мнению Н.И. Бердяева, Чичерин был «блестящим защитником теории естественного права, и новейшие идеалистические течения в философии права должны почтить его как самого главного своего предшественника». В.С. Соловьев называл Чичерина «самым многосторонне образованным и многознающим из всех русских, а может быть, и европейских ученых настоящего времени». В.С. Соловьев (1853–1900), несмотря на существенные отличия во взглядах от позиции Чичерина, тоже весьма видная фигура в политикоправовой мысли России. П.И. Новгородцев, например, считал его основателем русской традиции в философии права и без малейшего колебания причислял «к наиболее видным защитникам правовой идеи среди философов истекшего века». Подобно Чичерину, Соловьев полагал, что истинная функция закона заключается в том, чтобы определять пределы «негативной свободы» человека, а не принуждать людей помогать друг другу; что закон не должен быть связан с какими бы то ни было целями или же «общим благом». Особо следует отметить взгляды Л.И. Петражицкого (1867–1931)— главы так называемой Петербургской школы русского права. Он ищет существенные признаки права не в постановлениях законодателей, а в душе, психологии человека. Вместе с тем, эмпирический психологизм Петражицкого вызывал критические замечания со стороны русских мыслителей — как правоведов, так и философов. Особенно показательны в этом плане взгляды Павла Ивановича Новгородцева (1866–1924), одного из виднейших представителей русской философии и права, а также работы князей С.Н. Трубецкого и Е.Н. Трубецкого, Е.В. Спекторского, Б.Н. Чичерина. Б.А. Кистяковский (1868–1920), продолжатель естественно-правовой идеи, выходец из Украины, также оказал значительное влияние на русскую интеллектуальную историю социально-философских и правовых идей. Он не только тесно сотрудничал с партией П.И. Новгородцева — партией кадетов («Народной свободы»), но и был консультантом М. Вебера, когда тот писал свою капитальную работу «К состоянию буржуазной демократии в России». Идеи «правового социализма» после революции 1917 г. развивал Сергей Иосифович Гессен, который, как известно, принимал участие в подготовке и составлении «Декларации прав человека ООН» 1948 г. вместе с такими мыслителями, как М. Ганди, Т. де Шарден и Б. Кроче. Уместно напомнить слова М. Вебера, высказанные им в 1906 г. и посвященные политической жизни России. Говоря о земствах, М. Вебер пишет: «Их деятельность в крайне трудных условиях должна бы положить конец постоянно возобновляемым разговорам о «неспособности» русских к управлению в условиях свободы». Пора прислушаться к мнению классика социологии, правоведения и политологии.
Шамшурин В.И.

Источник: Политический словарь нашего времени.



Найдено научных статей по теме — 15

Читать PDF
0.00 байт

Русское православие сегодня

Владимир Николаевич Лексин
Русское православие – один из самых мифологизированных и трудных для научных исследований фрагментов общественной жизни современной России.
Читать PDF
0.00 байт

Русский баптизм и православие

Андрей Дудченко
Читать PDF
0.00 байт

Православие и русская культура

Красноярова Н. Г.
В статье рассматривается включенность православия в русскую культуру, обретение православием статуса культуры, опыт осмысления русской религиозной философией православия в русской культуре как живого православного «духа», наиболее
Читать PDF
0.00 байт

ВСЕЛЕНСКОЕ И РУССКОЕ ПРАВОСЛАВИЕ

Красиков Анатолий Андреевич
В статье анализируются последствия двух исторических событий 2016 года Гаванской встречи патриарха Московского с папой Римским и Всеправославного собора.
Читать PDF
0.00 байт

"русский мир": право на идентичность

Махинин Александр Николаевич
Статья посвящена анализу феномена «русского мира» в его культурно-пространственных границах в связи с правом на идентичность представителей русского мира.
Читать PDF
0.00 байт

Исихазм и русская православная икона

Кузнецова Ольга Николаевна
Данная статья посвящена проблеме влияния реализма (исихазма) на формирование художественного языка русской православной иконы.
Читать PDF
0.00 байт

Исихазм и русская православная икона

Кузнецова О. Н.
Данная статья посвящена проблеме влияния реализма (исихазма) на формирование художественного языка русской православной иконы.
Читать PDF
0.00 байт

Русская православная церковь в Египте

Беляков Владимир Владимирович
Российская диаспора появилась в Египте в конце XIX века. Однако по своей национальной принадлежности она была до 1920 года почти исключительно еврейской.
Читать PDF
0.00 байт

Традиции двоеверия в русском православии

Данилова Анна Ивановна
В статье рассматривается проблема распросранения христианства на Руси, формирование православия как национально сориентированного нового учения, а также показано влияние языческой культуры на православие.
Читать PDF
0.00 байт

РУССКИЙ МИР И ЕГО ПРАВОСЛАВНОЕ ОСНОВАНИЕ

Ксенофонтов Владимир Владимирович
В статье рассматривается специфика православия как генетического основания русского мира; характеризуется его содержание и эволюция, раскрывается проявление феномена в современной России и странах ближнего зарубежья.
Читать PDF
0.00 байт

К вопросу о реформе русского правописания

Д. И. Абрамович
Читать PDF
0.00 байт

Старчество в истории русского православия

Плахотская Е. В.
Рассматривается роль старчества в жизни русского человека и жизни российского общества, его влияние на представление о нравственности и вклад в укрепление национального единства на примере наиболее яркого его представителя Сергия
Читать PDF
0.00 байт

Китайское православие: русская перспектива

Поздняев Дионисий
Продолжающиеся существенные изменения в глобальной политике, свидетелями которых мы являемся сейчас, отчасти определяются течением религиозной жизни.
Читать PDF
0.00 байт

Русская православная икона как символ веры

Чэнь Шулин
В статье представлен обзор истории появления русской православной иконы. Иконопись является искусством изображения святых в христианстве. Официальная версия православия на Руси происходит из Византии.
Читать PDF
0.00 байт

Русское православие в современном обществе

Рязанова С. В.
Статья посвящена особенностям представлений о православном учении и культе в массовом сознании. Православие рассматривается не только как компонент отечественной культуры, но и как результат модернизации социального пространства.