ГОНКА ВООРУЖЕНИЙ

Найдено 8 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [современное]

Гонка вооружений
наращивание вооружений, к которому прибегают две или более страны с целью достигнуть безопасности и защиты друг от друга.

Источник: Курс лекций по политологии для студентов несоциологических направлений.

Гонка вооружений
(arms race) – политическое противостояние двух или нескольких держав (а чаще – целых военных блоков) за превосходство в области вооружённых сил. В ходе такого противостояния каждая из сторон производит огромные запасы оружия, пытаясь установить паритет с противником или обогнать его.

Источник: Политика. Основные понятия справочник словарь.

ВООРУЖЕНИЙ ГОНКА
военно-экономический феномен, характеризующийся выделением основной доли финансовых и иных ресурсов страны на развитие военного производства, ускоренное накопление и техническое совершенствование ВВТ.
Имеет целью опередить потенциального противника в наращивании военно-технического могущества, создании новых и новейших вооружений для оказания на него политического, экономического и военного давления или парирования такого давления с его стороны. При этом интересам военного производства подчиняется большая часть научного, интеллектуального и индустриального потенциала государства.

Источник: Война и мир в терминах и определениях

ГОНКА ВООРУЖЕНИЙ
(arms races) Во время 1-й мировой войны физик-квакер Л.Ф. Ричардсон (Richardson) заметил, что англо-германская гонка вооружений состоит в том, что количество дополнительных кораблей, построенных Британией в период В, примерно соответствует количеству кораблей, построенных Германией в период А, а количество кораблей, построенных Германией в период С, частично соответствует количеству кораблей, построенных Британией в период в. Ричардсон смоделировал это в виде разностного уравнения, которое может иметь стационарное или (как в 1914 г.) нестационарное решение. После многих десятилетий забвения ричардсоновский анализ гонки вооружений вновь изучается как специалистами в области международных отношений, так и биологами-эволюционистами.

Источник: Политика. Оксфордский толковый словарь

ГОНКА ВООРУЖЕНИЙ
1) процесс ускоренного совершенствования и накопления запасов оружия и военной техники на базе милитаризации всех сфер общественной жизни в целях наращивания военно-технической мощи государства; 2) агрессивная политика в целях проведения захватнических войн и получения максимальной нормы прибыли в глобальной конкуренции. 50-летняя гонка вооружений обошлась Соединенным Штатам в четыре триллиона долларов, из них половина суммы ушло на создание триады – стратегические бомбардировщики, межконтинентальные ракеты наземного базирования и атомные подводные лодки. Стоимость одной лодки типа «Трайдент» превышает два млрд. долларов. При администрации Рейгана государство за счет заимствования на внутреннем финансовом рынке, предложила такие темпы гонки вооружений, что советская экономика их не выдержала. В начале XXI в. доля военных расходов США составляет всего лишь 3,5–4 % ВНП, что в денежном выражении эквивалентно астрономической сумме в 350–400 млрд. долларов в год. На реализацию американской доктрины противоракетной обороны (ПРО) выделено 300 млрд. долларов. Американские военные расходы больше совокупных бюджетов на оборону следующих девяти крупнейших держав.

Источник: Политический анализ. Учебное пособие.

ГОНКА ВООРУЖЕНИЙ
порождаемый империализмом процесс ускоренного накопления запасов оружия и военной техники, их качественного совершенствования на базе милитаризации экономики и неуклонно расширяющегося использования в военных целях достижений научно-технической революции. Проводимый США и НАТО курс на наращивание и совершенствование вооружений направлен на достижение военного превосходства с целью изменить в свою пользу соотношение сил в мире. Г. в. — источник баснословных прибылей для военно-промышленного комплекса (ВПК) США и др. империалистических держав, стимулирующий наращивание военных расходов и проведение соответствующей внешней политики.
Начало Г. в. после второй мировой войны положили США. Они первыми создали ядерное оружие и средства его доставки, были инициаторами каждого нового витка в Г. в. Особенно широких масштабов наращивание вооружений достигло в 80-е гг. Только за 1981— 84 министерству обороны США было ассигновано 1 трлн 7 млрд 900 млн. дол. Годовой военный бюджет США превышает 300 млрд дол.
Серьезную опасность представляют собой планы США по распространению Г. в. на космическое пространство, осуществление к-рых неизбежно резко усилило бы ее на Земле, привело бы к подрыву стратегической стабильности в мире (см. Стратегическая оборонная инициатива).
Империализм пытается переложить бремя Г. в. на развивающиеся страны. В Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии указано на безусловную причинную связь между триллионным долгом этих стран и более чем триллионными военными расходами США в последние годы.
Г. в. подрывает стратегическую стабильность, увеличивает опасность возникновения ядерной войны. Г. в. социалистические страны противопоставляют политику мирного сосуществования, линию на разоружение и разрядку международной напряженности.

