АНДРОПОВ Юрий Владимирович

Найдено 2 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [современное]

АНДРОПОВ Юрий Владимирович


(15.06.1914 – 09.02.1984)


Кумир В. В. Путина.


Родился на станции Нагутская Ставропольского края.
Образование получил в Рыбинском техникуме водного транспорта Ярославской
области (1936), в Карело‑Финском государственном университете (5 курсов,
заочно), в Высшей партийной школе при ЦК КПСС (4 курса, заочно). В
1930–1931 гг. рабочий телеграфа, в 1931–1932 гг. ученик киномеханика
железнодорожного клуба в г. Моздок Северо‑Осетинской АССР, в 1936 г.
секретарь комсомольской организации Рыбинского техникума водного транспорта, в
1936–1937 гг. комсорг ЦК ВЛКСМ на судоверфи им. Володарского в г.
Рыбинске. С 1937 г. заведующий отделом пионеров Рыбинского горкома ВЛКСМ,
в 1937–1938 гг. секретарь Ярославского обкома ВЛКСМ, в 1938–1940 гг.
первый секретарь Ярославского обкома ВЛКСМ. В 1940–1944 гг. первый
секретарь ЦК ЛКСМ Карело‑Финской ССР. В 1944–1947 гг. второй
секретарь Петрозаводского горкома КП(б) Карело‑Финской ССР. В
1947–1951 гг. второй секретарь ЦК КП(б) Карело‑Финской ССР. В
1951–1953 гг. инспектор ЦК ВКП(б) – КПСС. С 1953 г. заведующий
подотделом Отдела партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК КПСС, затем
заведующий четвертым Европейским отделом МИД СССР. В 1953–1954 гг.
советник посольства СССР в Венгерской Народной Республике. В 1954–1957 гг.
Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Венгерской Народной Республике. В
1957–1967 гг. заведующий Отделом ЦК КПСС по связям с коммунистическими и
рабочими партиями социалистических стран. В 1962–1967 гг. секретарь ЦК
КПСС. С мая 1967 г. по май 1982 г. председатель КГБ СССР. С мая по
ноябрь 1982 г. секретарь ЦК КПСС. С ноября 1982 г. по февраль
1984 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС. Одновременно председатель
Президиума Верховного Совета СССР. Сменил в этой должности Л. И. Брежнева. В
1967–1973 гг. кандидат в члены Политбюро, в 1973–1984 гг. член
Политбюро ЦК КПСС. Генерал армии. Герой Социалистического Труда, награжден
многими советскими и иностранными орденами. Возглавив КГБ СССР, Ю. В. Андропов
многое сделал для популяризации этого закрытого ведомства, чему способствовали
две юбилейные даты – 50‑летие ВЧК – КГБ и 50‑летие советской внешней
разведки. Массовыми тиражами выходили книги о разведчиках, в кинотеатрах и по
телевидению демонстрировались патриотические фильмы о бойцах невидимого фронта.
Культовым фильмом стал «Мертвый сезон», где впервые признавалось, что советская
разведка действовала за рубежом и в мирное время. Под влиянием этой
массированной пропаганды (к/ф «Семнадцать мгновений весны», «ТАСС уполномочен
заявить» и др.) сформировалось решение 16‑летнего ленинградского
школьника В. Путина стать разведчиком. В 1998 г., став директором ФСБ, В.
В. Путин восстановил в здании на Лубянке мемориальный кабинет Ю. В. Андропова и
возвратил установленную здесь в 1985 г. мемориальную доску. В июне
1999 г. В. В. Путин провел заседание коллегии ФСБ, посвященное 85‑летию
со дня рождения Ю. В. Андропова. В августе 1999 г. журнал «Итоги» поместил
на обложке портреты Ю. В. Андропова и В. В. Путина, сопроводив их подписью: «В
Россию пришло время чекистов. Кремль хочет обрести в Путине „нового Андропова“
– любителя железной дисциплины и крутых мер». В ноябре 1999 г. австрийское
агентство АПА сравнивало В. В. Путина с Ю. В. Андроповым. Оба вышли из КГБ, оба
жаждали железной дисциплины и борьбы с коррупцией. Разница только в том, что
«при Андропове в магазинах появилась дешевая водка, поднявшая его популярность,
а Путину приходится вести войну с Чечней» (Московский комсомолец.
