БАКЛАНОВ Олег Дмитриевич

Найдено 2 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [советское] [современное]

БАКЛАНОВ Олег Дмитриевич
Секретарь ЦК КПСС. Род. 17 марта 1932 г. в г. Харькове. Украинец. В 1958 г. окончил Всесоюзный заочный энергетический институт. Кандидат технических наук. Член КПСС с 1953 г. Трудовую деятельность начал в 1950 г. монтажником на заводе в г. Харькове. Затем работал настройщиком, мастером, начальником участка, зам. начальника и начальником цеха, зам. главного инженера завода. В 1963 - 76 гг. - главный инженер, директор завода, генеральный директор производственного объединения. С 1976 г. - зам., а затем - первый зам. министра общего машиностроения СССР. С апреля 1983 г. - министр общего машиностроения СССР. С февраля 1988 г. - секретарь ЦК КПСС. С 1986 г. член Центрального Комитета КПСС. Делегат XXV, XXVII съездов и XIX Всесоюзной конференции КПСС. Депутат Верховного Совета СССР 11-го созыва. Народный депутат СССР, Герой Социалистического Труда. Награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета» и медалями. Лауреат Ленинской премии. Жена - Лилия Федоровна, технолог по радиоэлектронике. Сын - Дмитрий, экономист. Увлечения: шахматы, автолюбительство.

