ФУРЦЕВА Екатерина Алексеевна

Найдено 1 определение
ФУРЦЕВА Екатерина Алексеевна
(24.11.1910 — 24.10.1974). Член Президиума ЦК КПСС с 29.06.1957 г. по 31.10.1961 г. Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС с 27.02.1956 г. по 29.06.1957 г. Секретарь ЦК КПСС с 27.02.1956 г. по 04.05.1960 г. Член ЦК КПСС в 1956 — 1974 гг. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1952 — 1956 гг. Член партии с 1930 г.
Родилась в г. Вышнем Волочке Тверской губернии в семье рабочего-металлиста. Русская. Мать работала на ткацкой фабрике, отец погиб в Первую мировую войну на Петроградском фронте. В комсомол была принята раньше необходимого возраста. В 1925 году закончила семилетку, после чего поступила в школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ), где получила профессию ткачихи.
С 1928 г. работала ткачихой на фабрике «Большевичка» в Вышнем Волочке. В 1929 г. оказалась в числе 500 комсомольских активистов из промышленных областей, которых по решению ЦК ВЛКСМ направили для оказания помощи комсомольским организациям Центрально-Черноземной области. Попала в Курскую область, где возглавила Кореневский райком ВЛКСМ. Оттуда переведена в Крым. Была секретарем Феодосийского горкома комсомола, заведующей орготделом и членом бюро Крымского обкома комсомола. Часто ездила в Коктебель, где была база первых советских планеристов. Там познакомилась с будущим конструктором космических кораблей С. П. Королевым. Увлеклась планерным спортом. Была хорошей пловчихой. Обком партии рекомендовал ее на Высшие академические курсы Аэрофлота, списки слушателей которых утверждало Оргбюро ЦК ВКП(б). После трех лет учебы в Ленинграде была направлена в Саратовский авиационный техникум помощником начальника политотдела по комсомолу. Вышла замуж за своего начальника П. И. Петкова. В 1936 г. его перевели в Политуправление Аэрофлота в Москву. Ей предложили вакантную должность инструктора отдела студенческой молодежи ЦК ВЛКСМ. Перед зачислением с ней беседовал Генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ А. В. Косарев. Этим обстоятельством очень гордилась, подчеркивала в разговорах, что несколько раз докладывала ему о своей работе. После его ареста разоблачала как «врага народа», требовала суровой расправы. По комсомольской путевке, не имея аттестата зрелости, поступила в Московский институт тонкой химической технологии имени М. В. Ломоносова, который окончила в 1941 г. с дипломом инженера-химика. Училась весьма посредственно, зато преуспевала в общественной деятельности. Поступила в аспирантуру, была секретарем парткома института. В 1942 г. с родившейся дочерью была покинута мужем, ушедшим в первый день войны на фронт и вскоре письмом уведомившим, что у него теперь другая семья. Ее, ожидавшую ребенка, вместе с институтом эвакуировали в Куйбышев. Работала там инструктором горкома партии. В августе 1942 г. вернулась в Москву. В ноябре того же года была избрана секретарем Фрунзенского райкома ВКП(б) г. Москвы по кадрам.
