Иудео-христианство

Найдено 1 определение
Иудео-христианство
Совокупное мировоззрение, свойственное иудаизму и христианству, но которому христианство придало высшую форму, действуя сначала как религия, а потом, начиная с нового времени, — как идеология. Внедрение иудео-христианства было привнесением инородного начала в пантеистическую и политеистическую Европу. Отсюда постоянная культурная и духовная шизофрения: с одной стороны, христианское эгалитарное и универсалистское сознание, с другой — языческое партикуляристское. Научное мышление развивалось вопреки иудео-христианскому духу, в традициях язычества, зато политические идеологии (эгалитарные, космополитические, прогрессистские и индивидуалистические) скорее следовали шаблону иудео-христианского менталитета. Марксистские постулаты, например, которые продолжают объединять левых (даже после конца исторического коммунизма) — светский вариант иудео-христианского учения о спасении. Равным образом американская гегемония, американское «гуманитарное» вмешательство и американская торгашеская модель общества прямо восходят к иудео-христианству в его протестантском варианте. Важно отметить, также, что иудаизм (который избежал внесённого Павлом в христианство раскола) никогда не был ни универсалистским, ни космополитическим, поскольку общинный императив «богоизбранного народа» всегда превалировал над любыми другими духовными течениями. Традиционный католицизм, выработанный в Средние века, знаменовал собой акклиматизацию, своего рода «объязычивание» иудео-христианства; он был частью европейских традиций, но не сумел сохранить свою монополию.
В самом деле: в искусстве, философии, образе мыслей и народных образах язычество повсюду оставалось живым. Нельзя сравнивать христианизацию Европы с нынешнем вторжением ислама. Христианство было выработано самими европейцами на базе их источников, тогда как ислам, который должен рассматриваться как ещё большая угроза, чем американизация, навязывает себя в целом, исключая какую бы то ни было акклиматизацию, как мировоззрение и концепцию общества, радикально противоположные и враждебные менталитету и традициям европейцев. Христианство II Ватиканского собора, возврат к библейским источникам первоначального христианства, представляет собой разрыв со священным языческо-христианским компромиссом. Открывается путь к профанации религиозных догм христианства, политизации его духовных принципов, и это приводит к краху католической религиозной практики. В самом деле, отказавшись от своего священного языка, латыни (в то время как ислам никогда не отказывался от классического арабского), вняв сиренам «современности», неохристианство, рождённое на II Ватиканском соборе (это одновременно и палеохристианство, возврат к ультраэгалитарным истокам первоначальной церкви), отказалось от традиции, исходившей от подсознательной энергии предков, и впало в чистый морализм, как показывают творения современных католических теологов. Современные церкви похожи на почтовые конторы и не имеют больше ничего общего с кафедральными соборами. Речи официальных прелатов ничем не отличаются от речей профсоюзных деятелей. Забыв свою языческую сакральность, убрав культ святых и Девы Марии, официальное неохристианство II Ватиканского собора разрушило своё религиозное измерение и утвердило себя в качестве идеологии, объективно враждебной судьбе европейских народов. Напрашивается сравнение с первоначальным христианством, которое было противником римского патриотизма до своего «осовременивания» в IV веке. Доказательства: «экуменическая» терпимость официальной церкви к агрессии ислама, систематическое скатывание прелатов на неотроцкистские позиции, их постоянная склонность к этномазохизму и их общая ориентация на политически корректный класс интеллектуалов и работников СМИ: все они объединяются вокруг лицемерных догм религии прав человека. На Востоке Православная церковь, в меньшей степени прислушивается к пению тех же сирен. Официальная католическая церковь идет к своему самоубийству, но она не увлечёт за собой на смерть настоящую душу европейских народов. Почему? Потому что католическая церковь после II Ватиканского собора отрезала себя от народной сакральности и от подлинных подсознательных импульсов европейских народов. Операции в стиле «маркетинга» (вроде Всемирных дней молодёжи) ничего не изменят. Эта Церковь обречена стать лишь одной из сект среди прочих, что хорошо видно по массовому отходу от неё.
Что же должны делать те, в ком жив дух сопротивления? Ответ таков: явно возможен исторический компромисс между теми, кто называет себя истинными язычниками, и теми католиками и православными, которые продолжают придерживаться традиционного европейского христианства, потому что никакое сопротивление нынешний агрессии невозможно без помощи того, что мы называем, за неимением лучшего термина, «языческой душой», духом Аполлона и Диониса, двух непобедимых и взаимосвязанных божеств. Пьер Виаль пишет: «Европа, как-никак, жила 2000 лет с христианством, и этого никогда нельзя забывать, это никогда нельзя затушёвывать. Это часть нашего наследия, и его надо принимать, как и все прочие части общего наследия, и те, что нравятся, и те, что нравятся не очень» (из книги «Одна земля, один народ»). Иными словами, настоящий язычник всегда будет выступать против превращения церкви в мечеть, а часовни — в минарет, тогда как прелат официальной церкви будет с этим согласен... Что и требовалось доказать. (См. «Язычество»).

Источник: Регионоведение (Юг России краткий тематический словарь). 2004 г.

|