ПАРИТЕТ ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЙ

Найдено 4 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [советское] [современное]

ПАРИТЕТ ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЙ
состояние примерного равенства военных и военно-технических возможностей сторон (государств и военных блоков).

Источник: Политический анализ. Учебное пособие.

ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ПАРИТЕТ
система международной безопасности, установившаяся после принятия советско-американского соглашения ПРО (1972).

Источник: Политический анализ. Учебное пособие.

ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ПАРИТЕТ
примерное равенство СССР и США, государств — участников Варшавского Договора и стран НАТО в области ядерных и др. видов вооружений. Частные диспропорции, связанные с неоднородностью вооружений и различной структурой вооруженных сил СССР и США, Варшавского Договора и НАТО, не нарушают общего военно-стратегического равновесия, поскольку в рамках общего баланса преимущества одной стороны по одним показателям уравновешиваются преимуществами др. стороны по др. показателям. В.с. п. предполагает комплексный учет всех элементов, составляющих стратегическое уравнение.
Существующий В.с. п. между СССР и США, Варшавским Договором и НАТО историческое завоевание стран социалистического содружества, необходимое условие международной безопасности. Поддержание В.с. п. гарантия предотвращения мировых войн.
СССР и др. государства — участники Варшавского Договора исходят из того, что в интересах укрепления всеобщего мира и безопасности давно назрела необходимость понизить уровень военного противостояния СССР и США, Варшавского Договора и НАТО на основе соблюдения принципа равенства и одинаковой безопасности сторон. Такой подход лежит в основе многочисленных предложений СССР и его союзников, направленных на ограничение гонки вооружений и разоружение.

Источник: Краткий политический словарь. 4-е изд. доп.-М. Политиздат 1987

Военно-стратегический паритет
состояние стратегического ядерного баланса между соперниками. Вопрос о В.-с.и. возник после Хиросимы и Нагасаки. В этот период стратегический диспаритет воспринимался прежде всего как американская атомная монополия. Ликвидация американской атомной монополии в 1949 г. не означала, однако, что СССР и США отныне равны в ядерной сфере. Колоссальное американское количественное и качественное превосходство как в ядерных боезарядах, так и в средствах их доставки сохранялось еще на протяжении следующих 20 лет. Москва, с одной стороны, тщательно маскировала свои слабости в стратегической сфере, а с другой – всемерно пропагандировала свои немногие достижения, например запуск первого в мире искусственного спутника Земли, а также другие успехи Советского Союза в развитии ракетной техники и освоении космического пространства на рубеже 1950–1960-х годов.
Однако если на протяжении первого десятилетия ядерной гонки советская сторона умудрялась искусно маскировать свои слабости в стратегической сфере и, наоборот, выпячивать свои отдельные достижения, то после появления на вооружении американской разведки высотных самолетов-разведчиков типа У-2 и особенно спутников – шпионов американское военное и политическое руководство получило, наконец, ясную картину действительного положения дел в сфере гонки стратегических вооружений.
При этом на рубеже 1950–1960-х годов советские усилия в области разработки и производства стратегических носителей столкнулись с серьезными трудностями. Первые советские межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) – Р-7, Р-16, Р-9 – не отличались надежностью и были крайне сложны в эксплуатации.
С серьезными трудностями столкнулась Москва и в развитии морского звена своей стратегической триады в начале 1960-х годов.
Попытки тогдашнего советского руководства изменить неблагоприятное для него соотношение стратегических сил за счет одномоментных волевых решений – вроде испытания сверхмощной водородной бомбы в октябре 1961 г. или размещения советских ракет на Кубе в 1962 г. – не принесли ожидаемых результатов: Америка продолжала лидировать в гонке стратегических ядерных вооружений.
Для достижения стратегического паритета Советскому Союзу пришлось приложить поистине титанические усилия по количественному наращиванию и качественному совершенствованию своих ядерных вооружений межконтинентальной дальности.
Качественное совершенствование советских стратегических ракетных систем во второй половине 1960-х годов стало неприятным сюрпризом для Вашингтона. Полной неожиданностью для американской стороны стало и то, что эти новые советские ракетные комплексы развертывались неслыханными прежде темпами. Например, по данным американской разведки, в 1965 г. было развернуто 12 МБР типа Р-36. В следующем году их было уже 30, в 1967 г. – 108, а в 1970 г. общее количество этих мощнейших ракетных комплексов составило 252.
Еще более высокими темпами шло развертывание ракеты РС-10. В 1966 г. было поставлено на боевое дежурство 90 таких ракет, в 1967 г. – уже 380, в 1969 г. их число достигло 600, а в 1970 г. – 840.
Несколько медленнее шло развертывание ракет РС-12 – к 1971 г. в ракетных шахтах было размещено всего 60 МБР данного класса.
Таким образом, в 1970 г. в СССР была развернута 1361 ракета межконтинентальной дальности против 1054 в США.
Одновременно советская сторона прилагала огромные усилия для создания подводного атомного ракетоносного флота. К концу 1968 г. удалось преодолеть многочисленные технологические трудности, стоявшие на пути создания атомных подводных лодок с баллистическими ракетами на борту (ПЛАРБ). В 1968 г. на вооружение советского ВМФ начали поступать ПЛАРБ второго поколения класса Jankee I («Навага»). Всего к 1971 г. в строю находилось 14 таких подводных ракетоносцев. Это была первая современная атомная подлодка советского флота. В 1969–1971 гг. началось непрерывное боевое патрулирование советских ПЛАРБ в Атлантическом и Тихом океанах.
Правда, несмотря на внушительный рост советских стратегических арсеналов во второй половине 1960-х годов, Соединенные Штаты продолжали сохранять некоторые количественные и качественные преимущества в ядерной гонке: у них было больше стратегических боеголовок, многие американские стратегические системы были технически совершеннее советских аналогов, наконец, Америка обладала таким существенным геостратегическим преимуществом над СССР, как наличие средств передового базирования. Но тем не менее к концу этого десятилетия изменилось главное: Соединенные Штаты утратили способность выиграть термоядерную войну против СССР. Отныне (при любом сценарии ядерного конфликта) Советский Союз был в состоянии причинить Соединенным Штатам неприемлемый ущерб. По американским оценкам, если бы ядерный конфликт между СССР и США разразился в конце 1960-х годов, в результате ответного советского удара погибло бы до 100 млн американцев.
В дальнейшем все попытки американской стороны вырваться вперед в ядерной гонке за счет таких технологических новшеств, как МБР с разделяющейся головной частью, крылатые ракеты (КР) и др., не позволяли, однако, выйти за рамки стратегического паритета. Подписанный между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки в Праге в апреле 2010 г. Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) предусматривает, что через семь лет после вступления его в силу каждая из сверхдержав будет иметь на вооружении по 1550 развернутых термоядерных боезарядов и 700 стратегических носителей. Таким образом, этот Договор фиксирует состояние стратегического паритета между двумя ядерными сверхдержавами. (В. И. Батюк)

Источник: Философия политики и права. 100 основных понятий. Словарь. Учебное пособие.