18.12.1999). Во время выборной кампании на пост Президента РФ зимой
2000 г. В. В. Путина представляли в качестве «второго Андропова» –
несгибаемого, последовательного борца за порядок и дисциплину, скупого на
внешние эффектные жесты, но всезнающего и всемогущего. 06.01.2000 г.
известный кремлевский врач академик Е. И. Чазов заявил по телеканалу НТВ, что
стиль работы и. о. Президента РФ В. В. Путина очень напоминает ему стиль работы
выдающегося государственного деятеля Ю. В. Андропова. В апреле 2000 г. З.
Бжезинский, сравнивая Ю. В. Андропова и В. В. Путина, говорил на международной
конференции по геополитике: «У обоих этих персонажей есть один общий
недостаток. Путин, как и Андропов, явно приверженец величия страны и ее
державной внешней политики. Это не устраивает. Россия даже не должна помышлять
о том, что возьмет пример с Франции де Голля. После крушения СССР Россия ничего
не имеет. Нет в России ни демократии, ни реформ, нет вообще функционирующего
государства. Потеряны армия и внешняя политика. Для России должна быть
уготована примерно такая же роль, как для кемалистской Турции, принявшей
лидерство Запада» (Российская газета. 12.04.2000).


Источник: Путинская энциклопедия

АНДРОПОВ Юрий Владимирович
(15.06.1914 — 09.02.1984). Генеральный секретарь ЦК КПСС с 12.11.1982 г. по 09.02.1984 г. Член Политбюро ЦК КПСС с 27.04.1973 г. по 09.02.1984 г. Кандидат в члены Политбюро с 21.06.1967 г. по 27.04.1973 г. Секретарь ЦК КПСС с 23.11.1962 г. по 21.06.1967 г. и с 24.05.1982 г. по 12.11.1982 г. Член ЦК КПСС в 1961 — 1984 гг. Член КПСС с 1939 г.
Родился на станции Нагутская Ставропольского края в семье железнодорожного телеграфиста. Русский. Отец умер, когда ему было пять лет. Мать, преподавательница музыки Елена Карловна Файнштейн, снова вышла замуж. Скончалась, когда ему исполнилось 13 лет. После ее смерти жил и воспитывался в семье отчима. В анкетах писал: «сирота». В фабрично-заводской семилетке в г. Моздоке Северо-Осетинской АССР, которую он окончил, был избран председателем ученического комитета. В 1932—1936 гг. учился в Рыбинском техникуме водного транспорта, одновременно работал на волжских судах матросом, штурвальным, помощником капитана. Впоследствии учился в Петрозаводском университете, но не закончил его. Будучи председателем КГБ, сдал экстерном экзамены в ВПШ при ЦК КПСС. Систематического образования не имел, и разговоры о его бесконечной начитанности не более чем легенды. Трудовую деятельность начал в 16-летнем возрасте рабочим телеграфа. В 1931 — 1932 гг. ученик киномеханика железнодорожного клуба в г. Моздоке. В 1936 г. секретарь комсомольской организации Рыбинского техникума водного транспорта Ярославской области. В 1936 — 1937 гг. комсорг ЦК ВЛКСМ судоверфи им. Володарского (г. Рыбинск). Яростно разоблачал троцкистов. На областном совещании секретарей райкомов и горкомов комсомола 02.09.1937 г. обвинил комсорга Волгостроя в личной пассивности в разоблачении врагов народа. В 1937 г. заведующий отделом пионеров Рыбинского горкома ВЛКСМ Ярославской области. Проработал в этой должности 16 дней. В 1937 — 1938 гг., не являясь членом ВКП(б), был секретарем, в 1938 — 1940 гг. первым секретарем Ярославского обкома ВЛКСМ. Занял место своего предшественника Брусникина, предложив на областной конференции выразить ему «политическое недоверие и удалить с конференции» за скрытие связи с враждебными элементами. В 1940 — 1944 гг. первый секретарь ЦК ЛКСМ Карело-Финской ССР. Партийную организацию вновь созданной союзной республики возглавлял О. В. Куусинен, ставший его покровителем. Изучал финский язык По официальной версии, созданной во время пребывания на посту Генерального секретаря ЦК КПСС, во время Великой Отечественной войны участвовал в организации партизанского движения в Карелии, занимался созданием подполья на временно оккупированной территории, заброской за линию фронта разведывательных и диверсионных групп. Однако не награжден ни одной боевой наградой, которые механически выдавались всем участникам войны после ее окончания к очередному юбилею. Не получил даже медалей «Партизану Отечественной войны», «За победу над Германией», не говоря об орденах Красной Звезды или Красного Знамени, что ставит под сомнение утверждение официальных биографов об участии в организации партизанских отрядов на оккупированной врагом территории.