Источник: Кто есть кто в мировой политике. М. Политиздат 1990

БАКЛАНОВ Олег Дмитриевич
(17.03.1932). Секретарь ЦК КПСС с 18.02.1988 г. по 25.04.1991 г. Член ЦК КПСС с 1986 г. Член КПСС с 1953 г.
Родился в г. Харькове. Украинец. Трудовую деятельность начал в 1950 г. монтажником на оборонном заводе. Работал настройщиком, мастером, начальником участка, заместителем начальника и начальником цеха, заместителем главного инженера завода. В 1958 г. окончил Всесоюзный заочный энергетический институт. Кандидат технических наук. В 1963 — 1976 гг. главный инженер, директор Харьковского приборостроительного завода, генеральный директор производственного объединения «Монолит» Министерства общего машиностроения СССР.
С 1976 г. заместитель, первый заместитель министра общего машиностроения СССР. В апреле 1983 г. был назначен министром общего машиностроения СССР. Занимал этот пост до февраля 1988 г. В 1988 — 1991 гг. секретарь ЦК КПСС. Курировал оборонную промышленность. В качестве личного представителя М. С. Горбачева вылетал в Афганистан для подготовки Наджибуллы к решению советского руководства о выводе своих войск. В начале 1989 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем доклад к предстоящему Пленуму ЦК по аграрной политике, возразил против предложения о введении территориального хозрасчета, назвал эту затею химерой.
С апреля 1991 г. — первый заместитель председателя Совета обороны при Президенте СССР. Один из создателей ракетно-ядерного щита СССР, космической системы «Энергия — Буран», орбитальной станции «Мир». Под его непосредственным руководством осуществлялся запуск советских космических кораблей, созданных в противовес американским «Шатлам». Депутат Верховного Совета СССР 11-го созыва. Народный депутат СССР в 1989 — 1991 гг. Делегат ХХV, ХХVII, ХХVIII съездов и ХIХ Всесоюзной конференции КПСС. Герой Социалистического Труда (1976). Награжден орденом Ленина, орденом Октябрьской Революции, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета». Лауреат Ленинской премии (1982). Противился уступкам М. С. Горбачева Западу в вопросах разоружения, отстаивал интересы военно-промышленного комплекса, проявил себя в этом плане достойным преемником Д. Ф. Устинова. Собирался выступить на апрельском (1991 г.) Пленуме ЦК КПСС с речью, текст которой был обнаружен во время обыска при аресте: «Иллюзорными выглядят сегодня представления о том, что военной угрозы извне нашему народу не существует. Нами и так сделаны колоссальные односторонние сокращения Вооруженных Сил, производства вооружения и военной техники, ведения научных и конструкторских работ в области обороны. Достигнутый в 70-е годы с огромным напряжением сил и средств народа военный паритет сегодня разрушен, и мы живем практически под диктовку США, которые стали фактически безраздельным властелином стран и народов, мировым жандармом...» Выход из сложившейся кризисной ситуации видел в восстановлении целостности СССР в границах 1985 г., в создании Комитета национального спасения с чрезвычайными полномочиями, вплоть до введения чрезвычайного положения в стране: «Чрезвычайные меры могут быть осуществлены лишь чрезвычайной политической властью, которая имеет разветвленную структуру, пронизывающую все слои общества, все сферы народного хозяйства. Такой властью может быть лишь КПСС, пусть обескровленная, отлученная от рычагов управления, но сохраняющая в себе вертикальные структуры, а значит, способность и возможность управлять на основе железной дисциплины ее членов...» Состоял с В. А. Крючковым и руководителем аппарата президента СССР В. И. Болдиным в одном дачном кооперативе, получил с ними кредит на 10 лет. 18.08.1991 г. вместе с О. С. Шениным, главкомом Сухопутных войск В. И. Варенниковым, руководителем аппарата Президента СССР В. И. Болдиным и начальником Службы охраны КГБ СССР Ю. С. Плехановым на самолете, принадлежавшем министру обороны Д. Т. Язову, летал в Форос к М. С. Горбачеву с целью уговорить ввести в стране чрезвычайное положение. Первым по их плану разговор должен был начать О. С. Шенин, а потом каждый добавил бы свое. Но М. С. Горбачев решил, что старший в группе О. Д. Бакланов и спросил у него, с какой целью они приехали. Задуманный порядок нарушился, О. Д. Бакланову пришлось начинать первым. Поняв, что М. С. Горбачев не подпишет указ, сказал: «Не хотите сами подписывать указ о введении чрезвычайного положения, передайте свои полномочия Янаеву. Отдохните, мы сделаем за вас «грязную работу», а потом вы сможете вернуться». По словам М. С. Горбачева, он «отверг это гнусное предложение». О. Д. Бакланов сказал: «Ельцин арестован». Потом поправился: «Будет арестован в пути».
На выходе встретилась Р. М. Горбачева. О. Д. Бакланов протянул ей на прощание руку, но Раиса Максимовна своей не подала. По дороге из правительственного аэропорта «Внуково-2» в Кремль у автомобиля, везшего парламентеров, недалеко от «Матросской тишины» пробило шину. Они пересели в следовавшую за ними резервную машину. В ночь на 19.08.1991 г. вместе с Г. И. Янаевым и премьер-министром СССР В. С. Павловым подписал «Заявление Советского руководства» о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР). 19 — 21.08.1991 г. входил в его состав. 20.08.1991 г. на вечернем заседании ГКЧП в Кремле обрисовал тяжелую социально-экономическую ситуацию в стране и сказал, что обещанные в обращении руководства ГКЧП к народу снижение цен и другие льготы не проводятся в жизнь. «Необходимо срочно находить средства, чтобы поддержать обещания ГКЧП», — сказал он. Присутствовавшие на заседании первые заместители председателя правительства В. Х. Догужиев и Ю. Д. Маслюков довольно резко на это отреагировали. «Когда вы сочиняли свои документы, то с правительством не согласовали», — упрекнул Ю. Д. Маслюков. Он напомнил, что в бюджете полная дыра и, когда делались обещания, не учитывалось, что средств неоткуда взять. О. Д. Бакланов распорядился, чтобы В. Х. Догужиев, исполнявший обязанности главы правительства в связи с болезнью В. С. Павлова, два раза в день, утром и вечером, предоставлял ГКЧП статистику о положении дел в экономике. В. Х. Догужиев в резкой форме ответил: разве О. Д. Бакланов не знает, что сбор оперативной статистики давно отменен? Статданных не будет ни днем, ни вечером. В. Х. Догужиева поддержал Ю. Д. Маслюков: «Цены понизить можно. Но где взять деньги на дотацию производства? В бюджете на это средств нет». Вспомнили о неприкосновенных военных запасах. Но тут «завелся» Д. Т. Язов. Он знал, что армейские резервы рассчитаны только на армию, и то на несколько дней. А на 300-миллионное население страны запасов хватит всего на один день. Кредиты были закрыты. Следствием разногласий среди членов ГКЧП стало недописанное заявление О. Д. Бакланова, обнаруженное во время обыска: «И. о. Президента СССР Янаеву Г. И. от члена ГКЧП Бакланова Олега Дмитриевича. Уважаемый Геннадий Иванович! В связи с неспособностью ГКЧП стабилизировать ситуацию в стране, считаю дальнейшее участие в его работе невозможным...» На совещании у В. А. Крючкова в ночь на 21.08.1991 г. обвинил руководство Министерства обороны в трусости, председателю КГБ поставил в упрек нарушение достигнутой ранее договоренности об отключении телефонов, электроэнергии в здании Верховного Совета России. Предложил сделать это немедленно. Настаивал на захвате Б. Н. Ельцина и правительства РСФСР: «Если мы их не возьмем, они нас повесят». Арестован в ночь на 24.08.1991 г. Прокуратурой СССР после согласия Президиума Верховного Совета СССР на привлечение к ответственности. 23.08.1991 г. постановлением Бюро Президиума ЦКК КПСС исключен из КПСС за организацию государственного переворота. В постановлении отмечено, что он и другие члены ГКЧП «грубо нарушили принципиальное требование Устава КПСС, согласно которому все организации партии, каждый коммунист обязаны действовать в рамках Конституции и советских законов. Они насильственно отстранили М. С. Горбачева от руководства страной и партией, попрали решения ХХVIII съезда КПСС». Во время следствия содержался в следственном изоляторе «Матросская тишина». Там открылась язва желудка. Потерял 14 кг веса. В декабре 1992 г. была изменена мера пресечения на подписку о невыезде. Амнистирован постановлением Государственной думы РФ в феврале 1994 г. На основании постановления Госдумы РФ «Об объявлении политической и экономической амнистии» 06.05.1994 г. уголовное дело было прекращено.
С 1996 г. член Политсовета Российского общенародного союза. Сотрудничает с различными банковскими и промышленными кругами. Возглавляет совет директоров ОАО «Рособщемаш», объединяющий предприятия ракетно-космического комплекса. Руководит Обществом дружбы народов России и Украины. Избирался в Госдуму, но получил всего 5,6% голосов. На ХХХII чрезвычайном съезде СКП — КПСС (июль 2001 г.) избран в состав Секретариата Совета СКП — КПСС.

Источник: Самые закрытые люди. От Ленина до Горбачева. Энциклопедия биографий. ОЛМА-ПРЕСС. 2002

|