Источник: Краткий политический словарь. 4-е изд. доп.-М. Политиздат 1987

Гонка вооружений
противостояние двух или нескольких держав за военно-техническое превосходство. Г.в. возникла лишь после промышленного переворота XIX в., в результате которого стало возможным постоянное технологическое обновление и совершенствование средств вооруженной борьбы. До того технологические перевороты в военной сфере (вроде изобретения огнестрельного оружия) были чрезвычайно редким явлением: на протяжении столетий в конструкции стрелкового оружия, артиллерийских орудий и боевых кораблей практически ничего не менялось, если не считать мелких усовершенствований. Радикальные перемены в военном деле, разумеется, происходили, но они были связаны не с военно-техническим прогрессом, а с изменениями в тактике и стратегии, военной организации и т. п.
Крымская война (1853–1856) – пожалуй, первое в новейшей истории военное столкновение великих держав, в ходе которого важнейшей причиной военной победы стало технологическое превосходство одной из сторон. Русский парусный флот оказался бессилен против английских и французских паровых судов, а русский солдат с мушкетом, стрелявшим на 60 м, – безоружным против англичан и французов с винтовками с дальностью стрельбы на 300 м. Крымская война выявила тот факт, что отныне пренебрежение к техническому уровню оснащения армии и флота поистине смерти подобно. Поэтому последние 150 лет, прошедших после той войны, мир живет под знаком непрекращающейся Г.в.
Существует обширная литература, посвященная изучению данного явления. Огромный вклад в исследование Г.в. как феномена международных отношений внес британский ученый Л. Ричардсон, а его классический труд «Arms and Insecurity» («Оружие и небезопасность») оказал влияние на все последующие исследования в данной области.
Разработанная Ричардсоном математическая модель Г.в. между двумя державами позволяет (что особенно важно) прогнозировать ее последствия для международной стабильности. Уравнения Ричардсона включают переменные, характеризующие уровень военных расходов государств, участвующих в Г.в., за единицу времени, а также объем двусторонней торговли между ними. По мнению Ричардсона, если темпы роста оборонных расходов начинают превосходить темпы роста взаимной торговли, данная тенденция ведет к дестабилизации международных отношений и в конечном итоге к войне. Таким образом, Ричардсону удалось дать строгое математическое описание такого феномена Г.в., как механизм «действие – противодействие».
Предложенная Ричардсоном методология, казалось, давала соблазнительно простые ответы на очень сложные и запутанные проблемы международной жизни. Поэтому неудивительно, что у последнего нашлось немало последователей среди ученых-международников. Разработанную им методологию (предварительно усовершенствовав ее в той или иной степени) пытались применить и при анализе гонки ядерных вооружений в годы холодной войны.
Однако результат использования модели Ричардсона для анализа гонки ядерных вооружений, по признанию ряда исследователей, оказался не вполне удовлетворительным. И дело тут не только в том, что поведение супердержав (США и СССР) на международной арене в годы холодной войны определялось не только ядерной гонкой, но и другими факторами, в частности попытками удержать под своим контролем существующие сферы влияния и расширить их за счет новых союзников в третьем мире.
