НАЛОГОВАЯ АМНИСТИЯ

Найдено 2 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [современное]

НАЛОГОВАЯ АМНИСТИЯ
калька с англ «tax amtesty» — освобождение от преследования владельцев денежных средств (капитала), незаконно переведенных за рубеж или укрытых от учета и налогообложения внутри страны. Предусматривает возможность легализации таких денежных средств (капиталов) в случае, если их происхождение не носило явно криминального характера и при условии уплаты налогов (как правило по ставкам ниже существующих, иногда просто символических). Целью налоговой амнистии провозглашается приток в экономику капиталов (легализация). Часто в качестве примеров удачной амнистии приводятся подобные мероприятия в Италии, Казахстане. Предложения провести налоговую амнистию появляются регулярно. В СМИ термин впервые появился в Российской газете 17 сентября 1993 г. в статье, посвященной инициативам Министерства финансов.
Юрьев день продлится для неплательщиков один месяц. Указ президента «О проведении налоговой амнистии в 1993 году», поступивший вчера в официальную рассылку, стал беспрецедентным актом в российской законодательной практике. Этот документ предоставляет возможность предпринимателям, сокрывшим свои доходы, до 30 ноября 1993 года «явиться с повинной». В этом случае они будут освобождены от уплаты каких бы то ни было штрафных санкций.
(«Коммерсантъ-Daily» (Москва). 29.10.1993).
С начала будущего года россияне получат возможность приобретать дорогостоящие вещи без опасения вызвать интерес со стороны налоговиков. Предложение оставить финансы сограждан в покое поступило от Минэкономразвития, Минфина и МНС: контроль за расходами физических лиц, введенный в 1999 году, оказался чрезвычайно неэффективным. За это время каждое сообщение регистрирующих организаций о покупке недвижимости, машин, акций, культурных ценностей или золота в слитках дало государству менее одного рубля дополнительных сборов. Этот отрадный факт не означает налоговую амнистию — у органов есть другие источники информации, которые позволят привлечь к ответственности крупных налогонеплательщиков.
(«Карьера» (Москва). 10.04.2003).
См. также: Амнистия капиталов.

