Второй мирВТОРОЙ ТУР ГОЛОСОВАНИЯ

Второй съезд Партии левых социалистов-революционеров-интернационалистов

Найдено 1 определение:

Второй съезд Партии левых социалистов-революционеров-интернационалистов

17—25 апреля 1918, Москва. 59 делегатов с решающим голосом от 29 губерний, не менее 30 «приглашенных», «кандидатов» — с совещательным, а также от ВЦИК, Крестьянской секции ВЦИК, Викжедора, Северной железной дороги. Всего представлены были 48513 членов партии. Не сумели прибыть делегаты от 22 губерний. Президиум съезда: Б. Д. Камков, А. Л. Колегаев, М. А. Спиридонова, В. Е. Трутовский, И. З. Штейнберг, почетные председатели — М. А. Натансон и Ф. Адлер. Были обсуждены: Политический отчет ЦК (П. П. Прошьян); доклады — О работе Крестьянской секции ВЦИК (Спиридонова), О деятельности фракции ПЛСРИ ВЦИК (В. М. Левин), Об отношении к Брестскому миру и выходе левых эсеров из СНК (Камков), О политической программе партии (Д. А. Магеровский), О Совете федерации (П. Бойченко), По аграрному вопросу (И. А. Майоров), По экономической политике, Издательскому и литературно-агитационному делу (Трутовский), Об Уставе партии (М. Л. Сирота); Выборы ЦК. Съезд заслушал сообщение о перспективах объединения с эсерами-максималистами.

Отчет ЦК был лоялен по отношению к РКП(б), но Прошьян подчеркнул, что острые разногласия имели место по вопросам о мире и социализации земли. Левин добавил тезис о настойчивой узурпации СНК и Президиумом ВЦИК прав ВЦИК, работа которого низведена «к голосованию декретов, предлагавшихся ему на формальное утверждение СНК» (ЦПА НМЛ, ф. 564, оп. 1, д. 1, л. 41). Магеровский заявил, что принцип демократического централизма, осуществляемый большевиками, противоречит идее Советской федерации, по инициативе левых эсеров декларированной 3-м съездом Советов и одобренной на местах (см. там же, д. 2, л. 71—73, 135—37). Спиридонова говорила о «бесконечных спорах» по каждому пункту левоэсеровского закона о земле, поправках большевиков к декрету, грозящих «уничтожить весь смысл и весь дух нашей социализации земли»; отметила попытки большевиков «обезглавить» крестьянство, свести на нет влияние Крестьянской секции ВЦИК, даже распустить эту организацию; заявила: «пролетариат... не может в настоящее время претендовать на роль боевого авангарда в решении судеб нашей русской истории... Советскую власть укрепить до конца и развить все социальное содержание нашей революции должно крестьянство. И вот с этой точки зрения Крестьянской секции, этому организующему центру, предстоит огромная работа» (там же, д. 1, л. 31—32, 40).

Политический отчет ЦК и доклад Спиридоновой отражали позицию центристской группы в руководстве партии. Эта группа расходилась с РКП(б) по многим вопросам внутренней и внешней политики, но считала разумной тактикой «оппозицию с поддержкой», борьбу против Брестского мира лишь легальными методами, выход левых эсеров из СНК политическим просчетом и настаивала на участии ПЛСРИ во всех советских структурах.