С 1944 года на партийной работе: в 1944 — 1947 гг. второй секретарь Петрозаводского горкома КП(б) Карело-Финской ССР, в 1947 — 1951 гг. второй секретарь ЦК КП(б) Карело-Финской ССР. В период раскрутки «ленинградского дела» едва не был арестован. Будучи председателем КГБ, поинтересовался, как работает сотрудник, занимавшийся им в конце 40-х годов. Вопреки ожиданиям, даже не отправил его на пенсию, — был незлопамятным. В 1951 — 1952 гг. инспектор ЦК ВКП(б), курировал партийные организации лесопильной и целлюлозной промышленности.
С 1953 г. заведующий подотделом Отдела партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК КПСС.
С 1953 г. на дипломатической работе: заведующий 4-м Европейским отделом МИД СССР, который занимался отношениями с Польшей и Чехословакией. Однако вскоре был понижен в должности и направлен советником посольства СССР в Венгрии, где пробыл до 1954 г.
С 1954 г. по 1957 г. Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Венгерской Народной Республике. Намечался послом в Данию, стажировался в скандинавском отделе МИД. Послом в Венгрии стал по рекомендации В. М. Молотова. В 1956 г. пережил известные будапештские события, вызванные антисталинским докладом Н. С. Хрущева на ХХ съезде КПСС. Во время антисоветских волнений в Будапеште настоял на вводе в город советских танков. Тридцать боевых машин охраняли здание советского посольства. Чувство страха, испытанное во время венгерского мятежа, запомнилось ему надолго. Весной 1957 г. вернулся в Москву в ореоле спасителя социализма. Ему предложили возглавить вновь созданный Отдел ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран. В этой должности проработал десять лет, будучи одновременно с 1962 г. секретарем ЦК КПСС. Держался вполне демократично, на подчиненных не кричал, создал в отделе атмосферу духовной свободы. Не курил. Испытывал к табачному дыму острую идиосинкразию. Пил виски. Писал стихи, иногда вставлял в них ненормативные словечки. Любил джаз, приятным баритоном пел арии из опер, знал множество народных и казачьих песен. Играл на многих музыкальных инструментах. Разбирался в живописи, обожал романы Жаклин Сюзанн.
Был горячим болельщиком хоккейной команды «Динамо». Лицо холеное, породистое, с легким оттенком брезгливости, губы по-женски полноватые. Носил очки с золотыми дужками. После свержения Н. С. Хрущева в 1964 г. и смерти в том же году своего покровителя О. В. Куусинена остался в одиночестве. В «комсомольскую группу» А. Н. Шелепина не входил. Старался понравиться Л. И. Брежневу. В январе 1965 г. подвергся резкой критике на заседании Президиума ЦК КПСС за недооценку классового подхода во внешней политике. Особенно сильно нападали А. Н. Косыгин и А. Н. Шелепин.