Более существенным недостатком подхода Ричардсона и его последователей является то обстоятельство, что основу этого подхода составляет сопоставление общего уровня и тенденций изменения военных расходов, а такая методология не вполне годится для исследования феномена Ев., ведь сам этот феномен, как уже отмечалось, дитя промышленного переворота и каждая новая фаза этой гонки, знаменуя собой технологический прорыв в средствах ведения вооруженной борьбы, обесценивает предыдущие капиталовложения в вооружения. Так, после появления паровых судов парусные суда можно было отправлять на слом – они потеряли всякое значение как средство вооруженной борьбы (такая же судьба постигла самолеты с поршневыми двигателями после появления реактивной авиации).
Таким образом, беспокойство участников международных отношений вызывает не рост военных расходов сам по себе (последний может быть вызван, кстати, и вполне невинными причинами, вроде перехода на наемную армию или повышения военных пенсий). Опасения вызывает другое – появление принципиально новых видов вооружений и военной техники, которые в один момент делают страну, не успевшую перевооружиться, совершенно безоружной и беспомощной перед странами, сумевшими это сделать вовремя.
И этот технологический прорыв может совпадать, а может и не совпадать с ростом военных расходов. Поэтому неудивительно, что не военные расходы, а размеры ядерных арсеналов сверхдержав – вот что находилось в центре внимания международной общественности в годы холодной войны и вот о чем вели переговоры советские и американские политики, военные и дипломаты.
Особенности ядерного оружия не могли не наложить свой отпечаток и на гонку ядерных вооружений, для которой характерны следующие черты:
1) наращивая и совершенствуя собственный ядерный потенциал, ядерные державы в то же время отдают себе отчет в опасности ядерной войны и рассматривают ее предотвращение в качестве одного из основных своих внешнеполитических приоритетов;
2) угроза первого ядерного удара в результате ошибки или просчета оказывает, ввиду чудовищной разрушительной мощи ядерного оружия, постоянное и сильнейшее воздействие на решения, принимаемые ядерными державами в области внешней и военной политики;
3) наращивание ядерными державами их стратегического потенциала не приводит к ожидаемому ими политическому выигрышу;
4) новое соотношение между наступлением и обороной, созданное ядерным оружием, приводит к тому, что попытки ядерных держав создать оборонительные системы против ядерного оружия дестабилизируют военно-политическую ситуацию;
5) гонка ядерных вооружений, в том числе и ее «горизонтальная» и «вертикальная» эскалация, в целом носит символический характер: создавая видимость готовности в любой момент применить ядерное оружие на различных уровнях ядерного конфликта, ядерные державы стремятся добиться символических военно-политических преимуществ;
6) переговоры великих держав об ограничении ядерных вооружений являются неотъемлемой частью механизма гонки ядерных вооружений, служа своего рода тормозом, препятствующим выходу этой гонки из-под контроля. (В.И. Батюк)