С 1942 г. секретарь, второй секретарь, первый секретарь Фрунзенского райкома ВКП(б) г. Москвы. Жила в маленькой комнате с ребенком, матерью-пенсионеркой и братом, то и дело попадавшим в пьяные истории. Работала в райкоме вместе с Н. П. Фирюбиным, ставшим впоследствии заместителем министра иностранных дел СССР и ее мужем. Н. П. Фирюбин имел жену и двоих детей. На развод подал в 1951 г., когда ушел с партийной работы в Моссовет. Сразу после свадьбы Н. С. Хрущев отправил его послом в Югославию. Читала написанные для нее сотрудниками райкома доклады неграмотно, перевирала слова, путала ударения. Начала заучивать тексты наизусть, репетировала перед зеркалом, как когда-то заучивала роли в школьном драмкружке. Память у нее была цепкая, выступления получались эмоциональные, артистические, а главное без бумажки, что было тогда в диковинку. В 1948 г. окончила заочно ВПШ при ЦК ВКП(б). 21.01.1949 г. в Большом театре на торжественном траурном заседании, посвященном 25-й годовщине со дня смерти В. И. Ленина, Н. М. Шверник представил ее И. В. Сталину. Ему она понравилась. В январе 1950 г. выступила с докладом на собрании партийного актива Фрунзенского района, проведенного в связи с постановлением ЦК ВКП(б) «О недостатках в работе тов. Попова Г. М.», снятого с постов первого секретаря МК и МГК ВКП(б). Яростно обличала вчерашнего своего «талантливого руководителя и наставника». Избранный вместо него Н. С. Хрущев принял участие в работе Фрунзенской районной партийной конференции, где познакомился с Е. А. Фурцевой. У них возникла взаимная симпатия. В 1950 г. Н. С. Хрущев выдвинул ее вторым секретарем МГК ВКП(б). Сферой ее деятельности стали идеология, культура и наука, а также административные органы столицы. При ней началось строительство Театра им. Моссовета, Театра оперетты, реконструкция Театра им. Маяковского, появились новые кинотеатры. Когда возникло «ленинградское дело», провела чистку от ленинградцев крупнейших вузов Москвы. Из аспирантуры Московского государственного педагогического института была отчислена М. А. Литвинова, жена Н. А. Вознесенского. Спустя два дня были уволены директор пединститута, заведующий кафедрой советской литературы и даже заведующая канцелярией, которые принимали на учебу жену «врага народа». Освобожден секретарь партбюро института, принимавший у нее партийные взносы, ему не дали защитить подготовленную диссертацию. Потом наступил черед просто знакомых М. А. Литвиновой. Их набралось 11 человек: преподавателей, аспирантов. Почувствовав власть, стала резкой, не терпящей возражений. Во время возникновения дела «врачей-убийц» организовала его пропагандистское обеспечение, давала поручения проводить митинги, собрания, публиковать гневные отклики трудящихся. 15.01.1953 г. докладывала Н. С. Хрущеву о требованиях трудовых коллективов: «...этих людоедов, потерявших всякий человеческий облик, бросить надо в расплавленный металл...» (Книга исторических сенсаций. М., 1993. С. 148). Согласно народной молве, с Н. С. Хрущевым ее связывали близкие отношения. 
С 29.03.1954 г. первый секретарь МГК КПСС. При И. В. Сталине руководитель Московского обкома одновременно возглавлял и Московский горком партии. Н. С. Хрущев подчинил столичную парторганизацию непосредственно ЦК КПСС. Е. А. Фурцева стала его человеком. Поддержала в записке в ЦК КПСС и Совет Министров СССР предложение академика А. Н. Бакулева и кардиохирурга Б. В. Петровского о строительстве крупных медицинских центров в Москве. Под ее контролем началась разработка генерального плана строительства клиники на 2500 коек для 2-го Медицинского института и клинического городка для Академии медицинских наук СССР. В 1956 — 1960 гг. секретарь ЦК КПСС. Была высокой и стройной, очень привлекательной, постоянно следила за собой, каждый день делала гимнастику, играла в теннис, бегала. Одевалась с большим вкусом, в этом ей помогала художница Надежда Леже, некоторые модели делал В. Зайцев. Светлые медового