ТИТМУСС РИЧАРДТитов Александр Андреевич

ТИТО ИОСИП БРОЗ

Найдено 1 определение:

ТИТО ИОСИП БРОЗ

1892–1980)   Президент Югославии с 1953 года, председатель Президиума СФРЮ с 1971 года, маршал (1943). В 1945 году возглавил правительство Югославии. Выступал поборником внеблоковой политики, был одним из лидеров Движения неприсоединения. Иосип Броз родился 25 мая 1892 года в селе Кумровец, в Хорватии, входившей тогда в состав Австро-Венгрии, недалеко от Загреба, в живописном хорватском Загорье на границе со Словенией. Точной датой рождения Иосипа Броза является 7 мая 1892 года, однако по установившейся в период народно-освободительной борьбы традиции день его рождения стал отмечаться 25 мая. Его отец, Франц Броз, по национальности был хорватом, мать, Мария Явершек, — словенкой. Иосип был седьмым из пятнадцати детей, восемь из которых умерли в раннем возрасте. Семью преследовали бедность и лишения. В 1907 году после окончания пяти классов начальной школы и двух классов гимназии 15-летний Иосип отправился в город Сисак (Хорватия). Поступив там учеником в слесарно-механическую мастерскую, он за три года основательно освоил слесарное дело и уже как высококвалифицированный механик работал на различных машиностроительных заводах. Осенью 1913 года его призвали в австро-венгерскую армию. Иосип Броз Тито показал себя хорошим солдатом. Он имел чин взводного, когда, получив тяжелое ранение у местечка Окна, 4 апреля 1915 года попал в плен и оказался в России. В течение 11 месяцев Иосип Броз лечился в госпитале, размещавшемся в Успенском монастыре города Свияжска, недалеко от Казани. В конце лета1916 года он оказался в лагере военнопленных в городе Кунгур (тогдашней Пермской губернии), где пленных использовали на строительстве железной дороги. Здесь Иосип Броз познакомился с рабочими-большевиками, впервые прочитал работы В. И. Ленина. В Кунгуре его застала весть о победе Февральской революции. В мае 1917 года И. Броз сбежал в Петроград. Нанявшись на работу на Путиловский завод, он вместе с другими рабочими участвовал в июльской демонстрации против Временного правительства. Решив под влиянием этих событий «отправиться домой делать революцию», И. Броз предпринял попытку выехать через Финляндию на родину. Однако под Улеаборгом (ныне — Оулу) его схватила полиция и отправила обратно в Петроград, где его заключили в Петропавловскую крепость. Отсидев там три недели, он был выслан в Сибирь. О том, что в Петрограде произошла социалистическая революция, И. Броз узнал в пути. По прибытии в Омск И. Броз вступил в конце октября 1917 года в Красную гвардию, в ее интернациональный отряд. В нем он прослужил несколько месяцев, участвовал в боях против колчаковцев. «В то время, так было принято, — писал И. Броз Тито в своих воспоминаниях, — я подал заявление с просьбой принять меня в советское гражданство и в Большевистскую партию». Скрываясь от колчаковских ищеек, И. Броз устроился на работу механиком на паровой молотилке в деревне Михайловке, расположенной в 70 км от Омска. В этой деревне он познакомился в конце 1917 года с Пелагеей, дочерью крестьянина Дениса Белоусова, на которой в следующем году женился. Он часто бывал в Омске, работал агитатором, активно участвовал в революционной работе. В партию его приняли ориентировочно в феврале или марте 1920 года. С освобождением Омска Красной Армией Иосип Броз поселился в этом городе. Узнав из омских газет о ширившемся под воздействием Великого Октября революционном брожении на родине, он решил вернуться домой. В начале ноября 1920 года Иосип Броз с женой прибыли в Загреб. Пелагея родила ребенка, который, однако, умер во время родов. И. Броз приступил к работе в механической мастерской Филипа Баума. Вступив в загребское отделение Союза рабочих-металлистов, он активно борется за права трудящихся, разъясняя причины тяжелых условий жизни и труда простых людей, национального гнета и неравноправия. В конце января 1921 года И. Броз переехал в село Велико Тройство, недалеко от города Беловара (Хорватия), где