С А. Н. Косыгиным была личная несовместимость, основанная на опасении, что предлагаемые премьером реформы могут размыть социально-политический строй. Некоторое время находился в опале, от переживаний перенес инфаркт, несколько месяцев пролежал в больнице, но к началу 1967 г. выздоровел. 19.05.1967 г. назначен председателем КГБ СССР вместо отправленного в Киев В. Е. Семичастного. Заместителями к нему Л. И. Брежнев приставил двух днепропетровцев генералов С. М. Цвигуна и Г. К. Цинева. Возглавив КГБ, полностью покончил там с остатками влияния А. Н. Шелепина. Провел основательную чистку аппарата комитета, заменив значительную часть беспардонных бывших комсомольских работников серьезно подготовленными сотрудниками с хорошим образованием и, как правило, опытом партийной работы. КГБ при нем стал заметно более «интеллигентным». Пробыл в этой должности пятнадцать лет, поставив абсолютный рекорд среди хозяев Лубянки. На этом посту проявлял большую осторожность, никогда не давал повода для подозрений в превышении своих полномочий, по любому поводу писал бумагу в ЦК КПСС, чтобы заручиться его поддержкой. Имел репутацию кабинетного руководителя с аналитическим уклоном, редко выезжал на места. Не имел ни одного выходного дня, приезжал на работу и по воскресеньям, не считаясь с состоянием своего здоровья. Всегда смотрел прямо в глаза, не отводил взгляд, не кричал, не матерился, не любил говорить о себе. Имел негромкий голос, заставлявший напряженно прислушиваться к его речи. Очень много читал, интересовался не только сутью, но и деталями многих дел. Обладал чувством юмора. Много знал наизусть из И. Ильфа и Е. Петрова, любил цитировать их. Иногда был не прочь подшутить и сам. Первоначально был верным соратником Л. И. Брежнева, исходил из того, что именно он должен руководить партией и государством. Вернул КГБ былую власть, вывел его из подчинения правительству (ранее назывался КГБ при Совете Министров СССР, при нем стал КГБ СССР), с лихвой компенсировал ущерб, нанесенный сокращениями при Н. С. Хрущеве.
Уже через месяц после прихода на Лубянку написал записку в Политбюро ЦК КПСС с предложением создать в центре и на местах структуры по борьбе с идеологическими диверсиями. В июле 1967 г. в системе КГБ было образовано 5-е управление с функциями защиты конституционного строя. Возродил особые отделы в армии и на флоте, усилил борьбу с инакомыслием. В служебных документах официально называл США главным противником СССР. Во время конфликта на пограничном острове Даманский (март 1969 г.) не поддержал сторонников нанесения мощного удара по китайской стороне. 17.12.1969 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем, надо ли публиковать официальную статью в связи с 90-летием со дня рождения И. В. Сталина, в отличие от возражавших А. П. Кириленко, Н. В. Подгорного, А. Я. Пельше и др., сказал: «Я за статью. Если мы опубликуем ее, мы не причиним никакого вреда». (АПРФ. Ф. 3. Оп. 120. Д. 7. С. 607). На вопрос Б. Н. Пономарева, а что скажут Гомулка и Кадар, ответил: «Кадар, например, в беседе со мной говорил: почему вы не переименуете Волгоград в Сталинград? Все-таки это историческое название. Вот вам и Кадар. Я