цвета волосы закалывала в мягкий пучок. Полотняные костюмы подчеркивали синеву глаз. Вечером 07.11.1955 г., когда Президиум ЦК КПСС устроил первый большой прием в Кремле, пришла в бальном платье и вальсировала с К. Е. Ворошиловым, А. И. Микояном, М. Г. Первухиным. Только один Н. С. Хрущев не дал увлечь себя на танцевальную площадку. Обожала черносмородиновый напиток, изготовлявшийся для нее в спеццехе Московского завода фруктовых вод. Подчиненные подготовили для нее кандидатскую диссертацию на тему партийного руководства министерствами. Уже была близка защита, но случилось непредвиденное: тема потеряла актуальность в связи с ликвидацией министерств, вместо которых были созданы совнархозы. На ХХ съезде КПСС (февраль 1956 г.) выступила в прениях первой. Манера выступления была нетрадиционной: оратор почти не заглядывала в написанный заранее текст. Создавалась полная иллюзия экспромта. В 1957 г. ввела в практику работы МГК проведение в Лужниках или в Колонном зале Дома Союзов многолюдных митингов трудящихся, посвященных возвращению Н. С. Хрущева из зарубежных поездок. Накануне открытия в Москве Всемирного фестиваля молодежи и студентов (1957) говорила на аппаратном совещании: «Есть слухи, что завезут инфекционные заболевания, начали проводить прививку. В то же время было четыре случая каких-то уколов совершено в магазинах, когда девушка стояла в очереди за продуктами, подходит человек, в руку делает укол. Пострадавшие находятся в больнице, состояние их хорошее. Это делается врагами, чтобы создать панику вместо торжества... Главное, что мы должны учитывать, это — мы недооцениваем советский людей, их патриотизм. Зимой приезжала делегация американцев, среди делегатов был один корреспондент-разведчик. Идут по Москве и видят, что пьяный идет навстречу в спецовке, сейчас же корреспондент его сфотографировал, поинтересовался, кто он такой, обратился к нему на ломаном русском языке, «где работаете, сколько зарабатываете, вид не очень приличный, плохо, наверное, живете». На это рабочий ответил: «Живу я очень хорошо, у меня жена, семья, все обеспечены, даже на водку деньги остаются, пойдемте ко мне в гости, я вас угощу». Тогда американец смутился. Когда наши представители пошли к этому рабочему узнать, кто он и где живет, оказалось, что он простой слесарь-ремонтник, живет на 8 метрах в полуподвальном помещении семьей в пять человек. После этого мы дали ему квартиру. Человек в пьяном виде так мог отпарировать. Наши люди безусловно честные, более патриотичны, чем другие нации» (Совершенно секретно. 1995, № 10). Во время июньского (1957 г.) внутрипартийного кризиса в Президиуме ЦК КПСС выступила на стороне фактически смещенного Н. С. Хрущева, способствовав тем самым его победе над сторонниками сталинской линии. По свидетельству Д. Т. Шепилова, на сторону Н. С. Хрущева стала не сразу: «...Фурцева до этого ко мне бегала: что у нас делается, все разваливается, все гибнет. И когда приходила, то шептала: давайте отойдем! Подслушивают, закройте чем-нибудь телефон. А накануне заседания, за два дня, приходит бледная, возбужденная Фурцева и, видимо зная, что Хрущев уже обо всем осведомлен, говорит: я пришла вас предупредить, что если будет обсуждаться этот вопрос и вы позволите себе сказать, о чем мы с вами говорили, мы вас сотрем в лагерную пыль» (Шепилов Д. Т. Непримкнувший. М., 2001. С. 394). В 1960 г. в телефонном разговоре с А. Б. Аристовым критически отозвалась о Н. С. Хрущеве, которому стало известно содержание их беседы. Разгневанный Н. С. Хрущев на следующем Пленуме ЦК освободил ее от должности секретаря ЦК КПСС. Входила в состав группы, которую возглавлял Н. Г. Игнатов, конкурировавший с Ф. Р. Козловым за первенство. Ф. Р. Козлов убедил Н. С. Хрущева не включать членов группы Н. Г. Игнатова в состав Президиума ЦК КПСС. Как вспоминал А. И. Микоян, он поддержал это предложение, хотя ему было жаль Е. А. Фурцеву: «Но невозможно было ее отделить: она была целиком с ними».