Источник: Словарь современного жаргона российских политиков и журналистов

Налоговая амнистия
Налоговая амнистия физических лиц направлена на стимулирование инвестиций в российскую экономику и призвана вовлечь в легальный оборот значительные финансовые средства, выведенные за рубеж либо укрытые от налогообложения другими способами. При удачном исполнении она способна придать новый импульс замедлившимся в 2003-2005 гг. процессам выхода российской экономики из тени, а заодно — хотя бы отчасти скомпенсировать непрекращающееся бегство капитала из нашей страны.
Даст ли эффект намеченная амнистия? Ведь ее результат зависит не только от того, какими именно юридическими и финансовыми условиями будет сопровождаться легализация капитала, но и от того, насколько частные инвесторы, население в целом доверяют властям, верят в безотзывность и окончательность предлагаемой амнистии. По данным опросов, о намерениях правительства общество информировано лишь в незначительной степени. Знают об амнистии все, что им нужно, на их взгляд, лишь 10% респондентов. Еще около трети что-то слышали, но совершенно не представляют себе подробностей этого мероприятия. Среди лиц, занимающихся частным предпринимательством, и высокодоходных групп населения доля осведомленных о порядке «перехода к честной жизни» заметно выше — 24% и 17% соответственно.
Но проживают эти люди в основном в Москве и Санкт-Петербурге.
Для остальных же планы государства пока остаются загадкой или вовсе не представляют интереса.
Какие цели, по мнению россиян, преследует задуманная налоговая амнистия? Для 34% орошенных речь идет о чисто фискальных целях — МЭРТ и Минфин стремятся пополнить и без того профицитный бюджет. Только пятая часть граждан надеется, что амнистия действительно поможет вернуть деньги российских бизнесменов из-за рубежа. Столько же опрошенных являются сторонниками «социальной» функции этого мероприятия — восстановить налоговую «справедливость» в отношении прошлого и нормализовать социальный климат. Еще 9% видят во всем рекламный трюк власти, а 10% — хитрую уловку, призванную определить круг лиц, в отношении которых впоследствии можно будет применять финансовые и юридические санкции.
Подавляющее большинство пока рассматривает налоговую амнистию как очередную фискальную акцию, предпринимаемую государством исключительно в собственных целях. Не случайны и опасения бизнесменов — среди них 35% не доверяют намерениям государства, считая, что акция превратится в пиар-кампанию, под вывеской которой будут выявлять жертв для новых налоговых претензий. Впрочем, около 30% все же надеются, что амнистия поможет формированию более здорового и честного морального климата в нашей экономике и обществе. Об этом говорят прежде всего те, кто сегодня достаточно прочно стоит на ногах и заинтересован в консолидации общества. Это активная прослойка в возрасте 25–44 лет с уровнем доходов чуть выше среднего, в том числе жители мегаполисов.
Однозначного мнения о результативности будущей амнистии у людей пока не сложилось. Это связано, очевидно, не только с низкой информированностью населения об ее условиях, но и с традиционным почти всеобщим недоверием к власти вообще и правительству в частности. Прогнозы разделились почти поровну — 34% верят в то, что амнистия принесет намеченные плоды, 33% смотрят на ее последствия скорее пессимистически. Среди тех, кто оценивает свое материальное положение как хорошее и принадлежит к высокодоходным группам, число оптимистов значительно выше — 42–48%. Наибольшими скептиками выступают две полярные группы — с одной стороны, социально уязвимые слои населения, а с другой, сами частные предприниматели (41% из них скорее не ждет положительного результата).
Таким образом, амнистия как один из путей восстановления морального климата в экономических отношениях между фискальными «ловцами человеков» и теми, кого они, собственно, ловят, пока для россиян выглядит неубедительно. Примириться с теми, кто наконец «заплатил налоги и хочет жить спокойно», выдать им моральную индульгенцию за неправедно нажитые капиталы малообеспеченные россияне не готовы. Сами же предприниматели боятся «попасть на удочку» правительства, опасаясь одновременно и чрезмерно тягостных условий амнистии, и возможных в будущем фискальных репрессий в адрес тех, кто сегодня «деятельно раскаялся». Наконец, обессмысливает амнистию неясность того, на что бюджет будет тратить полученные в результате легализации дополнительные финансовые средства. Пока власть ведет себя как скупой рыцарь, народ будет относиться к налогам по принципу «что в казну попало — то для нас пропало».