считаю, что такую статью надо дать». (Там же). В декабре 1973 г. произведен в генерал-полковники, в 1976 г. в генералы армии. Прибавку к зарплате за воинское звание и выслугу лет в размере 400 рублей перечислял в детский дом. В служебном удостоверении в графе «Должность» значилось: «Сотрудник Комитета государственной безопасности СССР». К своему 60-летию (1974) получил Золотую Звезду Героя Социалистического Труда. Соперничал с министром внутренних дел Н. А. Щелоковым. Опасаясь, что Л. И. Брежнев передвинет главу МВД на пост председателя КГБ, направлял на имя Генерального секретаря докладные записки о неблагополучии в МВД, о воровстве и коррупции. Намекал, что обстановка в этом ведомстве компрометирует некоторых членов семьи Л. И. Брежнева (имелся в виду его зять Ю. М. Чурбанов, занимавший пост заместителя министра внутренних дел). По мере развития болезни Л. И. Брежнева внешнюю и оборонную политику СССР определял триумвират в составе Д. Ф. Устинова, Ю. В. Андропова и А. А. Громыко. На заседаниях Политбюро он сидел между ними. Имел очень сильное влияние на Л. И. Брежнева, который высоко ценил его и даже любил. Побуждал к принятию жестких мер к тем, в ком видел убежденных и активных противников социализма и советской власти. Убежденный противник диссидентского движения в СССР. Инициировал высылку в город Горький академика А. Д. Сахарова, выдворение из страны писателя А. И. Солженицына. 10.03.1967 г. на заседании Секретариата ЦК КПСС, обсуждавшем вопрос о А. И. Солженицыне, оценил его как человека, «который ведет антисоветскую работу». В то же время помог, вопреки возражениям М. А. Суслова и ученых из Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, выходу на сцену пьесы М. Шатрова «Так победим». 12.12.1979 г. на узком заседании Политбюро триумвират принял решение о введении советских войск в Афганистан. В архиве Политбюро под грифом «Особая папка» в запечатанном конверте сохранился рукописный текст протокола этого решения за № 11-176/125. На конверте надпись: «Ознакомились Шеварднадзе 12.08.1989 г. и Дзасохов 25.10.1989 г. Указание т. Болдина: без разрешения зав. Общим отделом ЦК КПСС не вскрывать. 25 октября 1989 г.». 27.12.1979 г. спецназ КГБ по приказу своего председателя провел операцию по уничтожению президента Афганистана Амина и доставке в Кабул просоветски настроенного Бабрака Кармаля. 24.05.1982 г. избран секретарем ЦК КПСС вместо скончавшегося 25.01.1982 г. М. А. Суслова и стал вторым человеком в партии. При жизни М. А. Суслова был его противовесом: оба неприязненно относились друг к другу. Л. И. Брежнев медлил четыре месяца, прежде чем остановил на нем свой выбор. Ласково называл его Юрой. Практически без обсуждения принимал все его поправки в тексты своих речей, начисто игнорируя замечания других коллег, включая А. П. Кириленко, П. Н. Демичева, К. В. Русакова и др. Но кресло № 2 занял больной человек. Еще будучи председателем КГБ, он уже не читал сам документы, редко выходил на прогулки. Он знал, что Л. И. Брежнев не сделал окончательного выбора относительно своего преемника, в разное время называл то В. В. Щербицкого, то К. У. Черненко. Это усиливало подозрительность и нервировало.