С 1960 по 1974 г. министр культуры СССР. На ХХII съезде КПСС (октябрь 1961 г.) М. Шолохов сказал о ней, что писатели давно мечтали о таком министре: «Всем взяла наша дорогая Екатерина Алексеевна: и дело свое отлично поставила, потому что знает и любит его, и внешностью обаятельна, и в обхождении с деятелями культуры то же самое обаятельна». Однако дальше изящно и остроумно дезавуировал основные положения ее выступления и особенно призыв к молодым писателям поехать на стройки коммунизма. На этом съезде не была избрана секретарем ЦК. Членом ЦК осталась. Вернувшись домой, вскрыла себе вены. Потеряла много крови, прибывшие врачи застали ее в тяжелом состоянии, но спасли. Не явилась на заключительное заседание съезда. Была представлена для вывода из состава ЦК КПСС в опросном порядке. В последний момент Н. С. Хрущев передумал и не дал хода проекту подготовленного документа. 04.03.1962 г. была вызвана на заседание Президиума ЦК. По словам Н. А. Мухитдинова, тоже вызванного в Кремль, рыдала, стоя в конце длинного стола: «От Фурцевой требовали объяснений, почему не явилась на заключительное заседание съезда. От волнения и слез она еле говорила, и ей предложили сесть. Вызвали и ее мужа Н. П. Фирюбина, заместителя министра иностранных дел, избранного на этом съезде кандидатом в члены ЦК. Оказалось, он тоже не присутствовал на заключительном заседании съезда. Никита Сергеевич крепко ругал его. Напомнив прежние ошибки, он сказал: «Как партийный работник в прошлом, как муж, вы должны были проявить волю, ум — не только самому явиться на съезд, но и предотвратить позорные действия жены». Он извинялся, выражал раскаяние» (Мухитдинов Н. А. Река времен. М., 1995. С. 543). В тот же день на Пленуме ЦК КПСС Н. С. Хрущев проинформировал членов ЦК о состоявшемся разговоре с Е. А. Фурцевой: «Она пользовалась большим уважением, возглавляла столичную парторганизацию, входила в состав Президиума и Секретариата ЦК, в последнее время являлась министром культуры Союза. Но после организационного Пленума проявила безволие только из-за того, что не избрана членом Президиума, нанесла себе телесные повреждения. На Президиуме ее резко критиковали. Она признала свои ошибки, обещала сделать выводы» (Там же. С. 544). Н. С. Хрущев предложил ограничиться этими мерами. Организовывала встречи творческой интеллигенции с Президиумом ЦК КПСС. В последние годы жизни пристрастилась к спиртному. В семье начались нелады, часто ссорилась с мужем. Любила париться в бане, ходила туда с двумя подругами-инженерами. Сами готовили веники, в бане пили водку, пиво под вяленую рыбу. По словам певицы Л. Г. Зыкиной, на правительственных приемах и банкетах она наливала Е. А. Фурцевой в рюмку воду вместо водки, чтобы она не спивалась. КПК при ЦК КПСС объявил ей выговор за использование служебного положения в корыстных целях: за символическую цену для личной дачи приобрела строительные материалы, выделенные на реконструкцию Большого театра. На 70-летие Н. С. Хрущева (1964) подарила ему одну из трех существовавших полных коллекций всех марок, выпущенных в СССР, точную стоимость которой не могут назвать знатоки филателии. Коллекция осталась в его семье. Подарила знаменитую картину К. Малевича «Черный квадрат» американскому ценителю искусства А. Хаммеру. Писатель М. Шолохов называл ее отличным министром. Композитор М. Таривердиев был иного мнения: «Человек трогательной безграмотности в области культуры». По его словам, не отличала симфоническую поэму от оперы. Г. Вишневская вспоминает ее как «запойную пьяницу», которая «ни черта не смыслит». Депутат Верховного Совета СССР 3 — 5, 7 — 8-го созывов. В 1962 г. ее не выдвинули кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР. Должность министра в СССР всегда была «депутатская». В 1966 г. выдвинули снова. Награждена четырьмя орденами Ленина, другими орденами. Скончалась от сердечной недостаточности. По неофициальной версии, приняла цианистый калий после возвращения с банкета в честь юбилея Малого театра. Похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.

Источник: Самые закрытые люди. От Ленина до Горбачева. Энциклопедия биографий. ОЛМА-ПРЕСС. 2002

|