БЕСЛАН

Найдено 2 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [современное]

БЕСЛАН
город в Северной Осетии, ставший известным во всем мире после, пожалуй, одной из самых страшных в истории современной России трагедий, глубоко потрясших не только российскую, но и мировую общественность.
В праздничный день — День знаний, в начало учебного года, 1 сентября 2004 г. в 9.08 группа вооруженных террористов, действовавших по приказу Ш. Басаева, подъехала на автомобиле ГАЗ-66 к школе № 1 в Беслане, где проходила торжественная линейка, и начала захват школы, загнав детей, их родителей и учителей в спортзал.
В тесном помещении было собрано более 1000 человек. Мужчин, оказывающих сопротивление или просто выражающих недовольство, убивали на месте. После этого террористы начали минировать помещение. К 11.30 школу окружили части 58-й армии и весь личный состав бесланской милиции. Позднее к ним присоединились бойцы спецподразделений ФСБ «Альфа» и «Вымпел». Вокруг школы собирались родственники заложников, многие были вооружены.
Тем временем боевики готовились к длительной осаде, используя для работы плененных.
Во второй половине дня в антикризисном штабе собрались президент Северной Осетии А. Дзасохов, спикер парламента Т. Мамсуров, глава УФСБ В. Андреев и пр. К ночи приехал известный детский врач Леонид Рошаль, который уже выступал в качестве переговорщика во время теракта на Дубровке.
Террористы не выдвигали никаких требований, отказались давать пищу и воду заложникам и отпустить хотя бы грудных детей. На второй день многие дети начали падать в обморок. В переговоры вступил экс-президент Ингушетии Р. Аушев, добившийся освобождения 12 женщин с 15-ю грудными детьми.
Главарь боевиков Р. Хучбаров заявил, что даст детям пить только тогда, когда президент В. Путин объявит по телевидению о независимости Чечни.
Утром 3 сентября в Беслан из Владикавказа были подтянуты танки и БТР. Террористы разрешили службам медицинской помощи забрать начавшие разлагаться трупы 21 убитого заложника.
В 13.01 в школе разорвалась первая из самодельных бомб, через четыре минуты — вторая. Началась беспорядочная стрельба как со стороны вооруженных местных жителей, так и со стороны боевиков, во время которой федеральные силы были вынуждены начать незапланированный штурм здания. Часть заложников предприняла попытку к бегству, террористы стреляли им в спину. В школе начался сильный пожар. Намереваясь спасти своих близких, в школу бросились ополченцы. Террористы оказывали ожесточенное сопротивление, прикрываясь заложниками.
К двум часам ночи 4 сентября террористов полностью уничтожили. Бой длился 13 часов. В результате теракта погибло и позднее скончалось от ранений 333 человека, в т. ч. 186 детей. Среди погибших также 2 сотрудника МЧС, 10 сотрудников спецназа ФСБ России и житель Беслана, принимавший участие в спасении заложников.
Всего в школе террористами было захвачено 1128 заложников. В ходе штурма был убит 31 террорист, один взят живым.
В мае 2005 г. во Владикавказе начался суд над единственным оставшимся в живых террористом. Уроженцу села Энгеной Ножай-Юртовского района Чечни Нурпаши Кулаеву были предъявлены обвинения по восьми статьям УК РФ (убийство, бандитизм, терроризм, захват заложников и др.). 26 мая 2006 г. Верховный суд Северной Осетии признал Кулаева виновным по всем статьям предъявленных ему обвинений и приговорил его к пожизненному заключению.
Бесланская трагедия, еще не успев закончиться, стала предметом для многочисленных политических спекуляций со стороны как западных врагов России и российской «либеральной» оппозиции, так и откровенных шарлатанов типа Г. Грабового, пообещавшего матерям Беслана оживить их детей.
Западная пресса, вместо того чтобы выразить хоть немного сочувствия россиянам, заявила, что ответственность за бойню лежит не на террористах, а на президенте России В. Путине. То же мнение пытались навязать и финансируемые Невзлиным российские оппозиционеры, хищнически стремящиеся получить политические дивиденды на бесланской крови. Спекулируя на слезах матерей, они пытались мобилизовать их для решения политических задач и использовать их как фундамент для строительства «обновленной оппозиции» взамен той, что успешно дискредитировала себя в течение последних лет.
Из-за подрывной деятельности правозащитной организации «Голос Беслана» Марины Литвинович сложилась абсурдная ситуация, когда гнев объединенных общим горем матерей был направлен не на убийц, а на государство, не сумевшее, по их мнению, предотвратить трагедию. Именно этого, по сути, и добивались боевики, изначально не выдвигавшие никаких требований и не торговавшиеся.
Нельзя не обратить внимания на тот факт, что захват заложников произошел через три дня после президентских выборов в Чечне и всего через несколько часов после окончания российско-германо-французской встречи в верхах в Сочи, которая приветствовала политическую нормализацию в Чечне.
После теракта его организатор Ш. Басаев был назначен вице-премьером чеченского правительства в изгнании, опирающегося на Американский комитет за мир в Чечне, курируемый бывшим советником по национальной безопасности США З. Бжезинским и располагающегося в помещениях «Фридом Хаус» бывшего директора ЦРУ Дж. Вулси.
По мнению западных аналитиков, теракт в Беслане был частью «большой игры», в которой шло противоборство крупных держав за контроль над Кавказом и ресурсами Каспия.
В 2004–06 гг. на восстановление Беслана российским правительством было выделено 1,4 млрд рублей. К настоящему времени восстановительные работы закончены, в т. ч. отстроено несколько жилых домов, две общеобразовательные школы, два детских сада и многопрофильный медицинский центр.