Приложил немало усилий для компрометации родственников Л. И. Брежнева, А. П. Кириленко, министра внутренних дел СССР Н. А. Щелокова и др. близких к Л. И. Брежневу людей. Инициировал закрытое постановление Политбюро «О повышении авторитета Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР тов. Брежнева Л. И.», послужившего основанием для безудержного его восхваления. Слыл «интеллектуалом» среди высшего партийного руководства. Один из немногих членов Политбюро, по причине близорукости и общей неспортивности не увлекавшийся охотой и не ездивший для этого в Завидово. Не взял для личного пользования ни одного подарка, которые получал от других государственных деятелей по случаю памятных дат. Все дары складывались в двух комнатах в Центральном клубе КГБ и позднее стали экспонатами музея. Нередко давал указание направить полученный подарок в детский дом или на другие благотворительные цели. Протежировал М. С. Горбачеву. В 1981 г. по предложению Ю. В. Андропова Политбюро санкционировало специальную директиву советским разведслужбам за рубежом организовать тщательный сбор информации о возможных планах США и НАТО совершить внезапное ядерное нападение на СССР. По словам А. Ф. Добрынина, это была самая крупномасштабная послевоенная разведывательная операция, продолжавшаяся до 1984 г., под кодовым названием «РАЯН» («ракетно-ядерное нападение»). 10.11.1982 г. Л. И. Брежнев умер, и в тот же день, уединившись, триумвират с участием Н. А. Тихонова решил вопрос о Генеральном секретаре. Пленум ЦК КПСС утвердил Ю. В. Андропова в этой должности. Он пытался навести порядок в стране, укрепить расшатанную в последние годы правления Л. И. Брежнева дисциплину с помощью простейших мер, включая облавы на улицах. По словам его помощника А. М. Александрова-Агентова, пересказавшего ему услышанный в городе анекдот о том, что возглавляемое им учреждение называется отныне не ЦК КПСС, а ЧК КПСС, Ю. В. Андропову это очень не понравилось, он нахмурился и помрачнел. Запретил руководителям принимать подарки от иностранцев стоимостью свыше 50 рублей, все, что превышало эту сумму, должно было сдаваться в казну. Перевел в Москву из Баку Г. А. Алиева и назначил его первым заместителем Председателя Совета Министров СССР, из Ленинграда — Г. В. Романова, избранного секретарем ЦК КПСС. 16.06.1983 г. Ю. В. Андропов был избран Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Являлся Председателем Совета обороны СССР. 01.09.1983 г. вел последнее в своей жизни заседание Политбюро. Выглядел крайне плохо. В то время жил уже на искусственной почке. Говорил часто запинаясь, перебирал листки текста старчески дрожащими руками. В тот же день улетел в отпуск в Крым. На отдыхе, чтобы разрядить больничную обстановку дачи, поехал погулять в лес и сел там на гранитной скамейке в тени деревьев. По словам главного кремлевского врача Е. И. Чазова, «как он сам нам сказал позднее, он почувствовал озноб, почувствовал, как промерз, и попросил, чтобы ему дали теплую верхнюю одежду. На второй день у него развилась флегмона». Был немедленно транспортирован в Москву и помещен в Центральную клиническую больницу и, хотя продолжал заниматься делами, на работу уже больше не вернулся. Видел только одним глазом. Передвигаться самостоятельно не мог, его носили на руках. Когда читал документы, дежурный адъютант переворачивал страницы. Подумывал об уходе с поста Генерального секретаря. Неожиданно для всех позвонил самому молодому секретарю ЦК КПСС Н. И. Рыжкову: «Николай Иванович, если я уйду на пенсию, какое материальное обеспечение вы мне сохраните?» Н. И. Рыжков настолько растерялся, что не знал, как ответить. «Вы там подумайте о том, что я сказал», — закончил разговор Ю. В. Андропов. Тогда же группа генералов КГБ обратилась на имя В. М. Чебрикова с официальным письмом, в котором указывали на недостатки в лечении Ю. В. Андропова и требовали вмешательства председателя КГБ в обеспечение процесса лечения. По версии его помощника А. И. Вольского, обнародованной в 1990 г., существовала письменная рекомендация Ю. В. Андропова в отношении М. С. Горбачева как своего возможного преемника, которая якобы им самим была включена в выступление на Пленуме ЦК, но затем исчезла из текста, зачитанного на Пленуме. Умер от отказа обеих почек. Был депутатом Верховного Совета СССР 3, 6 — 10-го созывов, депутатом Верховного Совета РСФСР 7 — 10-го созывов. Награжден четырьмя орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, Красного Знамени, тремя орденами Трудового Красного Знамени и медалями, а также наградами иностранных государств. Похоронен у Кремлевской стены на Красной площади в Москве. В 1984 г. г. Рыбинск Ярославской области был переименован в г. Андропов. В 1989 г. городу возвращено прежнее название.

Источник: Самые закрытые люди. От Ленина до Горбачева. Энциклопедия биографий. ОЛМА-ПРЕСС. 2002

|