ДОЛГИХ Владимир Иванович

Найдено 1 определение
ДОЛГИХ Владимир Иванович
(1924). Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС с 24.05.1982 г. по 30.09.1988 г. Секретарь ЦК КПСС с 18.12.1972 г. по 30.09.1988 гг. Член ЦК КПСС в 1971 — 1989 гг. Член КПСС с 1942 г.
Родился в г. Иланском Красноярского края в семье рабочего-железнодорожника. Русский. В 1941 г. добровольно вступил в ряды Красной Армии, участвовал в боях с немецко-фашистскими войсками в качестве заместителя командира роты по политчасти, был тяжело ранен. В 1949 г. закончил Иркутский горно-металлургический институт. Работал в Красноярске начальником смены, цеха, главным инженером на заводе цветных металлов. В 1958 — 1969 гг. главный инженер, директор Норильского горно-металлургического комбината имени А. П. Завенягина. Кандидат технических наук. В 1969 — 1972 гг. первый секретарь Красноярского крайкома КПСС.
С 1972 по 1988 г. секретарь ЦК КПСС. Одновременно (1976 — 1984) заведующий Отделом ЦК КПСС. Курировал тяжелую промышленность и топливно-энергетический комплекс. По отзывам, был одним из наиболее профессиональных, эффективно работающих секретарей ЦК. Свое дело делал с большим рвением. Его ценил Н. А. Тихонов, активно поддерживал, приглашал для обсуждения многих вопросов, рассматриваемых Советом Министров. Это нервировало М. С. Горбачева как секретаря ЦК по сельскому хозяйству, наводило на размышления о возможном конкуренте и усложняло их отношения до предела. По словам В. И. Болдина, М. С. Горбачев возмущался: «Опять Тихонов зовет Долгих на совещания в Совмин. Вождя хотят из него сделать». В выступлениях на Политбюро не критиковал других, а высказывал личное, четкое и продуманное, предложение. Ему были присущи системность, взвешенность. В 1982 г., при Ю. В. Андропове, рассчитывал возглавить вновь создаваемый Экономический отдел ЦК КПСС, но М. С. Горбачев предпочел кандидатуру Н. И. Рыжкова. 11.03.1985 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем вопрос об избрании Генерального секретаря ЦК КПСС, поддержал названную А. А. Громыко кандидатуру М. С. Горбачева: «Мы все едины в том мнении, что у него за плечами не только большой опыт, но и будущее. Сейчас стране, как никогда, нужен энергичный руководитель, умеющий проникать в суть проблем, руководитель искренний, смелый и требовательный. Поэтому я желаю вам, дорогой Михаил Сергеевич, здоровья, успехов и всего самого наилучшего. А наша поддержка вам будет обеспечена» (ЦХСД. Ф. 89. Коллекция рассекреченных документов). По свидетельству Е. И. Чазова, В. И. Долгих позвонил ему и сказал: «Вы, вероятно, в курсе, что предполагается перевод Ельцина в Москву, в ЦК, на руководящую должность. Но вы должны что-то предпринять, учитывая, что он очень больной человек. Работа, которую ему предлагают, требует большого напряжения, и он может сорваться. Надо подумать о Борисе Николаевиче и о деле, которое он возглавит» (Чазов Е. И. Рок. М., 2000. С. 88). Звонку предшествовала командировка в Свердловск, где он оказался свидетелем возникшего у Б. Н. Ельцина психоэмоционального стресса. Единственный секретарь ЦК, сообщивший свою точку зрения, идущую вразрез с общим мнением, на заседании Политбюро в июне 1985 г., когда обсуждалась кандидатура Б. Н. Ельцина на предмет его выдвижения секретарем ЦК КПСС. Зная, что Б. Н. Ельцин выдвиженец М. С. Горбачева, тем не менее смело высказался о его излишней эмоциональности. Обсуждение проходило без участия Б. Н. Ельцина, и когда ему пересказали смысл выступления В. И. Долгих, он подошел к нему, по его словам, «не для того, чтобы выяснять отношения, просто хотелось услышать его мнение не в пересказе, да и важно было самому разобраться в своих ошибках, все-таки я только начинал работу в ЦК». Каково же было изумление Б. Н. Ельцина, когда его собеседник, глядя в глаза, «спокойно повторил то, что