вместе с Пелагеей Броз они прожили четыре года. 24 декабря 1921 года у них родилась дочь, которую назвали Златицей. Родившемуся 17 ноября 1922 года сыну дали имя Хинко. Но вскоре их постигает большое горе: через семь дней после рождения умирает Хинко, а вслед за ним скончалась от дифтерии дочь Златица. Появившийся на свет 2 февраля 1924 года сын Жарко стал любимцем семьи. Взятый на заметку полицией руководитель загребских коммунистов И. Броз вынужден был скрываться под разными псевдонимами, меняя в конспиративных целях квартиры. Тем не менее его неоднократно арестовывают. Наконец 21 февраля 1929 года его осуждают на пять лет и семь месяцев каторги. Однако он провел в тюремных застенках в общей сложности шесть лет: вначале находился в течение двух с половиной лет в хорватской тюрьме в Лепоглаве, а затем в словенской тюрьме в Мариборе. Пелагея Белоусова-Броз вместе с сыном Жарко в уехала в Москву. Выйдя в марте 1934 года на свободу, И. Броз активно включился в подпольную работу по возрождению партийных организаций. На IV партийной конференции КПЮ, состоявшейся в декабре 1934 года, его избрали в высший орган партии. Твердо отстаивая необходимость консолидации рядов партии, И. Броз 2 августа 1934 года написал в ЦК КПЮ докладную записку, которую впервые подписал псевдонимом Тито, ставшим с тех пор составной частью его фамилии. Разъясняя смысл этого псевдонима, И. Броз сказал 14 октября 1946 года в ответ на вопросы американских журналистов: «Это моя подпольная фамилия… Тито в хорватском языке является одной из фамилий и не имеет никакого другого значения». В конспиративных целях он пользовался и другими псевдонимами. 18 сентября 1935 года Политбюро ЦК КПЮ рекомендовало его политическим референтом в Балканский секретариат Коминтерна. В Москву Иосип Броз прибыл 21 февраля 1935 года из Праги с австрийским паспортом на имя Йозефа Гофмахера. Сотрудники Коминтерна знали его как Фридриха Фридриховича Вальтера. Этим псевдонимом он подписывал документы, которые представлял в Коминтерн. 11-летнего сына Жарко Иосип Броз обнаружил в детском доме недалеко от Ленинграда и забрал его к себе в гостиницу. Тито развелся с Пелагеей Белоусовой, а 13 октября 1936 года заключил брак с женой видного деятеля комсомола Германии, осужденного фашистскими властями на 15 лет каторги, Люцией Бауэр (настоящее ее имя Иоганна Кениг). 21 сентября 1937 года Люция Бауэр была арестована органами НКВД. Жарко Броз был передан на воспитание в специальный детдом для детей сотрудников Коминтерна в город Иваново. В качестве секретаря югославской делегации И. Броз Тито принял участие с правом совещательного голоса в работе VII конгресса Коминтерна, проходившего в июле — августе 1935 года в Москве в Доме союзов. Здесь И Броз Тито впервые увидел И.В. Сталина. Его поразило то, что за весь месяц работы этого конгресса Сталин появился в президиуме только один или два раза, причем садился за одной из мраморных колонн. «Больше мы его не видели, — говорил И. Броз Тито. — А звали хозяином. Так было принято в то время». 16 октября 1936 года И. Броз Тито по распоряжению Коминтерна выехал на работу в Югославию с задачей «руководить деятельностью партии и нести основную ответственность за новое руководство, которое должно находиться в стране». На заседании ЦК КПЮ 3 апреля 1937 года, в котором приняли участие Бург (М. Горкич), Тито (Вальтер), Шварц (С. Жуйович) и Руди (Р. Чолакович), была создана специальная комиссия Тито для расследования обстоятельств неудачи с отправкой югославских добровольцев в Испанию. В июле последовал вызов М. Горкича из Парижа в Москву, а в августе 1937 года перестала поступать финансовая помощь Коминтерна. М. Горкич был отстранен от выполнения обязанностей Генерального секретаря ЦК КПЮ. 17 августа 1937 года Тито взял на себя обязанности оргсекретаря. Оппозиционная И. Броз Тито группа обвиняла его в том, что он отказался очистить руководство КПЮ и его аппарат от сторонников М Горкича, от сомнительных элементов, связанных с полицией. Во время пребывания в Москве осенью 1938 года И. Броз Тито был «буквально на волосок от ареста» в связи с тем, что его противники пытались инкриминировать ему вину за провал операции по отправке югославских добровольцев в Испанию в феврале — марте 1937 года. Таким образом недруги пытались исключить И. Броз Тито из числа претендентов на вакантный пост Генерального секретаря ЦК КПЮ. Не случайно он назвал свое пребывание в Москве «самыми трудными днями в своей жизни», когда у него появилась седая прядь в волосах. 