Доклад Камкова, лидера левоэсеровских радикалов, отличался открытым антибольшевизмом, непримиримостью тона. Он обвинил РКП(б) в навязывании стране мира, который отдал на разграбление Украину, Прибалтику, Финляндию, принес бедствия трудящимся, затруднил революционный процесс в Германии и Австро-Венгрии. Он заявил: «Вряд ли можно говорить серьезно о влиянии нашей партии в Советском правительстве... мы не могли отстоять даже того вопроса, который лежит краеугольным камнем в нашей программе, — диктатуры пролетариата и трудового крестьянства» (там же, л. 164). Штейнберг утверждал: «... наши Советские органы развращаются все больше и с каждым днем. Вино власти многим так ударило в голову, что мы почти не умеем с этим справиться... Создается впечатление, что за деньги все можно сделать, что никогда партийные синекуры и кумовство не были так сильны, как теперь, что создается особая советская, я бы сказал, преторианская бюрократия. Советское дело делается не народными массами, а специально поставленными людьми, которые превращаются в «профессионалов власти». Мы имеем демократическую бюрократию, но с худшими задатками, чем старая бюрократия, которая боялась, по крайней мере, Бога и начальства, а эти считают себя и Богом, и царем, и начальством. Все горе в том, что Советская республика еще не родилась, что до сих пор она заменяется диктатурой даже не пролетариата, а верхушек его отдельных партий и лиц»; он одобрил выход левых эсеров из СНК и закончил выступление призывом: «Большевики умели дерзать в момент политического перелома. В этом их достоинство, в этом их сила. Должны уметь дерзать и мы» (там же, л. 187). Делегат от Псковской губернии О. Л. Чижиков, в дальнейшем один из теоретиков партии, подытожил: «Мы не будем входить в правительство не потому, что мы не хотели ратифицировать мир — это сущие пустяки. Но... по более глубоким... причинам, именно по тем, что в настоящий момент партия большевиков разрушается, гниет ... мы должны сконцентрировать все свои силы, чтобы быть в состоянии взять в свои руки власть» (там же, д. 2, л. 50).

Пробольшевистски настроенные делегаты протестовали. Несколько раз слово брала член ЦК, участница мирных переговоров А. А. Биценко. Жестче других был A. М. Устинов. Он назвал сторонников Камкова предателями левоэсеровского дела, в борьбе за власть перешедших на позиции меньшевистской газеты «Новая Жизнь» и кадетской газеты «Утро России», людьми, готовыми отказаться от всего конструктивного, что было сделано обеими партиями после Октября: от социализации земли, контроля над фабриками, от социальных реформ. Он не согласился, что в союзе с РКП(б) левые эсеры являлись лишь «несчастными просителями в большевистской передней. «Я утверждаю, что когда мы находились у власти, мы не раз заставляли большевиков принимать решения», угодные ПЛСРИ. Главное — участие в развернувшейся социальной революции. Для этого необходимо быть у власти вместе с большевиками — «единственной истинно революционной партией, которая действует на арене русской революции» (там же, д. 1, л. 196—200). Некоторые делегаты с мест отмечали ослабление влияния левых эсеров после разрыва блока. Натансон отметил, что большевики честно выполняли взятые на себя обязательства, не мешали ПЛСРИ проводить социализацию земли (там же, д. 1, л. 82, 100, 108, 121; д. 2, л. 79). Спиридонова усомнилась в политической чистоплотности камковцев. Она обвиняла: в пору становления левоэсеровской партии вы сотрудничали с большевиками, а теперь, когда ПЛСРИ набрала силу, а большевики «немного ослабли, когда есть возможность столкнуть их, спихнуть и стать на их место» — вы готовы сделать это. — «В такой исторически ответственный и тяжелый для народа момент бросать власть, устраивать политику мы не имели права, потому что или тогда должны были бить большевиков, или оставаться с ними до конца даже в их ошибках и в их падении»; в настоящее время «нам разрывать свою связь с большевиками — это значит, товарищи, подкосить Советскую власть»; и добавила: «... когда мы из СНК вышли, то этим самым... может быть, осудили себя на гибель» (там же, д. 1, л. 173; д. 2, л. 104). Пытаясь переломить ситуацию, Колегаев, Майоров, Спиридонова и Трутовский отказались баллотироваться в новый состав ЦК (там же, д. 2, л. 229). Это возымело действие: «Резолюция по текущему моменту» носила компромиссный характер. В ней, в частности, говорилось:

«Позиция большинства ЦК и фракции левых социалистов-революционеров 4-го съезда Советов, занятая по вопросу о ратификации мира, и в связи с ней состоявшийся выход из СНК делегации левых социалистов-революционеров является правильной. ... Съезд уполномочивает ЦК в случае изменения политической конъюнктуры принять участие в центральной власти... выход из СНК ни в коей мере не должен был повести к подрыву... органов советской власти, съезд санкционирует решение ЦК об оставлении всех работников — членов партии во всех учреждениях и коллегиях Комиссариатов и других органов...» (там же, д. 3, л. 149).

