СВОЕКОРЫСТИЕ, ЭГОИЗМСвятители

СВЯТАЯ РУСЬ

Найдено 1 определение:

СВЯТАЯ РУСЬ

так нередко именуется в историографии ярчайший и героический период в истории русского государства от монголо-татарского нашествия до начала царствования Ивана Грозного (1547).

Эти века были отмечены особой ролью в истории страны православия, ставшего не только государствообразующим элементом, но и источником духовной мощи, спасавшей нашу страну в годы самых страшных потрясений и смут.

На этот период приходится появление огромного количества мучеников за веру, святых.

История Святой Руси стала историей подвижничества и самоотречения во имя отечества и веры. Уже Андрей Боголюбский (ок. 1111–1174), сын основателя Москвы Юрия Владимировича Долгорукого и половецкой княжны, после смерти отца (1157) ставший князем Владимирским, Ростовским и Суздальским, полностью переместил резиденцию великого князя из Киева во Владимир.

В правление Андрея Боголюбского Владимиро-Суздальское княжество достигло значительного могущества и стало сильнейшим на Руси.

Фактически в это время происходит становление нового государства с новым политическим, религиозным и культурным центром. Именно это княжество позднее стало ядром будущей Московской Руси.

С 1159 г. Андрей Боголюбский упорно боролся за подчинение Новгорода своей власти. В 1164 г. совершил победоносный поход на волжских болгар, а в 1169 г. захватил Киев. В правление Андрея Боголюбского во Владимире был построен великолепный Успенский собор и множество других церквей и монастырей, в т. ч., знаменитая Церковь Покрова на Нерли недалеко от Боголюбова — резиденции князя Андрея.

Для строительства владимирских храмов Андрей Боголюбский приглашал западноевропейских зодчих, что, по мнению ряда исследователей, было вызвано его стремлением освободиться от византийского влияния на Руси и обрести большую культурную самостоятельность. По инициативе князя были учреждены праздники Спаса (1 августа) и Покрова Пресвятой Богородицы (1 октября), не принятые в Византии.

К началу XIII в. раздробленность на Руси достигла апогея. Масштабное нашествие степняков (традиционно именуемых в отечественной историографии татаро-монголами) довершило крушение былой государственности и знаменовало окончание эпохи Древней Руси вотечественной истории.

Первое столкновение с грозным соперником произошло в 1223 г., когда объединенное русско-половецкое войско было разгромлено в битве при р. Калке передовыми отрядами монголов под командованием опытных полководцев Субэдэя и Джебэ. Массированное же нашествие степняков на Русь началось спустя 15 лет. Войско Батыя, внука Чингисхана, в 1237 г. вторглось в пределы Рязанского княжества. После непродолжительной осады город был взят штурмом и разрушен. Судьбу Рязани разделили Суздаль, Владимир, Коломна, Москва, Козельск и многие другие русские города и села. При этом русскими был проявлен массовый героизм, вызывавший восхищение даже у видавших виды монгольских предводителей.

Когда тело Евпатия Коловрата, одного из русских героев, вступившего в бой со стократно превосходящим противником, принесли Батыю, тот послал за мурзами. Собравшиеся, пораженные храбростью и мужеством Коловрата, единодушно заявили: «Мы со многими царями, во многих землях, на многих битвах бывали, а таких удальцов не видали, и отцы наши не рассказывали нам. Это люди крылатые, не знают они смерти и так крепко и мужественно, на конях разъезжая, бьются — один с тысячею, а два — со тьмою. Ни один из них не съедет живым с побоища». Батый, глядя на тело Евпатия, воскликнул: «О Коловрат Евпатий! Хорошо ты меня попотчевал с малою своею дружиной, и многих богатырей сильной орды моей побил, и много полков разбил. Если бы такой вот служил у меня — держал бы его у самого сердца своего».