30 декабря 1938 года И. Броз Тито был принят Г. Димитровым. В этой беседе речь шла о программе дальнейшей деятельности Временного руководства КПЮ в стране во главе с И. Броз Тито, которому предоставлялся как бы испытательный срок в три месяца, после чего он должен был вновь приехать в Москву для отчета в Коминтерне о проделанной работе. На заседании Секретариата Коминтерна 23 ноября 1939 года было признано, что руководство КПЮ своей деятельностью смогло завоевать доверие членов партии. Данное заседание сыграло важную роль в окончательном позитивном разрешении так называемого вопроса о КПЮ, поскольку на нем фактически была не только одобрена деятельность Тито, но и подтвержден его мандат как Генерального секретаря ЦК КПЮ. Тем не менее и в этот приезд ему пришлось заниматься опровержением компрометирующих материалов, подброшенных его недоброжелателями. На этот раз он был объявлен «югославским немцем из Осиека, работавшим в Компартии Германии», и обвинен в троцкистском искажении при переводе им на хорватско-сербский язык IV главы «Краткого курса истории ВКП(б)». Но при обсуждении этого вопроса в Контрольной комиссии Коминтерна была доказана абсурдность обвинения. Неприязнь к Тито его оппонентов проявилась и в том, что они ему стали приписывать «склонность к буржуазным манерам» на том основании, что он носил перстень. Сформированное И. Броз Тито Временное руководство состояло в основном из молодых, глубоко преданных делу коммунистов. Большинству из них еще не было и 30 лет, но они уже имели за плечами богатый опыт революционной работы. В знак уважения к И. Броз Тито, а также признания старшинства его соратники пользовались в обиходе кличкой «Старик», которая прочно закрепилась за ним на всю жизнь. После фашистского нападения на Югославию, совершенного 6 апреля 1941 года, только КПЮ заявила о непризнании оккупации и расчленения страны, высказалась за продолжение сопротивления захватчикам. В ответ на призыв коммунистов под лозунгами «Смерть фашизму — свободу народу», «Братство и единство» по всей стране начали объединяться антифашистские силы, формировались многочисленные партизанские отряды, руководство которыми стал осуществлять созданный 27 июля вместо прежнего Военного комитета Главный штаб народно-освободительных партизанских отрядов Югославии во главе с И. Броз Тито. Вслед за поднявшимися на борьбу 7 июля сербскими партизанами 13 июля восстала Черногория, 22 июля — Словения, 27 июля — Хорватия, а также Босния и Герцеговина и, наконец, 11 октября — Македония. Тито носил тогда советскую пилотку, прозванную впоследствии «титовкой», ставшую составной частью военной формы, введенной в народной армии новой Югославии. По его словам, у всех на головных уборах были пришиты красные звезды, сделанные из плотной материи, в то время как на пилотке у Тито сверкала кем-то подаренная ему эмалированная советская звездочка с серпом и молотом. В западной печати фамилия Тито стала появляться только с конца 1942 года При этом строились самые невероятные догадки по поводу того, кто же в действительности скрывается за этой фамилией: венгерский коммунист, бывший советник посольства СССР в королевской Югославии Лебедев и т. д. 4 декабря 1944 года газета «Нью-Йорк таймс» поведала: «Относительно личности Тито имеется много теорий. По одной из них, которую многие югославы считают достоверной, до сих пор было три Тито. Как только погибает один из них, другой занимает его пост, подчеркивая тем самым свое бессмертие, подобно легендарной птице феникс». Некоторые западные