говорил на Политбюро, сказал, что считает решение о назначении меня секретарем ЦК совершенно правильным, но только свои эмоции, свою натуру надо сдерживать. Как ни странно, этот не слишком приятный для меня эпизод не отдалил нас, а наоборот, сблизил. Появился особый человеческий контакт, доверительность — вещи совершенно дефицитные в стенах здания ЦК КПСС». По словам Б. Н. Ельцина, если бы в марте 1985 г. Генеральным секретарем стал В. В. Гришин, он предложил бы В. И. Долгих должность Председателя Совета Министров СССР. Заручившись поддержкой Н. А. Тихонова, В. И. Долгих проталкивал создание новых союзных министерств: автомобильного транспорта, речного флота, автомобильных дорог, что натыкалось на сопротивление республик и прежде всего руководства РСФСР. 26.04.1986 г. ночью, узнав об аварии на Чернобыльской АЭС, первым сообщил об этом М. С. Горбачеву и Н. И. Рыжкову. 29.04.1986 г. выступил с обстоятельным докладом о случившемся на заседании Политбюро. Входил в состав оперативной группы Политбюро по координации спасательных работ на Чернобыльской АЭС. В феврале 1988 г. по поручению Политбюро выезжал в Нагорный Карабах для устранения межнационального конфликта. На двухдневном заседании Политбюро 24 — 25.03.1988 г., обсуждавшем статью «Не могу поступиться принципами» ленинградской преподавательницы Нины Андреевой (Советская Россия. 13.03.1988), названной «манифестом антиперестроечных сил», фактически поддержал эту публикацию: «Гласность и демократия неотделимы от наших целей и задач, но не беспредельны». М. С. Горбачев всеми мерами ограничивал его влияние, развернул против него тайную войну. Терпел его недолго, и в сентябре 1988 г. В. И. Долгих был освобожден от обязанностей секретаря ЦК КПСС в связи с уходом на пенсию. По словам М. С. Горбачева, представлялось нецелесообразным перемещение его на правительственные должности, да и «спроса» на него не было: «Не подходил этот человек по своему стилю, менталитету для нового времени» (Горбачев М. С. Жизнь и реформы. М., 1995. С. 408). По мнению генсека, позиция В. И. Долгих в перестроечные годы всегда носила конформистский характер и скорее говорила о попытках адаптироваться к новым условиям, нежели о полной поддержке реформ. Депутат Верховного Совета СССР 7 — 11 созывов. Дважды Герой Социалистического Труда (1965, 1984). Находясь не у дел, часто приходил к В. И. Болдину, передавал письма на имя М. С. Горбачева с просьбой разрешить ему заниматься какой-нибудь работой. «Хитер больно, — говорил М. С. Горбачев, читая его письма, — все клал яйца в разные корзины, боялся прогадать. Пусть теперь отдыхает». Проходил свидетелем со стороны КПСС на процессе по ее делу в Конституционном суде России (май — ноябрь 1992 г.). По его мнению, система партийного руководства была действенной и позволила в невиданно короткие сроки восстановить разрушенное войной хозяйство, поднять уровень производства. Сказал, что он далек от стремления оправдывать каждый шаг партии, но нарушения законности 30 — 50-х гг. сама партия и осудила. Не согласился с утверждением, что ЦК подменял Совет Министров, Госплан, министерства. В отличие от Е. К. Лигачева и Н. И. Рыжкова, сказавших в суде, что М. С. Горбачев, будучи непринципиальным, колеблющимся политиком, хотел укрепить свою власть, но не смог, потерял управление и закончил свой путь предательством, В. И. Долгих заявил, что М. С. Горбачев действовал по заранее составленному сценарию и его предательство было результатом зловещего тщательно продуманного заговора. Назвал вступление советских войск в Афганистан в декабре 1979 г. политической и военной ошибкой.
С 26.03.2002 г. В. И. Долгих — председатель Московского городского совета ветеранов войны и правоохранительных органов.

Источник: Самые закрытые люди. От Ленина до Горбачева. Энциклопедия биографий. ОЛМА-ПРЕСС. 2002

|