ВОПРОСЫ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯВОРОНИН Василий Николаевич

ВОРОВСКИЙ, Вацлав Вацлавович

Найдено 1 определение:

ВОРОВСКИЙ, Вацлав Вацлавович

1871-1923) - выдающийся советский дипломат. В 1890 поступил на физико-математический факультет Московского университета, а в 1891, выдержав конкурсный экзамен, перешел в Московское Высшее техническое училище. Заканчивал свое образование в Мюнхене. Еще будучи студентом, В. примкнул к революционной социал-демократии, а после раскола РСДРП в 1903- к большевикам-ленинцам, в рядах которых оставался до конца своей жизни.

Вскоре после Великой Октябрьской социалистической революции В. был назначен полномочным представителем РСФСР в скандинавских государствах (Швеция, Дания, Норвегия). Положение В. в качестве дипломатического представителя было исключительно тяжелым, ибо Советское правительство еще не было признано и соответствующие министерства иностранных дел отказывались сноситься с полномочными представителями Советской республики в официальном порядке. К тому же с начала 1918 в Финляндии вспыхнула гражданская война, и, таким образом, связь между Швецией и Россией была затруднена. Тем не менее деятельность В. в этот период, состоявшая главным образом в информировании Советского правительства о событиях международной политики, имела большое значение для Советской России, которая находилась в кольце блокады, распространявшейся и на область информации. Кроме того, в течение всего периода переговоров в Брест-Литовске при посредстве В. происходили параллельные переговоры с Германией в Стокгольме.

В августе 1918 В. в качестве председателя советской делегации принял участие в переговорах между РСФСР и Финляндией, происходивших в германском министерстве иностранных дел. Правительство Вильгельма II, по инициативе которого начались эти переговоры, стремилось при помощи правых буржуазных группировок Финляндии, ставшей вассалом Германии, захватить как можно больше территорий за счет России. Финская делегация находилась под прямым контролем германской дипломатии. Кроме того, обстановка, создавшаяся после подписания Брест-Литовского договора, ограничивала свободу действий советской дипломатии. Однако В. держал себя с исключительным достоинством и большой выдержкой. Когда финская делегация предъявила требование о присоединении к Финляндии всего Кольского полуострова и части Олонецкой губернии, В. твердо заявил, что на таких условиях советская делегация никогда не подпишет мирный договор. Переговоры оказались безрезультатными, и В. вскоре вернулся в Стокгольм.

В конце 1918 шведское правительство порвало с Советской Россией даже те полуофициальные отношения, которые имели место в течение предшествующего периода. В начале 1919 В. покинул Стокгольм и вернулся в Москву, где возглавил только что созданное Государственное издательство. В октябре 1920 В. был назначен полномочным представителем РСФСР в Италии, с которой ему предстояло добиться политического и торгового соглашения. Вопрос о кандидатуре, а затем и о въезде В. чрезвычайно затягивался итальянским правительством. В. прибыл в Рим лишь 14. III 1921. С самого начала ему пришлось начать борьбу за права дипломатического представителя Советского правительства. Итальянские власти потребовали и, несмотря на протесты В., настояли на досмотре его багажа вопреки международному правилу, освобождающему багаж дипломатического представителя от осмотра. В знак протеста В. отклонил свидание, назначенное ему министром иностранных дел графом Сфорца. Только после того как Сфорца нотой уведомил В., что им отдано таможенным властям распоряжение применять к багажу В. те же правила, какие применяются к багажу всех других дипломатических представителей, В. согласился на свидание.

В. с большим искусством вел переговоры, в результате которых было подписано советско-итальянское торговое соглашение 1921 (см.), дававшее Советской России признание де факто и открывавшее возможность развития итало-советских торговых отношений.

Благодаря своему уму, блестящему образованию (В. свободно владел английским, французским, немецким, польским, итальянским и шведским языками), дипломатическому такту и личному обаянию В. завоевал большой авторитет в Риме.

В январе 1922 через В. велись переговоры о приглашении Советской России на Генуэзскую конференцию (см.). В ее работах В. участвовал в качестве члена и генерального секретаря делегации РСФСР.

После фашистского переворота в Италии (28. X 1922) положение советского представителя в Риме стало исключительно тяжелым. Фашисты требовали разрыва отношений с Советской Россией и высылки ее полпреда. Перед небольшим домом, занимавшимся советской делегацией (здание российского посольства в это время находилось в руках белогвардейцев), происходили демонстрации, сопровождавшиеся угрозами фашистов по адресу В. и его сотрудников. В эти дни В. проявил мужество, спокойствие и достоинство. Уже во время первого свидания с Муссолини возможность разрыва итало-советских отношений была устранена. Более того, Муссолини внес на ратификацию парламента итало-советское соглашение от 29. XII 1921 и начал с В. новые переговоры, которые (уже после смерти В.) привели к восстановлению нормальных дипломатических отношений (7. II 1924).