Отдавая дань проявленному мужеству, Батый вернул тело Коловрата оставшимся в живых людям из его дружины, захваченным израненными в битве, и приказал отпустить героев, не причиняя им никакого вреда.

Попытка дать монголам решающее сражение была безуспешной. Дружина Юрия Всеволодовича в 1238 г. была наголову разбита в сражении на реке Сить, в бою пал и сам владимирский князь.

Его брат, Ярослав Всеволодович, избрал иную политику. Он прекрасно понимал, что враждующие между собой многочисленные русские княжества не могут противостоять спаянному железной дисциплиной и многочисленному войску степняков. Кроме того, с Запада Руси угрожала куда более серьезная опасность, чем со стороны степи.

Батый, осуществив набег на русские княжества, не преследовал экспансионистских целей. Ни в одном из завоеванных городов он не оставил гарнизонов, не обложил побежденных данью. (Это произошло только спустя 20 лет (!) после его похода в Северо-Восточную Русь, и собирали ее по преимуществу не монголы, а сами русские князья). Монголы не вводили своих обычаев и законов, и с куда большим уважением, чем иные русские князья, относились к православной церкви.

Совершенно иной была политика тех, кто напал на Русь с Запада — вдохновляемых папским престолом немецких рыцарей. Покорив земли, населенные полабскими славянами, ятвягами, пруссами, они безжалостно вырезали местное население, проводили политику онемечивания и насильственной католизации.

Население Прибалтики, на территории которого закрепился Тевтонский орден, подвергалось жесточайшей эксплуатации. Следующим объектом экспансии крестоносцев стали земли Северо-Западной Руси — богатые торговые города Новгород и Псков.

Именно сыну Владимирского князя Александру Ярославичу, позднее прозванному Невским (1221–1263), суждено было встать на пути безжалостных врагов и остановить «натиск на Восток».

15 июля 1240 г. в устье Невы, при впадении в нее Ижоры, он с небольшим отрядом суздальцев и новгородцев напал на корабли шведов и разгромил отряд ярла Биргера. А 5 апреля 1242 г. в битве на Чудском оз. нанес сокрушительное поражение немецким рыцарям. В ходе Ледового побоища был пленен и сам магистр Ордена.

Одержав ряд побед в 1242 и 1245 гг. над литовцами, он, по словам летописца, такой страх нагнал на них, что они стали «блюстися имени его».

Александр понимал, что ресурсы католического Запада огромны: ряды крестоносцев беспрестанно пополнялись рыцарями из многих европейских государств. Русь нуждалась в надежном и сильном союзнике. Им и стал Сартак, правящий улусом своего отца Джучи — Золотой Ордой.

Хану такой союз тоже был выгоден. Он заинтересован был в усилении на Руси власти великого князя, преданного Орде и союзного ее хану, а Александр Невский обещал помощь Сартаку в борьбе с метрополией — Монголией, которая постоянно требовала дань.

Благодаря Александру Невскому Золотая Орда откололась от великой Монголии и стала культурно ориентироваться на Русь. Князь и хан стали побратимами, и дело чуть не дошло до крещения монголов, которое сорвалось в последний момент из-за невозможности в пост употреблять кумыс — основную пищу воинов в походах.

Кроме того, с множеством мелких беспрестанно враждующих княжеств труднее было выстраивать отношения (и собирать с них дань), нежели с единым верховным правителем Руси, получающим ярлык на правление из рук ордынского хана.

Парадоксально, но в значительной степени именно монголы содействовали преодолению губительной междоусобицы, процессу собирания русских земель вокруг единого центра — Владимиро-Суздальской Руси и, тем самым, в перспективе становлению будущего Московского государства (которое спустя 300 лет поглотит остатки некогда могущественного «улуса Джучи»). Это гениально предвидел и Александр Невский, вступая в военный союз с Ордой. И этого не могли или не хотели понять другие русские князья — такие как Даниил Галицкий (1201–1264).