газеты договаривались до того, что слово «Тито» происходит от первых букв организации, называющейся «Третья интернациональная террористическая организация», другие утверждали даже, что Тито — женщина. Когда же выяснилось, что Иосип Броз — видный хорватский коммунист, — командующий немецкими войсками в Сербии пообещал за голову лидера югославских партизан 100 000 рейхсмарок золотом. В листовке Тито назывался «большевистским агентом», вознамерившимся установить «советскую республику» в Югославии, в связи с чем «прошел подготовку в гражданской войне в Испании, а также в Советском Союзе, где освоил все террористические методы ГПУ». Гитлеровские войска провели в течение войны семь генеральных наступлений против Народно-освободительной армии и партизанских отрядов, сковывавших на протяжении всей войны от 30 до 55 вражеских дивизий. Но им не удалось ни в ходе этих наступлений, ни в крупнейших боях за Ужице (1941), на Козаре (1942), на Неретве (1943), а также в битве на Сутьеске (1943), к участию в которой «немецкие оккупанты вынуждены были привлечь больше сил, чем в известном сражении у Эль-Аламейна», сломить народно-освободительное движение. В ходе одного из ожесточенных боев 9 июня от осколка разорвавшейся рядом бомбы получил ранение в левую руку Тито. Он уцелел только благодаря тому, что его собака по кличке Люкс закрыла хозяина своим телом. 11 августа 1943 года Иосип Броз Тито выступил с инициативой созыва второй сессии Антифашистского веча народного освобождения Югославии (АВНОЮ), которая состоялась в ночь с 29 на 30 ноября 1943 года. Она приняла исторические решения, заложившие основы новой социалистической Югославии. АВНОЮ провозглашалось верховным представительным, законодательным и исполнительным органом страны; был сформирован Национальный комитет освобождения Югославии (НКОЮ) в качестве временного народного правительства в стране во главе с И. Броз Тито, которому было присвоено звание маршала, сессия приняла решение о том, что югославское государство будет организовано на федеративной основе, на принципах равноправия и самоопределения народов, эмигрантское правительство лишалось всех прав законного правительства Югославии, королю запрещалось возвращаться в страну до окончания войны. Гитлеровцы вынашивали планы пленения И. Броз Тито десантниками. Осуществление разработанной в Берлине целевой операции по захвату И. Броз Тито под кодовым названием «Ход конем» немецкое военное командование решило приурочить к дню его рождения 25 мая 1944 года. Тито чудом удалось уйти от преследования фашистских десантников. Советский летчик А. С. Шорников доставил лидера югославских партизан и его соратников на авиабазу в Бари (Италия), откуда они перебрались на английском миноносце на югославский остров Вис. В конце сентября 1944 года состоялась первая встреча Тито со Сталиным. Тогда на основе принципиальной договоренности в Москве было заключено соглашение между НКОЮ и советским правительством о переходе некоторых советских частей на территорию восточной части Югославии и их участии в освобождении этих районов страны. С освобождением 20 октября 1944 года Белграда, а также Сербии позиции народно-свободительного движения еще больше окрепли. Был нанесен сокрушительный удар по четническому движению во главе с Михайловичем. Спустя четыре дня после изгнания фашистских захватчиков в Белград на советском катере прибыл И. Броз Тито. В условиях, когда власть в Югославии де-факто находилась в руках народно-демократических сил, глава королевского правительства И. Шубашич вынужден был согласиться на образование единого югославского правительства. 7 марта 1945 года И. Броз Тито в соответствии с рекомендациями, принятыми Крымской конференцией руководителей СССР, США и Великобритании, сформировал правительство Демократической Федеративной Югославии (ДФЮ), которое было официально признано в течение марта Советским Союзом, Англией и США. На абсолютное большинство постов (22 из 28) были назначены представители НКОЮ: И. Броз Тито стал Председателем Совета министров и министром обороны. 