Озвученный весной этого года президентом Путиным проект налоговой амнистии пробуксовывает в правительстве, застряв на стадии согласований. Вероятно, одной из причин такой задержки является боязнь чиновников провалить поручение главы государства, не обеспечив ожидаемого финансового и политического эффекта от этой акции. Формирование оптимальных условий для амнистии действительно необходимо, но их перечень ни в коем случае не исчерпывается сугубо юридическими, налоговыми и финансовыми деталями. Не менее, а может быть, и более важным для успеха амнистии является создание атмосферы доверия населения к финансовым властям. Такое доверие не возникнет без широкой и доходчивой разъяснительной кампании, без согласованной информационной политики, без явного консенсуса всех ветвей и органов власти (включая, что принципиально, правоохранительные!) по вопросу об окончательности и бесповоротности амнистии, невозможности пересмотра задним числом ее условий. Очень важно также обеспечить целевой характер использования полученных средств, направив их на финансирование одной из понятных и поддерживаемых избирателями правительственных программ. Без создания атмосферы доверия к решениям властей амнистия, скорее всего, обречена.
Судя по сегодняшним общественным настроениям, ею не воспользуется ни горстка держателей оффшоров, ни куда более многочисленные хранители кубышек.
Д. В. Поликанов Наркомания Угроза наркотизации, наряду с опасениями в отношении алкоголизма, является сегодня «проблемой №1» для россиян. Она вызывает тревогу у 62% граждан, обгоняя по значимости такие явления, как рост цен на товары и услуги, низкий уровень жизни населения и возможности новых террористических актов. Судя по данным опросов, все основания для такого беспокойства существуют — сегодня каждый десятый россиянин признает, что среди его близких и знакомых есть люди, употребляющие наркотики; еще 12% полагают, что наркоманы в их кругу могут быть, но они точно об этом не знают. Тревожным индикатором служит то, что в молодежной группе — 18–24-года — наркоманов в своем окружении обнаруживают 18% опрошенных.
Поток информации о наркотиках и наркомании не только раскрывает перед людьми всю глубину и серьезность проблемы, но имеет и обратную сторону — становится проще найти сведения о том, как наркотики изготовить, где их приобрести, как употреблять. А с помощью Интернета можно войти в контакт с продавцами, курьерами и договориться о покупке товара. Кроме того, постоянное присутствие темы в медийном пространстве делает ее привычной и не столь пугающей. В результате, среди молодежи — главного объекта и потребителя подобной информации — практически каждый десятый не считает употребление наркотиков чем-то предосудительным, полагая, что это — частное дело каждого.
В целом среди населения «частный» характер наркомании признают 7%, тогда как наибольшее распространение имеет точка зрения, что употребление наркотиков это болезнь, и ее жерт вам нужна прежде всего медицинская помощь (так думают 38% россиян). Есть понимание наркомании как социальной проблемы, когда в «лечении» нуждается не столько конкретный человек, сколько само общество, в котором он живет (30%). Число тех, кто придерживается «медицинской» версии в отношения наркомании, растет (с 29 до 38% за год), а «социальной», напротив, падает (с 37 до 30%). Она воспринимается как болезнь, подлежащая врачебному вмешательству, прежде всего молодежью (44% по сравнению с 34% в старших возрастах), тогда как ее социальный характер чаще подчеркивается людьми среднего и старшего возраста (30-33% по сравнению с 25% среди молодежи).
На фоне сравнительно терпимого и взвешенного отношения к проблеме своей численной стабильностью выделяется группа россиян, полагающих, что наркоманы — это опасные люди, и их следует изолировать от общества. Этой точки зрения сейчас придерживается каждый четвертый (26% в 2004 и 25% в 2005 г.).
Столь радикальные настроения распространены прежде всего среди представителей старших поколений (31%). Нетерпимы к наркоманам жители средних и малых городских поселений, а также сел — среди них о необходимости изоляции наркоманов заявляют 25–30%, тогда как в крупных городах и мегаполисах заметно реже (16–18%).
img src="/upload/content/1561661565_14_files/image53.png" width="434" height="219" alt="" style="border-width:0px;"
 С точки зрения того, насколько в принципе допустимо либо недопустимо употребление наркотиков, подавляющее большинство россиян — 92% — оказались единодушны, полагая, что это не имеет оправдания. Лишь 5% считают это иногда допустимым, и 2% относятся к этому снисходительно. Молодежь относится к употреблению наркотиков немногим более терпимо, чем представители старших возрастных групп. Среди опрошенных моложе 35 лет 10–11% считают это допустимым или требующим снисхождения, в группах старше 35 лет такой позиции придерживаются вдвое меньше опрошенных — 4–6%.
img src="/upload/content/1561661565_14_files/image54.png" width="435" height="169" alt="" style="border-width:0px;"
 В целом негативное отношение россиян к наркомании обусловливает неприятие популярной ныне в некоторых зарубежных странах идеи, что «мягкие» наркотики не представляют опасности для здоровья людей, — а значит, их можно свободно продавать и употреблять, подобно табаку и алкоголю. Исследования свидетельствуют, что лишь 9% россиян склонны согласиться с этим тезисом, тогда как подавляющее большинство — 85% — скорее выступают против. Тем не менее то обстоятельство, что почти каждый десятый готов сегодня открыть дверь новому «веянию современности» и впустить наркотики на аптечные прилавки для широкой продажи, представляется весьма тревожным фактом.
Н. Н. Седова

Источник: Словарь политических терминов.

|