Рассчитывая на помощь западных союзников для противостояния Орде, он вступил в тесные отношения с Римом. В 1254 г. папа даже пожаловал Даниилу королевский титул, но реальной помощи галичанам и волынцам так и не оказал. Их земли, разоренные набегом Батыя, против которого они яростно боролись, стали легкой добычей западных соседей. Некогда могущественное и богатое Галицко-Волынское княжество во многом из-за недальновидной политики правителей развалилось, а его земли вошли в состав Венгрии, Польши и Великого княжества Литовского.

Собственно литовцы (жмудь-жемайты и аукштайты), из представителей которых формировалась правящая верхушка, в княжестве составляли меньшинство. Это государство по преимуществу было населено русскими, православие было религией большинства, и лишь спустя столетия, благодаря целенаправленной политике Рима и польских магнатов, многие перешли в католицизм.

Именно эксплуатация ресурсов богатых и развитых западных русских земель позволила отсталой Польше, до XIII в. прозябавшей на задворках Европы, за короткое время стать крупным и сильным государством.

Судьба населения западных русских земель, которое, оказавшись под властью католической Польши, утратило свою национальную самоидентификацию, особенно печальна на фоне Северо-Восточной Руси, за десятилетия «ига» сумевшей восстановить разрушенное за годы междоусобиц хозяйство, отстроить города, возвести прекрасные соборы и монастыри.

Объективно ордынцы были заинтересованы в экономической и политической стабильности Руси: нищее, разоренное войнами и набегами население не в состоянии платить дань. (Она, вопреки расхожему мнению, не была обременительной).

Великие владимирские князья, тесно связанные с Ордой, нередко и сами активно участвующие в дворцовых интригах Сарая, умело играя на противоречиях внутри правящей верхушки, использовали на подвластной им территории многие методы управления и способы коммуникации, заимствованные у ордынцев. Так, именно тогда на Руси появляется существовавшая у монголов еще со времен Чингисхана сеть ямов — станций с перекладными (сменными) лошадьми, благодаря чему значительно увеличивалась скорость передвижения и доставки почты. Эти коммуникации были в те времена таким же передовым явлением как железные дороги в конце XIX в. и интернет в конце XX в.

Для Руси, раскинувшейся на огромной территории — от Северного Ледовитого океана до южных степей — это имело колоссальное значение. Но куда более важным было то, что ордынские ханы, чьими вассалами формально считались русские князья, были исключительно веротерпимы. Более того, многие из ордынцев были христианами, церкви и монастыри были полностью освобождены от дани, русские митрополиты пользовались большим авторитетом в Орде и нередко влияли даже на внутреннюю политику Сарая.

Ситуация изменилась лишь в начале XIV в., спустя 100 лет после Батыева набега на Русь, когда на ханский престол взошел Узбек. При этом хане государственной религией Орды становится ислам. Но и после этого каких-либо масштабных гонений против православного духовенства, разорения храмов и монастырей не было.

Именно 200-летний период «ига» дал русской и мировой культуре имена святых, подвижников, художников, мыслителей. Владимирцы, суздальцы, нижегородцы, рязанцы, галичане, брянцы, смоленцы, тверичи, противопоставляя себе Орде, все более осознавали себя частью единого русского народа.

Историческое ядро нового государства сложилось на землях Владимиро-Суздальского княжества. Тогда начался процесс возвышения Северо-Восточной Руси, и в основных чертах завершилось формирование великорусской нации. Она складывалась на этнической базе восточных славян — русских — и вобрала в себя представителей финно-угорских и тюркских народов, издавна живших по соседству со славянскими племенами.

Сильно пострадавший во время набега Батыя в 1238 г. Владимир быстро восстановился уже к концу XIII в. Именно сюда из разоренного Киева, попавшего под власть польско-литовских захватчиков, в 1299 г. была перенесена кафедра митрополита.