С ноября 1922 В. участвовал в качестве члена делегации РСФСР на Лозаннской конференции (см.), где в течение первого периода конференции (20. XI 1922-4. II 1923) совместно с Г. В. Чичериным активно защищал советский проект режима проливов. Принципиальная позиция, занятая советской делегацией, и дискуссия, которую она с успехом вела, вызвали сильнейшее раздражение со стороны английской делегации. Керзон решил принять все необходимые меры, чтобы не допустить советских делегатов к участию во второй стадии конференции, которая открылась 9. IV 1923. Не получив обещанного официального сообщения о начале работ, В. обратился 12. IV к секретариату конференции, на что последний заявил, что "в намерения приглашающих держав (Англия, Франция, Италия) не входит вновь открывать прения по поводу конвенции о проливах". Секретариат конференции предлагал Советскому правительству просто подписать конвенцию о проливах, проект которой был к этому времени согласован между державами Антанты, с одной стороны, и Турцией - с другой. Протест В. никаких последствий не имел. Тогда В. лично прибыл в Лозанну, чтобы бороться за участие советской делегации на конференции.

В. пришлось преодолевать сопротивление не только секретариата конференции, осуществлявшего директивы Керзона, но и швейцарских властей, чинивших препятствия пребыванию В. и его сотрудников в Лозанне (в частности швейцарская миссия в Берлине отказала в визе советскому дипломатическому курьеру, направлявшемуся из Москвы в Лозанну). Эта борьба, которую мужественно вел В., отражена в его письме, написанном за два дня до его смерти. В. писал: "Союзники, как известно, с самого начала пытались отстранить нас от дальнейшего участия в конференции под предлогом, будто вопрос о проливах закончен, а подписать конвенцию Чичерин отказался, - в сущности боясь нашего влияния на турок и на общественное мнение. Мои возражения, представленные в ноте... старались сначала не замечать на том основании, что они, якобы, им неизвестны... Наконец, когда вся эта глупая комедия стала более невозможной, они просто решили отвергнуть мои доводы и не допустить нас на конференцию, о чем, по сведениям газет, довели до сведения швейцарского правительства..., Таким образом, мы сидим здесь в качестве наблюдателей. Однако, нас хотят выжить, если не мытьем, так катаньем".

Даже грубое устранение В. с конференции казалось недостаточным ее устроителям.

8. V 1923 министр иностранных дел Великобритании лорд Керзон предъявил Советскому правительству ультиматум (см. Керзона ультиматум). Наглый и вызывающий тон этого ультиматума и требования, предъявленные им Советскому правительству, явились сигналом и развязали руки белогвардейским организациям, уже давно намеревавшимся физически устранить В. как одного из талантливых представителей советской дипломатии. Учитывая создавшуюся обстановку, Советское правительство 9. V отдало распоряжение В. покинуть Швейцарию. Но 10. V белогвардеец Конради, совершенно свободно пройдя в гостиницу "Савой", где проживал В., двумя выстрелами убил его. В июне 1923 швейцарский суд оправдал Конради (см. ).

Широко образованный марксист, горячий патриот советского отечества, В. проявил свои недюжинные способности в качестве одного из первых и лучших советских дипломатов.

Литература:
Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях. Ч. 3. От снятия блокады с Советской России до десятилетия Октябрьской революции. Вып. 1. Акты советской дипломатии. М. 1928. С. 242-243, 286-272, 337-338, 375- 377. - Бонч-Бруевич, В. Д. На славном посту. Памяти В. В. Воровского (По личным воспоминаниям). М. 1923. 47 с. - Калашникова, В. В. В. Боровский - [Очерк жизни и деятельности]. М. 1927. 55 с. - Стенограмма публичного заседания Социалистической академии, посвященного памяти В. В. Воровского (31 мая 1923 г.). "Вестник Социалистической академии". 1923. Кн. 5. С. 178-203.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Дипломатический словарь

Найдено схем по теме ВОРОВСКИЙ, Вацлав Вацлавович — 0

Найдено научныех статей по теме ВОРОВСКИЙ, Вацлав Вацлавович — 0

Найдено книг по теме ВОРОВСКИЙ, Вацлав Вацлавович — 0

Найдено презентаций по теме ВОРОВСКИЙ, Вацлав Вацлавович — 0

Найдено рефератов по теме ВОРОВСКИЙ, Вацлав Вацлавович — 0