Источник: Философия политики и права. 100 основных понятий. Словарь. Учебное пособие.

ГОНКА ВООРУЖЕНИЙ
процесс ускоренного накопления запасов оружия и военной техники, их усовершенствования.
Соперничество в военной области и технике существовало во все века. Преимущество в качестве и количестве вооружений было одним из важнейших условий обеспечения суверенитета государства, выполнения военных и политических задач. Необходимость получения военного преимущества подстегивала науку, требовала совершенствования системы образования, приводила к развитию новых технологий, используемых впоследствии в мирных целях. Так, именно военные нужды привели к созданию в разное время стремени, мощеных дорог, консервированных продуктов, телеграфа, анастезии, полупроводников, ядерной энергетики, вычислительной техники и даже компьютерных игр.
Еще древнегреческий философ Гераклит говорил, что «война — мать всех вещей». По словам канадского философа М. Маклюэна, война является причиной возрастания мыслительной активности, изменения социальных ландшафтов и самой жизни людей, а милитаризм — это главный путь технического образования и ускорения прогресса для народов. Нередко высказывается и прямо противоположная мысль: военные расходы имеют инфляционный характер, военное производство отвлекает сырье и специалистов от гражданских отраслей, а что касается технологических новшеств, пришедших из военной индустрии, то, по данным ООН, в мирных целях из них используется не более 20%. В XX в., после появления ядерного оружия, термин «гонка вооружений» обрел особый смысл.
В 1945 г., став единственной ядерной державой в мире и продемонстрировав возможности нового оружия, почти полностью уничтожив население японских городов Хиросима и Нагасаки, США утвердили свое стратегическое превосходство и стали строить планы превентивного удара по СССР. Однако американская монополия на ядерное оружие сохранялась только четыре года — в 1949 г. СССР провел испытания своей первой атомной бомбы.
Начавшаяся холодная война стала не только битвой идеологий, но и соревнованием военных технологий, темпы совершенствования которых все возрастали и поглощали все больше ресурсов. Как только одна из сторон создавала то или иное принципиально новое оружие, соперничающая сторона бросала все силы и ресурсы, чтобы догнать и по возможности превзойти ее в этом отношении. Таким образом, не только стремительно обновлялся парк танков, самолетов, кораблей и подводных лодок, но и появлялись новые виды вооружений, в т. ч. ракетного и космического.
В 1960–70-х гг. стало очевидно, что обогнав СССР по количеству ядерных вооружений, США уступили ему в ракетостроении. Еще в 1955 г. СССР объявил о своем решении запустить спутник в течение двух лет, что и было сделано 4 октября 1957 г.
Примечательно, что президент Эйзенхауэр поначалу не осознал значения этого события, а его помощник по особым поручениям К. Рэнделл попросту назвал спутник «дурацкой безделушкой в космосе». Все изменилось только после того, как Хрущев объяснил мировой общественности, что спутник был запущен межконтинентальной ракетой, которая может быть «с точностью направлена в любую точку земного шара».
Американцы в срочном порядке форсировали работы над собственным спутником, и в августе 1958 г. вышла директива Совета национальной безопасности, вверившая вопросы освоения космоса военным ведомствам. Появилась так называемая «панамская гипотеза», официально сравнивающая околоземное пространство с Панамским каналом, значение которого для США огромно, и направленная на недопущение того, чтобы космос оказался под контролем «недружественных» государств. С тех пор соревнование в космосе стало существенной частью гонки вооружений.
Советская космонавтика и американская астронавтика развивались как военные отрасли, и программ по «мирному космосу» было немного. Очевидно, что именно наличие собственных программ в освоение космоса, возможность выводить на орбиту военные спутники и пилотируемые корабли, наряду с огромным ядерным запасом, и обеспечивало США и СССР титул сверхдержав. За отставание в ракетостроении США взяли безусловный реванш в сфере вычислительной техники, поскольку СССР упустил шанс сделать рывок в этой области.
Попытки приостановить гонку вооружений (см. Разоружение) предпринимались во время холодной войны с обеих сторон. Был заключен ряд договоров, ограничивающих накопление вооружений, в т. ч. Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой (1963), Договор о нераспространении ядерного оружия, создании безъядерных зон (1968), соглашения по ОСВ-1 (ограничение и сокращение стратегических вооружений) (1972), Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического и токсинного оружия и об их уничтожении (1972) и т. д.
Однако к принципиальному изменению ситуации на планете эти соглашения не привели: огромное количество оружия, сосредоточенное как на территориях соперничающих держав, так и на их зарубежных базах, по-прежнему представляло опасность для всего человечества — согласно расчетам, его хватило бы, чтобы уничтожить 58 млрд человек. Всего с 1950 по 1990 гг. человечество потратило на военные цели около 20 трлн долларов. Только США и СССР расходовали ежегодно примерно по 300 млрд долларов.
