НАРОДНЫЕ ИЗБРАННИКИ

Найдено 1 определение
НАРОДНЫЕ ИЗБРАННИКИ
представители партократии, охраняющие ее интересы в верховных и местных советах — выборных органах власти СССР. В отличие от семантически близкого ему «депутаты» , словосочетание Н. и. носит оценочный характер, что проявляется в обеих его частях. Первое слово призвано подчеркнуть народовластие в советском государстве, общенациональную направленность деятельности депутатов. Второе — создает видимость существования в СССР демократического режима, равенства людей перед законом, свободы выбора.
В действительности Н. и. не выбираются и не обладают ни реальной властью, ни правом контроля за деятельностью государственных организаций. Со времени принятия первой советской конституции депутаты в СССР допускаются к обсуждению лишь второстепенных вопросов и непременно — с разрешения партии. Не было ни одного случая, когда Верховный Совет отклонил бы законопроект или хотя бы вернул его на доработку. Это, разумеется, отнюдь не свидетельствует о совершенстве издаваемых законов; многие из них позднее признавались ошибочными и отменялись, но не по предложению Н. и., а в соответствии с волей партийного аппарата.
Ленин считал советы наилучшей формой народной власти. Тут он расходился с Марксом, видевшим прообраз будущего государства в парламентской республике. Не случайно Ленин определял социализм, как диктатуру пролетариата плюс советская власть. Позднее это определение видоизменилось: «социализм есть советская власть плюс электрификация всей страны». Так или иначе, но формула «власти советов» оставалась практически неизменной, и в 20-х годах была включена в программы других коммунистических партий. С тех пор советы как исполнительные органы власти прошли в СССР сложную эволюцию. Исчезла, например, такая важная их особенность, как представительство по производственному принципу, ликвидирована связь между местными и верховными советами, многоступенчатые выборы заменены прямыми. В результате советы превратились в формальный придаток партийной машины. Когда Н. и. избирались только в местные советы, а уже те в свою очередь избирали депутатов в верховные советы, выборы проводились на предприятиях и в учреждениях, и существовала какая-то возможность обсуждения и оценки кандидатур. При прямых выборах население больше не выбирает: партийные комитеты предлагают лишь одного кандидата. Исчезла и ответственность Н. и. перед избирателями — они отчитываются перед партийными комитетами, которые их выдвигают.
Утратив свою первоначальную специфику, советы не приобрели взамен тех качеств, которые присущи парламентским формам управления. В результате популярность советов в качестве представительных органов упала не только в СССР, но и за рубежом: рабочие партии стали избегать лозунга «власть — советам» в своих политических программах. Выдвижение (вернее, подбор) кандидатов в советы осуществляется в СССР в полном соответствии с социальной иерархией общества. Каждая более или менее значительная должность имеет свое эквивалентное депутатское выражение: ответственные сотрудники районного масштаба выбираются в районные советы, городского — в городские. В верховные советы посылается элита — заведующие отделами и секретари ЦК, министры, крупные военачальники, руководители государственных комитетов, президенты академий и руководители творческих союзов. И конечно же, на всех уровнях пирамиды советов в них представлены статисты — советские трудящиеся, призванные демонстрировать рабоче-крестьянскую природу советской власти. Их единственная реальная роль — единодушно штамповать директивы партии и решения правительства. А для того, чтобы у депутатов не возникло ощущения общественной неполноценности, недостатка власти (точнее, полного ее отсутствия), им полагаются щедрые привилегии.
Депутаты верховных советов — в дополнение к зарплате по месту работы — получают солидное (конечно, по советским понятиям) денежное вознаграждение; в период сессий они бесплатно пользуются транспортом; к их услугам недоступные народу правительственные магазины; им гарантированы льготы при пользовании санаториями и домами отдыха; их обслуживают врачи кремлевских и иных привилегированных больниц. Конечно, объем и качество привилегий Н. и. снижаются с падением уровня совета. Но какое-то количество благ перепадает даже депутатам районных советов, что в условиях советского общества, где постоянно чего-то не хватает, чрезвычайно важно.