11 апреля 1945 года И. Броз Тито и Молотов подписали в присутствии Сталина советско-югославский Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве. Сталин устроил в честь Тито официальный обед в Екатерининском зале Большого Кремлевского дворца. 9 сентября 1945 года И. Броз Тито в числе первых иностранцев был награжден орденом «Победы», что свидетельствовало о высокой оценке Сталиным большого вклада народов Югославии и его лично в разгром фашизма. В конце мая 1946 года И. Броз Тито нанес еще один официальный визит в СССР. Однако уже к концу 1947 года у Сталина стало проявляться сдержанное отношение к Тито. Судя по всему, причина такой перемены заключалась втом, что, по мнению Сталина, югославский лидер проявлял излишнюю самостоятельность. На созванной им 10 февраля 1948 года в Кремле трехсторонней советско-болгаро-югославской встрече, на которой Югославию представляли Кардель, Джилас и Бакарич, Сталин и Молотов в подтверждение тезиса о том, что руководство Югославии и Болгарии не консультируется с СССР и ставит его перед свершившимися фактами, назвали: преждевременное заключение (до подписания мирного договора с Болгарией) болгаро-югославского договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи; решение И. Броз Тито разместить югославские войска на албано-греческой границе; заявление Г. Димитрова о федерации и таможенной унии балканских и в целом европейских народно-демократических государств. Но даже после этого ничто не предвещало, что дело дойдет до того, что уже в июне 1948 года со страниц советских газет прозвучит призыв к «здоровым силам КПЮ, верным марксизму-ленинизму», сменить «зараженных непомерной амбициозностью, высокомерием и зазнайством» руководителей КПЮ и «выдвинуть новое интернационалистское руководство КПЮ», в результате чего неожиданно разразится конфликт, который приведет к разрыву отношений СССР и других социалистических стран с Югославией. Полную же ее изоляцию от мира социализма окончательно закрепит принятая Информбюро в ноябре 1949 года резолюция «Югославская компартия во власти убийц и шпионов». Не вызывает сомнений, что главная вина за конфликт лежит на Сталине. Роковую роль при этом сыграли его великодержавный образ мыслей и действий, его нетерпимость к инакомыслию. Сталин самолично выдвинул против КПЮ и ее лидеров необоснованные обвинения. В Советском Союзе и Югославии это известие тоже было воспринято как гром среди ясного неба. Сам И. Броз Тито был потрясен чудовищными обвинениями. Глубокие переживания спровоцировали в те дни резкое обострение желчно-каменной болезни, которая периодически давала о себе знать и во время войны. «Для Тито разрыв с Москвой, — считает его соратник М. Джилас, — явился болезненным психологическим и интеллектуальным ударом. По мнению его окружения, да и сам он так считал, именно в тот период начались приступы калькулезного холецистита» (в конечном счете ему пришлось в апреле 1951 года согласиться на операцию по удалению камней желчного пузыря). «Для наших людей, — говорил И. Броз Тито, — весь конфликт, и особенно резолюция, представляли несомненно тяжелейшую травму, ибо мы в Югославии, несмотря на многочисленные сомнения, все-таки, в основном, верили в Советский Союз, верили в Сталина… На моих глазах партизаны гибли в бою с именем Сталина на устах… Мы не стыдимся этих иллюзий… Они играли позитивную роль, свидетельствуя о нашей глубокой вере в прогресс и социализм. А в июньские дни 1948 года, когда Сталин их так беспощадно, так грубо растоптал, нам было страшно трудно. Мы не утратили веры в социализм, но начали терять веру в Сталина, предавшего дело социализма». За рубежом мало кто верил тогда, что после такого ультиматума И. Броз Тито сможет удержаться. Считалось, что дни его сочтены, и некоторые буржуазные журналисты даже называли день свержения И. Броз Тито, а именно 21 июля 1948 года — дату созыва V съезда КПЮ. Но этого не произошло, съезд, партия высказались в поддержку И. Тито. Сталин, считавший, как рассказал Н. С. Хрущев на XX съезде ПСС, что достаточно ему «шевельнуть мизинцем» и «не будет Тито», просчитался. «Сколько не шевелил Сталин не только мизинцем, но и всем, чем мог, — говорил И.