Участники дискуссии по докладу Магеровского констатировали прогрессирующий абсентеизм масс; были возмущены тем, что затруднен контроль ВЦИК над правительством, связь Советов с избирателями очень слаба, а избирательная система многоступенчата и недемократична, лишает права голоса значительные категории трудящихся, отдает приоритет городским рабочим и дискриминирует крестьянство; высказывали недовольство способом комплектования ВЦИК — по общему мнению, он, чтобы быть свободным от диктата ЦК политических партий, от людей случайных, не знающих положение дел на территории огромной страны, должен избираться не на съезде Советов, а на местах через прямые выборы; сочли ненужным существование СНК как органа, обладающего правом законодательствовать и фактически независимого от ВЦИК, предложили либо упразднить Президиум ВЦИК, либо резко ограничить его компетенцию, оставив лишь распорядительную функцию (там же, д. 2, л. 163).

Обсуждая проблемы Советской федерации, все были против большевистской политики демократического централизма, требовали децентрализации, свободы творчества на местах, приветствовали такие образования, как Московская, Крымская, Донецкая и прочие республики, но отмечали и теневые стороны этого процесса. Характерно выступление Закса:

Те формы, которые принимает сейчас Россия, нелепы. «Каждая губерния может объявить себя автономной и создать свой СНК. Калужская губерния заявляет нам, что у них СНК выбран и что она имеет с нами связь, поскольку зависит от нас. Но если будут конфликты — будет печатать свои денежные монеты. Это — нелепость, непонимание задач государственной конструкции». Он выразил сомнение в целесообразности строить Федерацию лишь по национально-территориальному признаку, сочтя, что этот путь ведет к «созданию шовинизма» (там же, д. 2, л. 174—77). По вопросу о регулярной армии получила одобрение формулировка Шрейдера: «Мы за армию добровольную, волонтерскую» (там же, л. 156).

Съезд принял политическую программу партии. В преамбуле говорилось о социальной революции, ее этапах, особенностях текущего переходного периода от капитализма к социализму, анализировались особенности, присущие Советской Республике. Вторая часть констатировала, что ПЛСРИ «... в настоящий момент будет отстаивать в политической области следующие меры: 1. ... вся власть как в центре, так и на местах должна принадлежать трудовому народу — его классовые органы должны править страной. 2. Советскую Республику. Органами ее являются съезды или пленумы (общие собрания) и исполнительные комитеты; первые — это органы высшего руководства, вторые — это органы, объединяющие в себе и законодательную власть (общие собрания Исполнительного Комитета) и исполнительную власть (отделы Исполнительного Комитета). 3. Свободную федерацию Советских Республик, образуемых на основе национальных, бытовых, производственных и территориальных особенностей. 4. Полноту местной исполнительной власти... заключающуюся в сосредоточении местными Советами... всех исполнительных функций и в праве назначения на все должности своих представителей. 5. ... постепенное проведение прямого, равного, тайного и пропорционального голосования среди трудящихся, выборность по организациям труда, право отзыва депутатов, обязанность отчета перед избирателями. 6. Реальное обеспечение осуществимости для трудящихся... свободы совести, слова, печати, собраний и союзов... проведение в жизнь... права на труд, права на землю, права на воспитание и образование» (там же, д. 3, л. 46).