Наконец, депутатство дает право на существенный в советской системе символ социального отличия и престижа — депутатский значок. На нем изображен государственный флаг (существует целая градация значков — в зависимости от того, какой совет данный Н. и. представляет). Суть общественной значимости значка — флага под красной эмалью - станет понятна, если учесть, что он конкретно и зримо обозначает место человека на социальной лестнице и обеспечивает его обладателю определенные возможности. Одному он дает право на получение квартиры, другому — позволяет без очереди пробиться в ресторан или приобрести билет в театр. Социальное неравенство в советском обществе настолько глубоко, что человек, лишенный внешних атрибутов своего положения (значков, служебных удостоверений и пр.), лишен и индивидуальности — его не спасают ни ум, ни знания, ни образование. Одаривая депутатов значками, партийный аппарат программирует необходимый ему стереотип поведения Н. и.
Что касается советского избирателя, то он получает бюллетень, где напечатано: «Оставьте одного депутата, за которого вы голосуете, остальных — вычеркните». Поскольку в бюллетене указано одно имя, ясно, что функции избирателя сводятся к опусканию этой бумажки в ящик... Даже если первоначально выдвинута «вторая» кандидатура, то это непременно член или кандидат в члены Политбюро, баллотирующийся в десятках избирательных округов. Делается это с единственной целью — подчеркнуть его «огромные заслуги» перед обществом, всенародную любовь к нему. К моменту выборов, однако, советские руководители благодарят народ «за доверие» и великодушно отказываются баллотироваться во всех округах, кроме одного. Таким образом, в бюллетене фигурирует одна кандидатура. Поэтому избиратель, направляющийся в кабину для голосования под настороженно-подозрительными взглядами членов избирательной комиссии, понимает, что вывод они могут сделать только один: он собирается вычеркнуть из списка этого единственного кандидата. Опасаясь последствий, советский человек спешит продемонстрировать свою благонадежность и бросает бюллетень в ближайшую урну, не заглядывая в него и часто не зная даже имени кандидата.
Не проявляют особого интереса ко всей этой процедуре и сами кандидаты. Зная, что их кандидатура выдвинута и поддержана партийным комитетом, они не сомневаются, что будут избраны. Таким образом, выборы одинаково бессмысленны и для тех, кто их организует, и для будущих Н. и., и для избирателей. Тем не менее на проведение избирательных кампаний затрачиваются огромные средства.
Советский Союз — государство, где не действительность определяет идеологию, а идеология — действительность. В частности, данью идеологии является и механизм выборов — давно изживший себя в советском государстве реквизит демократии. Главный порок идеи и системы советов — в однопартийном характере советского режима. Только политический плюрализм (в частности, наличие оппозиции) дает обществу социальную альтернативу — в том числе альтернативных депутатов и возможность заставить правящую партию (при известных условиях и коммунистическую) проводить политику, учитывающую запросы и потребности народа. Естественно, в этом гипотетическом случае речь идет не о восстановлении форм советской власти, существовавших при Ленине, а о принципиальном изменении большевистской системы. В этом случае советы необходимо было бы превратить в постоянно действующие органы власти, лишь на короткое время прекращающие свою работу для встречи депутатов с избирателями. Коренным образом следовало бы изменить и порядок выдвижения депутатов — он должен быть гласным, публичным и демократичным. Только тогда советы стали бы действительно представительным органом, и советских депутатов можно было бы рассматривать как народных избранников. Ясно, что все это возможно лишь вне рамок коммунистического режима. В существующих же советах (и прежде всего в верховных) значительное число депутатов — руководящие партийные и государственные чиновники, чья власть основана не на их депутатских правах и полномочиях, а исключительно на их положении.
В первые десятилетия коммунистической власти еще делались попытки привлечь население к выборам красочно оформленными избирательными участками, бесплатными закусками и т. п.; позднее с инертностью населения боролись, рассылая агитаторов с избирательными урнами по домам. Наконец, мудро рассудили: пусть голосует, кто хочет, в отчете все равно будут указаны заранее известные цифры: 99,9% голосующих и одобряющих. Так Н. и. стали выбирать не только не из народа, но и без народа.
ПРИМЕРЫ: «Алексей Стаханов и Мария Демченко, Александр Покрышкин и Иван Кожедуб, Иван Папанин и Юрий Гагарин, а также многие другие замечательные люди страны Советов были удостоены высокой чести народных избранников». («Агитатор», 1983, № 20, с. 26.) «0 том, как выполнялись наказы, о работе народного избранника рассказывает депутат Верховного Совета СССР Наталья Анатольевна Стенина». («Комсомольская правда», 14 февраля 1984, с. 4.)

Источник: Политология. Классики науки. Термины. Тесты. 2012 г.

|