С. Хрущев, — Тито не слетел. Почему? Да потому, что в споре с югославскими товарищами за Тито стояло государство, стоял народ, прошедший суровую школу борьбы за свободу и независимость, народ, который оказывал поддержку своим руководителям». В соответствии с официальными югославскими данными в период конфликта на границах Югославии произошло 7877 инцидентов, в том числе 142 вооруженных, в которых погибло около 2000 югославских пограничников. Ситуация осложнялась тем, что в КПЮ фактически возникла угроза раскола коммунистов, высказавшихся за резолюцию Информбюро, считавших, что прав Сталин, а не Тито, стали называть «информбюровцами» и относиться к ним, как к «пятой колонне». Их оказалось 55 343 человека. Все они были исключены из партии, а 16 312 из них были репрессированы и заключены в специально созданные концентрационные лагеря на островах в Адриатике — Голый и Гргур. Около 5 000 югославских граждан стали политическими эмигрантами в СССР и других странах. «Сразу после окончания войны, — отмечал Джилас, — многое мне не нравилось: вселения в особняки, персональные автомашины, ордена, дипломатические магазины — все это мне было чуждым…» Такова была общая атмосфера в верхах, привилегии определились в зависимости от должностей. Признав, что «в целом преобладали коллективная ответственность, коллективные решения», М Джилас подчеркивал. «В ряде случаев, довольно важных, решения принимал единственный человек — Тито. Мне известны и такие случаи, когда Политбюро не участвовало в принятии решений. По окончании войны Тито имел такие власть и авторитет, что в первые годы мы, члены Политбюро, не представляли собой ничего и были что ни есть самыми обыкновеннымиего помощниками». Сам И. Броз Тито неоднократно признавал, что югославские коммунисты, свободно выбирая свой путь развития, брали в первые послевоенные годы пример с Советского Союза, поскольку считали его общественно-политическое устройство синонимом социализма. По свидетельству М. Джиласа, никто из югославских руководителей не являлся в первые послевоенные годы антисталинистом (тогда это неизбежно повлекло бы за собой исключение из партии), а «идея самоуправления возникла из творческой оппозиции Сталину и советской системе». В 1953 году в стране была введена президентская форма правления. Иосип Броз Тито сменил роскошный маршальский мундир на строгий цивильный костюм. Президент Югославии оставался убежденным коммунистом, но все больше и больше проявлял черты политика-прагматика. Политические реформы дополнялись экономическими. Была проведена деколлективизация сельского хозяйства, расширился частный сектор. Прилавки югославских магазинов заполнились продуктами и промышленными товарами. Созданная югославскими коммунистами альтернативная административно-командной системе модель строительства социализма на основах самоуправления нашла свое закрепление в Программе Союза коммунистов Югославии, принятой в апреле 1958 года VII съездом СКЮ. И Броз Тито внес большой вклад в становление и развитие движения неприсоединения (ДН), выступив, в частности, инициатором проведения I конференции неприсоединившихся стран, состоявшейся в сентябре 1961 года в Белграде (на VI конференции неприсоединившихся стран в Гаване в сентябре 1979 года И. Броз Тито как одному из основателей ДН была выражена особая признательность). В конце 50-х — начале 60-х годов в Югославии была предпринята новая попытка перестроить хозяйственный механизм страны на путях усиления его рыночных регуляторов. Однако ее реализация принесла нежелательные с точки зрения социальной защищенности трудящихся и гармоничного развития экономики страны результаты. В этом конфликте И. Броз Тито принял сторону тех, кто считал трудности, с которыми столкнулась страна, следствием субъективных ошибок руководящих органов, в связи с чем верх взяла линия на свертывание