Резолюция по аграрному вопросу подчеркивала, что крестьянство может добиться своих классовых целей только в прочном союзе с рабочими, что в этом единстве — залог успешной борьбы за социализм. И далее: «Поскольку трудовое крестьянство в силу своей многочисленности... является самым сильным отрядом восставшей армии трудящихся России, оно является... могучим рычагом международной социальной революции. ... Главным требованием трудового крестьянства является повсеместное проведение социализации земли, то есть отмены частной собственности на землю и проведение уравнительно-трудового землепользования, исключающего наемный труд... Но социализация земли не может быть самоцелью, а лишь средством к конечной цели проведения социализма. Навстречу этому идет естественный процесс широкого применения коллективного труда на общественной земле...» (там же, л. 157).

В резолюции «по рабочей программе» центральным было требование проведения в жизнь рабочего контроля над производством, который понимается ПЛСРИ «не как отдача фабрик и заводов рабочим, железных дорог — железнодорожникам и т. д., а как организованный централизованный контроль над производством в общегосударственном масштабе... Профессиональные союзы и фабрично-заводские комитеты являются на местах в области контроля точными выполнителями решений центральных организаций... Только вышеуказанный рабочий контроль гарантирует ведение производства страны в интересах широких народных масс» (там же, л. 91). В разделе о рабочем законодательстве декларировалось, что ПЛСРИ ставит целью «охрану духовных и физических сил» трудящихся, «увеличение их способности к дальнейшей борьбе за социализм» (там же). В «Резолюции по экономической программе» с удовлетворением констатировалось, что в стране складывается новый тип хозяйства, в котором частный капитал не является доминирующим элементом. Указывалось, что в интересах активизации этого процесса ПЛСРИ в области производства будет отстаивать принудительное трестирование и введение трудовой повинности; в сфере обмена — постепенную замену денежного обращения системой непосредственных расчетов между трестированными предприятиями и организацию товарообмена; в области распределения — выравнивание заработной платы и организацию обеспечения неработоспособных членов общества (там же, л. 156).

«Временный Организационный Устав» закреплял сложившуюся структуру партии: местные комитеты — областные объединения — Совет партии — ЦК и съезд (высшая партийная инстанция, созыв не реже 2 раз в год). Он определил состав Совета партии, который должен был собираться в промежутках между съездами «для решения неотложных вопросов тактики и организации», и ЦК ПЛСРИ (15 членов и 5 кандидатов в члены). Устав был направлен на то, чтобы покончить с пороками ПСР — расхлябанностью и пренебрежением к дисциплине (там же, л. 116—20).

Съезд избрал ЦК: П. Б. Голубовский, Р. В. Иванов-Разумник, Б. Д. Камков. В. А. Карелин, И. К. Каховская, А. Л. Колегаев, В. М. Левин, Д. А. Магеровский, М. Л. Натансон, П. П. Прошьян, М. Л. Спиридонова, В. Е. Трутовский, Д. А. Черепанов, П. И. Шишко, И. З. Штейнберг.

Не были переизбраны сторонники тесного блока с РКП(б) В. А. Алгасов, Б. Ф. Малкин, А. М. Устинов. В кандидаты были переведены бывшие члены ЦК А. А. Биценко, «умеренные» И. А. Майоров, С. Д. Мстиславский, А. А. Шрейдер (там же, л. 176). На организационном заседании ЦК 25 апреля председателем Президиума ЦК был избран Камков, товарищами председателя Карелин и Прошьян. Секретариат ЦК возглавил Штейнберг (там же, ф. 564, оп. 1, д. 11, л. 3).

А. Л. Разгон.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь: политические деятели России, 1917 г.

Найдено схем по теме Второй съезд Партии левых социалистов-революционеров-интернационалистов — 0

Найдено научныех статей по теме Второй съезд Партии левых социалистов-революционеров-интернационалистов — 0

Найдено книг по теме Второй съезд Партии левых социалистов-революционеров-интернационалистов — 0

Найдено презентаций по теме Второй съезд Партии левых социалистов-революционеров-интернационалистов — 0

Найдено рефератов по теме Второй съезд Партии левых социалистов-революционеров-интернационалистов — 0