Источник: Большая актуальная политическая энциклопедия

Беслан
Самый кровавый в новейшей истории России теракт — захват террористами школы в осетинском городе Беслан — привел к переоценке россиянами проблем, связанных с собственной безопасностью, а также работы правоохранительных органов и политической системы России в целом. По мнению опрошенных, события в Беслане продемонстрировали бессилие и неэффективность правоохранительных органов страны. Особенно это касается ФСБ и других спецслужб (39% респондентов возложили на них основную ответственность за непредотвращение терактов) и МВД (24%). Существенно меньше тех, кто возлагает ответственность непосредственно на президента В. Путина (13%) и региональные власти (18%). 58% опрошенных заявили, что их отношение к В. Путину после Беслана не претерпело никаких изменений, у 18,0% — отношение улучшилось или скорее улучшилось, у 20% — ухудшилось или скорее ухудшилось. Усилились требования добить всех боевиков-террористов (32%), а также чувство безысходности — 30% опрошенных полагают, что «мы обречены теперь на угрозу терактов при любом развитии событий». Доверие к способности российских властей защитить население от новых терактов оказалось существенно подорванным (66% не верят, и лишь 28% верят в это). Впрочем, эта цифра устойчиво держится на одном уровне последние несколько лет. Через год после Беслана — в конце августа 2005 г. — только 23% опрошенных продолжали надеяться, что террористическая угроза снизится после ликвидации всех лидеров боевиков, а 39% (почти на 10% больше, чем год назад) полагали, что угроза терактов сохранится при любом развитии событий. Действительно, «подземный пожар» терроризма на Северном Кавказе продолжал разрастаться, охватывая все новые территории.
О том, каковы будут последствия террористической атаки в Беслане, однозначного мнения высказано не было. Только 11% опрошенных выразили точку зрения, что «нас ждут существенные перемены», остальные считают, что либо перемены в нашей жизни будут незначительными, либо их не произойдет вовсе. Среди возможных последствий, носящих общий характер, назывались такие, как «рост взаимопомощи, доверия людей к друг другу, их сплоченность перед угрозой терроризма» (58%), «усиление авторитарных начал в деятельности власти» (39%), «консолидация общества вокруг В. Путина» (47%), «усиление межнациональных противоречий на Северном Кавказе» (43%). При этом лишь 9% россиян настаивали на радикальной смене курса, проводимого президентом, а 38% не видят в этом никакой необходимости.
Вектор смены политического и социального курса, связанный с необходимостью усиления безопасности граждан и повышения эффективности работы правоохранительных органов, воспринимался также неоднозначно. С одной стороны, большинство — 66% — полагают, что «сейчас самое главное — обеспечить безопасность и порядок, даже если это и затронет права и свободы людей». С другой, конкретные меры, связанные с ограничениями прав и свобод граждан, не встречают полного одобрения. За приостановление деятельности оппозиционных политических объединений высказались 32% опрошенных, за введение цензуры в СМИ — 44%, за запрещение забастовок и других массовых выступлений — 24%, за отмену на ближайшие годы всех выборов — 22%, ограничение личных прав граждан — ужесточение контроля документов, прослушивание телефонных переговоров и т. д. — 35%, введение чрезвычайного положения — 26%. Относительно большую поддержку получили такие предложения, как усиление общественного контроля над органами правопорядка (78%), уничтожение террористов и их баз за пределами России (82%), перераспределение бюджета в сторону увеличения расходов на оборону и безопасность (59%), ограничение свободы въезда и выезда из страны (58%), введение смертной казни для террористов (84%), расширение полномочий правоохранительных органов и спецслужб (53%), объединение всех спецслужб в единый орган государственной безопасности по типу КГБ СССР (63%).
Таким образом, россияне четко разделяют меры «истинной» и «мнимой» борьбы с терроризмом, не согласны на необоснованное усечение своих прав и свобод. В то же время они не против жестких мер по отношению к террористам и выступают за усиление контроля над работой органов правопорядка и межведомственной координации.
Меры по реформированию политической системы, предложенные президентом в связи с бесланской трагедией, не встретили в обществе однозначного понимания. Лишь 18% опрошенных против 42% готовы поддержать предложение о переходе на пропорциональную систему выборов, несколько большую поддержку встретила идея отмены прямых выборов губернаторов и других глав субъектов Федерации, хотя и ее сторонники были в сентябре 2004 г. в меньшинстве (38% против 49%).
Неверие в возможность административными и политическими методами повысить безопасность граждан способствовало укреплению мнения о том, что «все население должно принимать активное участие в обеспечении безопасности и в борьбе с терроризмом» (61%). Однако для большинства это активное участие ограничивается намерением проявлять бдительность в месте проживания, на транспорте, в местах массового скопления людей (70%). Существенно меньше тех, кто готов к помощи органам правопорядка (27 %), овладению навыками самозащиты, оказанию первой медицинской помощи (26%), приобретению оружия для самозащиты (18%), ограничению посещения массовых мероприятий (15%), участию в отрядах самообороны (8%), перечислению средств в общественные фонды борьбы с терроризмом (7%). 48% россиян заявили, что ничего не предпринимают в связи с угрозой терактов, живут, как и прежде, полнокровной жизнью. Причем чем больше времени проходит с момента событий в Беслане, тем больше притупляется чувство опасности и стремление что-либо предпринять в ответ на угрозу терроризма. В этом смысле можно говорить о спаде «бесланского синдрома».
Не стали за минувший с Беслана год более ясными причины международного терроризма, его корни и те цели, ради которых совершаются теракты. Согласно исследованию в августе 2005 г., 12% опрошенных считают, что именно ислам является источником идеологии и практики международного терроризма, еще 16% связывают его с радикальными течениями внутри ислама. По мнению 25% респондентов, угроза может исходить от любых религиозных фанатиков, независимо от их конфессиональной принадлежности, а 39% вообще не видят взаимосвязи с терроризмом и религиозными убеждениями.
Не вызывают слишком большого доверия такие объяснения террористической деятельности, как стремление к уничтожению современной западной цивилизации (10%), распространение влияния ислама по всему миру (19%), защита традиционных исламских ценностей от экспансии западной цивилизации (6,2%) и преодоление нищеты и отсталости в бедных странах (5%). В первую очередь, по мнению опрошенных, это нажива, корысть (40%), борьба за территориальный передел мира (28%), жажда насилия, не имеющая конкретных целей (26 %).
Л. Г. Бызов