мер экономической реформы 1961 года и усиление роли центральных государственных органов. Однако в середине шестидесятых годов реформаторские силы в СКЮ, отстаивавшие платформу радикальной деэтатизации хозяйственной системы, демократизации политической жизни, культурной и идейной сфер, а также обновления федерации, одержали на VIII съезде партии 1964 года победу. В результате в Югославии началось осуществлений наиболее радикальных за все послевоенное время преобразований общественно-экономической и политической систем в направлении создания рыночно-плановой экономики, предоставления значительной самостоятельности республикам и краям, реорганизации СКЮ под лозунгом «отделения партии от власти». В процессе реализации этих реформ в руководстве СКВ вновь вспыхнули разногласия, переросшие в открытое столкновение. В новом конфликте И. Броз Тито после недолгого колебания присоединился к силам, выступавшим за реформы. В условиях широкой демократизации стали проявляться противоречия, которые ранее загонялись вглубь административно-командными методами, затушевывая существовавший в югославском обществе плюрализм. К концу 60-х — началу 70-х годов идейно-политическая обстановка в СФРЮ заметно обострилась. Злоупотребляя демократией и гласностью, пришли в движение оппозиционные силы, оживился национализм, частично захлестнувший и ряды СКЮ. Создавшееся в начале 70-х годов положение в СФРЮ И. Броз Тито квалифицировал как идейно-политический кризис. Призвав к критической переоценке предыдущей практики на основе изживания идиллических представлений о бесклассовом, бесконфликтном характере югославского общества, ошибочных расчетов на возможность автоматического, стихийного обеспечения социалистической направленности развития страны в условиях самоуправления, И. Броз Тито заявил, что без партии строительство социализма невозможно. В соответствии с принятой в феврале 1974 года Конституцией СФРЮ политическая и экономическая система СФРЮ была реорганизована введением таких самоуправленческих новаций, как организация объединенного труда, содружества по интересам, делегатский принцип формирования органов народного представительства, призванных расширить возможности непосредственного участия трудящихся в управлении народным хозяйством и обществом. Учитывая заслуги И. Броз Тито в народно-освободительной войне и социалистической революции, а также историческую роль в развитии СКЮ и Югославии, И. Броз Тито был избран в 1974 году Президентом СФРЮ без ограничения мандата и пожизненным Председателем СКЮ. В 1978 году он выступил с инициативой создания коллективного руководства в партии и государстве, которая преследовала цель предотвратить борьбу за власть после его ухода с политической сцены. В связи с участившимися в последние годы жизни И. Броз Тито предположениями насчет того, «что произойдет с Югославией после Тито», в СФРЮ получило в конце семидесятых годов хождение афористичное выражение: «После Тито будет Тито», подразумевавшее преемственность и незыблемость курса на самоуправление внутри страны и политики неприсоединения во внешнеполитической деятельности СФРЮИ. Броз Тито не был ученым-теоретиком, кабинетным мыслителем, склонным к абстрактному идеологизированию «Тито, — как утверждает М Джилас, — не интересовали теоретические дискуссии, если они не касались линии, т. е. текущей политики, или партийной идеологии». Он был человеком действия с ярко выраженным прагматическим складом ума. Умение убеждать, сплачивать людей помогло ему сформировать руководство КПЮ, костяк которого составили молодые революционеры, прошедшие суровую школу подпольной борьбы, тюремных застенков. Пользуясь непререкаемым авторитетом, И. Броз Тито играл сплачивающую, цементирующую роль в югославской федерации. Он обладал уникальной способностью подняться выше интересов той или иной республики и с помощью своего огромного влияния улаживать периодически возникавшие в СФРЮ межнациональные конфликты, другие проблемы. Доминирующее положение И. Броз Тито в партии и государстве