Государственный комитет по чрезвычайному положению

Найдено 1 определение
Государственный комитет по чрезвычайному положению
(ГКЧП) Один из кульминационных моментов истории страны в ХХ в. — события августа 1991 г. Сегодня, вспоминая три августовских дня 1991 г., россияне часто стесняются своих тогдашних эмоций, предпочитая либо не вспоминать события тех дней, либо исходить из уже сегодняшних оценок и восприятий. Это, в частности, подтверждается результатами исследования, проведенного ВЦИОМ в годовщину трагических событий августа 1991 г. Как и 3 года назад, 15% респондентов отмечают, что в августе 1991 г. их симпатии были на стороне ГКЧП. Число тех, кто, по их воспоминаниям, отдавал предпочтение Б. Ельцину и другим противникам путча, возросло с 21 до 27%. Доля указывающих, что в то время не успели разобраться в ситуации, осталась без изменений — 40%. Избиратели «Единой России» и ЛДПР признают, что в 1991 г. они симпатизировали скорее Б. Ельцину, сторонники КПРФ — скорее ГКЧП, симпатии избирателей «Родины» разделились тогда почти поровну, с некоторым креном в сторону путчистов. Впрочем, как показывает практика, многие россияне склонны «задним числом» пересматривать свои оценки, учитывая последовавшее разочарование в идеях «августовской революции» и личности Б. Ельцина. Ведь в те дни голоса сторонников ГКЧП были практически не слышны, а популярность Б. Ельцина превышала отметку в 70% — так высоко было число одобрявших его политику.
img src="/upload/content/1561661565_14_files/image12.png" width="437" height="165" alt="" style="border-width:0px;"
 В гипотетической ситуации, если бы сейчас вернуться в те августовские дни, 18% отдали бы предпочтение ГКЧП, 13% — Б. Ельцину. Год назад симпатии распределились бы между обеими сторонами примерно поровну (13 и 12%). И в 2004 г., и сейчас более трети респондентов (38–39%) отмечают, что обе стороны не вызывают у них положительных эмоций, 17–19% все еще не сумели разобраться в ситуации. Это означает, что за прошедшие годы россияне скорее укрепились во мнении «чума на оба ваши дома», т.е. разочарование в политике «демократов» и Б. Ельцина не привело их к идее правоты тогдашних «путчистов».
Симпатии избирателей КПРФ в гипотетической ситуации, как и в реальной, чаще на стороне ГКЧП, причем это распределение предпочтений стало еще более ярко выраженным (47% за ГКЧП и 15% против). Избиратели «Родины», в отличие от реальной ситуации, заметно чаще симпатизировали Г. Янаеву и его соратникам (35 и 12%). Среди избирателей «Единой России» доли сторонников и противников ГКЧП сравнялись бы (по 15%), хотя еще год назад электорат этой партии был бы скорее за Б. Ельцина. Избиратели ЛДПР отдали бы симпатии ГКЧП. За прошедшие 3 года принципиальных изменений в оценках событий августа 1991 г. не произошло. Почти половина опрошенных (45–47%) тогда и сейчас рассматривают эти события скорее как эпизод борьбы за власть между разными группами в высшем руководстве страны. Доля тех, кто считает эти события трагедией, имевшей гибельные последствия для страны и народа, по-прежнему выше числа тех, кто оценивает их как победу демократии, покончившей с властью КПСС. Процент респондентов, для кого случившееся в августе — трагедия, возрос за три года с 25 до 32%. Доля тех, для кого это победа демократии, осталась примерно на том же уровне (8 и 11%).
img src="/upload/content/1561661565_14_files/image13.png" width="439" height="175" alt="" style="border-width:0px;"
 Для избирателей «Единой России», ЛДПР и «Родины» августовские события — это прежде всего эпизод борьбы в высшем эшелоне власти, для сторонников КПРФ — трагедия с гибельными последствиями для страны и народа.
Таким образом, отношение к ГКЧП сегодня — это яркое проявление постперестроечной мифологии, когда память о событии постепенно вытесняется последующими, не менее важными и драматичными — шоковой терапией образца 1992 г., ваучерной приватизацией, дефолтом 1998 г., не говоря о чеченской войне.
В сознании очень многих все эти негативные явления и процессы — прямое продолжение выбора, который сделала Россия в августе 1991 г.
img src="/upload/content/1561661565_14_files/image14.png" width="446" height="198" alt="" style="border-width:0px;"
 Для других же, особенно для молодого поколения россиян, это уже далекая и неинтересная история. Августовские события 1991 г., ставшие началом нового периода в истории России, все дальше отодвигаются во времени, и интерес к ним не возрастает. Современные россияне, глубоко травмированные потрясениями 1990-х гг., предпочитают не задумываться о том, что же все-таки произошло 14 лет назад.
Е. Н. Кофанова

Источник: Словарь политических терминов.

|