К концу 1980-х гг. стало очевидно, что США одерживают верх над СССР в гонке вооружений: наша страна не выдержала бремени военных расходов, что усугубилось падением мировых цен на нефть. Сыграл свою роль и блеф Р. Рейгана с т. н. программой СОИ или «Звездных войн» (системы противоракетной обороны космического базирования) — весьма сомнительным с технической точки зрения проектом.
За отказ США от реализации этой программы М. Горбачев фактически сдал все позиции, подписав в 1988 г. крайне невыгодный для СССР договор о ликвидации ракет средней дальности, размещенных в Европе.
Победив в холодной войне, США становятся единственной сверхдержавой и мировым гегемоном. Вместе с тем, гонка вооружений в мире отнюдь не останавливается. Так, в 2006 г. человечество потратило на вооружение больше, чем на пике противостояния СССР и США в 1986 г. (соответственно: более 1 трлн долларов против 898 млрд долларов). Больше всех тратят на оборону страны НАТО, а также Япония и Южная Корея.
В авангарде гонки вооружений идет, как и прежде, США, провоцируя рост напряженности во всем мире. За последние годы страны атлантического блока и их «соратники» почти на треть увеличили военные бюджеты. Почти такой же рост продемонстрировали государства, стремящиеся противостоять натовскому «центру силы» во главе с США — Китай, Индия, Россия, Иран. Наращивают военные расходы и богатые нефтью страны Ближнего Востока (Сирия, Египет, Кувейт, Алжир и др.) и Южной Америки (Чили, Бразилия, Боливия, Венесуэла), а также страны бывшего СССР.
Рост расходов на вооружение в мире — следствие не только неурегулированных конфликтов, но и усложнения оружия и соответственного роста его стоимости. Чтобы сохранять боеспособность, современная армия должна использовать высокотехнологичные виды оружия и, как следствие, увеличивать объемы затрат на их приобретение. Государства как бы оказываются заложниками своих армий и военных бюджетов, гонка вооружений идет по спирали, не может остановиться даже в отсутствие военной опасности, которую теперь уже изобретают политики.
Выход из этой ситуации, разоружение, пока не стал доминирующей идеологией. Краткий период эпохи Горбачева, когда, казалось бы, разоружению дан зеленый свет, был цинично использован США для наращивания своего военного преимущества и диспартитета. На сегодняшний день Россия занимает 8-е место в мире по уровню военных расходов (24 млрд долларов) — после США (550 млрд долларов), Великобритании (51 млрд долларов), Японии (45 млрд долларов), Франции (41 млрд долларов), Германии (32 млрд долларов), Китая (30 млрд долларов), Индии (25 млрд долларов).
Введенный в 2006 г. план перевооружения армии и флота отличается не только резко возросшим объемом финансирования, но существенным изменением самой структуры расходов. Если предыдущая программа, которая составлялась в условиях жесточайшего дефицита государственного бюджета, была ориентирована преимущественно на создание новых образцов вооружений и военной техники, то новый документ предполагает серийные закупки новейших образцов вооружений и военной техники.
По словам С. Иванова, в то время — министра обороны РФ, «если все прошлые годы мы создавали своеобразный задел по научно-исследовательским работам, то теперь сможем купить два батальона танков Т-90, эскадрилью новых самолетов, новые артиллерийские системы для оснащения целых батарей и т. д.».
Впервые со времен смутных 1990-х гг., когда с российских стапелей не сходило ни одного корабля, ни одной подлодки, в 2006 г. стратегические силы ядерного сдерживания России пополняются двумя атомными субмаринами, оснащенными ракетными комплексами «Булава» и «Тополь-М». Продолжается и модернизация в целом ракетных войск стратегического назначения. На вооружении есть ракетные установки, траектория полета ракет которых не по зубам никакой ПРО. И это несмотря на то, что американский военный бюджет во много раз превышает российский.
По словам В. Путина, наша армия должна опираться не на количественные показатели, а на российский интеллектуальный потенциал. Поэтому и развиваться она в ближайшие годы будет не экстенсивным, а интенсивным путем.
Рост оборонных расходов России обусловлен как новыми вызовами и угрозами, появившимися в последнее время (в т. ч. международный терроризм), так и необходимостью реагировать на усиление военной мощи Китая и США и неуклонное продвижение НАТО к российским границам, примером которого является размещение Соединенными Штатами компонентов своей системы противоракетной обороны на территориях Чехии (РЛС — радиолокационная станция, предназначенная для нацеливания противоракет) и Польши (10 противоракет). По словам В. Путина, «Процесс натовского расширения не имеет никакого отношения к модернизации альянса или обеспечению безопасности в Европе. Наоборот — это серьезный провоцирующий фактор».
Россия продолжает выступать за снижение международной напряженности, понимая, однако, что это очень сложный и долговременный процесс. По расчетам специалистов, перераспределение всего лишь 10% всех мировых военных расходов на решение глобальных проблем позволили бы решить проблему голода, нищеты и эпидемий в отсталых странах, предотвратить экологическую катастрофу на планете.

Источник: Большая актуальная политическая энциклопедия

|