находило выражение и в многочисленных его портретах, прижизненных памятниках, посвященных ему лозунгах, печатной продукции, песенном творчестве, материалах средств массовой информации. И. Броз Тито быстро располагал людей к себе, предпочитая при этом выдерживать определенную дистанцию, как бы подчеркивавшую его верховенство. Он никогда не выражался нецензурно. У него была хорошая память, но он был незлопамятен. И. Броз Тито всегда выглядел элегантным. У него было высоко развито чувство юмора, он любил шутки и смеялся от души. Его собственные шутки не были ни грубыми, ни оскорбительными. Все, кто общался с И. Броз Тито, отмечают, как ревниво оберегал он свой престиж, следил за тем, чтобы ничто не омрачило его авторитет. И. Броз Тито не считался красноречивым оратором, но он говорил ясно, просто, доходчиво, убедительно и проникновенно. Не получив систематического образования, И. Броз Тито благодаря огромной самостоятельной работе над собой был человеком большой эрудиции, широких знаний. И. Броз Тито был красивым мужчиной, пользовавшимся большим успехом у женщин. У него было пять жен: русская Пелагея Денисовна Белоусова, немка Иоганна Кениг, словенка Герта Хае, сербки Даворианка Паунович и Йованка Будисавлевич. С Белоусовой, Кениг и Будисавлевич он регистрировал браки, а с Хае и Паунович состоял в гражданском браке. Последний свой брак 60-летний И. Броз Тито оформил в начале 1952 года с 28-летней красавицей из сербского района Хорватии Лики, Йованкой Будисавлевич, которая с 1946 года входила в состав обслуживающего персонала его резиденции. С ней И. Броз Тито прожил до 1977 года. Все эти годы он и Йованка Броз были неразлучны. Хотя детей у них не было, брак казался счастливым. Однако затри года до кончины И. Броз Тито пошел на разрыв с ней. Официально по этому поводу ничего не сообщалось, но, по просочившимся сведениям, Йованке Броз якобы инкриминировалась «политическая деятельность в обход Тито», в частности, «сговор с сербскими генералами» и «манипулирование кадровыми назначениями на высшие партийные и государственные посты в пользу Сербии». И. Броз Тито был крепкого телосложения, проявлял умеренность как в еде, так и напитках. Умел неплохо танцевать, охотно играл в бильярд, домино, шахматы. В юности был прекрасным фехтовальщиком. За всю свою долгую жизнь И. Броз Тито болел довольно редко. В последние годы жизни он страдал сахарным диабетом, случались периодические приступы радикулита. И. Броз Тито не менял устоявшихся привычек и не расставался со своим традиционным длинным мундштуком или сигарой вплоть до рокового заболевания в конце 1979-го — начале 1980 года. Как бывает у заядлых курильщиков, у него была обнаружена закупорка вен левой ноги с угрозой перехода в гангрену. Ампутация ноги стала неизбежной. В целом И. Броз Тито перенес проведенную 4 января 1980 года очередную операцию хорошо и, находясь в люблянской больнице, стал понемногу возвращаться к испрлнению своих партийных и государственных функций. В двадцатых числах января 1980 года состояние здоровья И. Броз Тито стало ухудшаться. Четыре месяца шла упорная борьба за его жизнь 4 мая И. Броз Тито скончался, не дожив нескольких дней до своего 88-летия. Скорбная весть о кончине И. Броз Тито была воспринята в Югославии как общенациональная трагедия. На несколько дней страна погрузилась в глубокий траур. Многие югославы восприняли смерть своего президента как предвестие общенациональной катастрофы. Так и вышло. На пороге нового тысячелетия Югославия распалась. Никто уже не мог примирить национально-религиозные противоречия. Федерация, которую создал Тито, просуществовала 46 лет 35 лет при жизни маршала и 11 — после его смерти. Все вернулось на круги своя.      

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: 100 великих диктаторов

Найдено схем по теме ТИТО ИОСИП БРОЗ — 0

Найдено научныех статей по теме ТИТО ИОСИП БРОЗ — 0

Найдено книг по теме ТИТО ИОСИП БРОЗ — 0

Найдено презентаций по теме ТИТО ИОСИП БРОЗ — 0

Найдено рефератов по теме ТИТО ИОСИП БРОЗ — 0