Источник: Словарь политических терминов.

Найдено научных статей по теме — 12

Читать PDF

Психологические особенности готовности к обучению в школе детей, проживающих в условиях г. Беслан и

Гусова Альбина Дударбековна
Статья посвящена исследованию психологических особенностей детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста проживающих в условиях г. Беслан и г. Владикавказ.
Читать PDF

Особенности эмоционально- личностного развития детей с ПТСР (лонгитюдное исследование детей г. Бесла

Текоева Залина Сергеевна
В работе представлены результаты одной из линий десятилетнего лонгитюдного исследования особенностей влияния ПТСР на эмоциональное развитие детей младшего школьного и подросткового возраста, переживших в 2004 г.
Читать PDF

Северный Кавказ многомерный мир. До и после Беслана

Паин Эмиль
"Дружба народов", М., 2005 г., № 1, с.154166.
Читать PDF

После Беслана: пессимизм в контексте PR

Киселев К.В.
Читать PDF

Опыт Беслана: эффективность лечебно-эвакуационного обеспечения детей

Розинов Владимир Михайлович, Петлах Владимир Ильич, Иванов Дмитрий Юрьевич, Шабанов Валерий Эминович
Представлены результаты пошагового анализа оказания медицинской помощи детям, пострадавшим при террористическом акте в Беслане.
Читать PDF

Психотерапевтическая помощь пострадавшим вследствие террористического акта в г. Беслане 1-3 сентября

Соколов Е. Ю.
Читать PDF

Работа психологов РПО в Беслане и владикавказе после террористического акта 1-3 сентября 2004 года

Скрипкина Татьяна Петровна, Мясникова Марина Николаевна
Читать PDF

Впечатления психолога о проблемах Беслана

Тащёва Анна Ивановна
Своеобразие психологических проблем первичных и вторичных жертв теракта в Беслане состоит в сочетании их индивидуальных психологических проблем с деструкцией межличностных отношений в республике, в том числе национальных, вероиспо
Читать PDF

После Беслана: детство, сложностность и риск

Дженкс Крис
Статья посвящена событиям в Беслане как поворотному моменту, в который постмодернистское воспевание различий превращается в невыносимый хаос.
Читать PDF

Опыт оказания психологической помощи населению после террористического акта в г. Беслане

Кочетков Я. А.
This papers presents the analysis of the experience of psychological care for 23 patients with acute stress reactions caused by the terrorist act in Beslan.
Читать PDF

Клиника и лечение психических нарушений у детей, пострадавших при террористическом акте в Беслане

Сухотина Н. К., Красов В. А., Крыжановская И. Л., Куприянова Т. А., Красова А. В., Генгер М. А., Петрова М. А.
Читать PDF

Антрапоцентрический подход к диагностике жертв терроризма в Беслане (anthropocentric approach to dia

Боев Игорь Викторович, Уваров Виктор Владимирович, Шаталова Анна Юрьевна, Сафарян Сергей Юрьевич
С позиций концепции конституционально-континуального пространства личности были подвергнуты патопсихолого-математическому анализу результаты обследования детей и подростков, пострадавших во время теракта в Беслане.