Тогда это имело колоссальное политическое значение. В условиях раздробленности, когда князь, пусть и получивший от хана ярлык на «великий стол», обладал реальной властью только в своем родовом уделе, единственной силой, которая помогала русским осознавать себя единым народом с общей исторической судьбой, была Православная церковь. Только она противостояла окончательному распаду Руси. Все это создавало предпосылки для превращения Владимира из удельной столицы в духовно-политический центр всей Руси.

Из русских городов на этот статус не без оснований могли претендовать богатая, выгодно расположенная на берегу Волги Тверь, отстроенная на новом месте после разрушения в 1237 г. Рязань, возникший на землях мордвы Нижний Новгород, державший в своих руках торговлю русских с булгарами и Востоком. Но центром окончательного объединения стали не эти влиятельные региональные столицы, и даже не Владимир, правители которого получали в Орде статус «великих князей», а затерявшийся в лесной глуши захолустный городок Владимирского княжества Москва.

Рязань, так же, как Владимир и Тверь, обладала статусом великого княжества, и в силу пограничного положения — с юга Орда, с запада — Литва, ее князья нередко оказывались в стане противников общерусского единства. Как это произошло, например, в 1380 г. в канун битвы на Куликовом поле.

Основатель Московского княжества Даниил мало воевал, занимался в основном хозяйством, отстраивал город, заводил в нем ремесла. В его правление к уделу была присоединена Коломна. Когда его старший сын Юрий, получив ярлык в Орде на великое княжение, уехал в Новгород, в Москве стал княжить младший, Иван I Калита (ум. 1340). Он продолжил масштабное строительство в городе, привлекал ремесленников, много внимания уделял развитию сельского хозяйства. Будучи, как и отец, миролюбивым правителем, он предпочитал укреплять свои владения не путем военных захватов, а покупая земли.

После умерщвления в Орде в 1325 г. Юрия Даниловича тверским князем Дмитрием Михайловичем Грозные Очи, Иван Калита становится фактически главным претендентом на великокняжеский стол. Именно при Иване I Москва из маленького городка превратилась в общерусский центр, вокруг которого стали объединяться земли Северно-Восточной Руси. Этому объединению способствовало и то обстоятельство, что постепенно и духовный центр Руси из Владимира стал перемещаться в Москву. Именно здесь предпочитал жить митрополит Петр, который вместе с Иваном Калитой заложил в Москве первую каменную церковь — Успения Богородицы.

«Бог благословит тебя, — говорил иерарх русской церкви князю, — и поставит выше всех других князей; и распространит город этот паче всех других городов; и будет твой род обладать сим местом вовеки; и руки его взыдут на плещи врагов ваших; и будут жить в нем святители, и кости мои здесь положены будут». По кончине митрополит Петр был погребен именно в Москве, оставшись святым покровителем города и небесным «гарантом» ее грядущего величия.

Переезд главы русской Православной церкви в Москву во многом обусловил рост ее значения как общерусского центра, дал духовную санкцию притязаниям московских князей. Борьба Калиты и его потомков за великое княжение с тверскими князьями закончилась победой Москвы.

Иван I первым из великих князей взял на себя функцию сбора дани со всех русских земель и ее выплаты в Орду в качестве «выхода». Номинально Калите наследовали его сыновья — сначала Симеон Гордый, скоропостижно скончавшийся во время эпидемии чумы в 1354 г., а затем Иван II Красный. Ни тот ни другой не проявили себя столь же дальновидными и яркими правителями, как их отец.

Реальная власть в государстве в этот период принадлежала московскому митрополиту Алексию, человеку исключительно одаренному, с большим кругозором, обладавшему выдающимися политическими способностями. Череда дворцовых переворотов в Орде привела к резкому ослаблению в ней власти и в значительной степени облегчила возможность великим князьям московским для дипломатического маневра. Этим воспользовался митрополит Алексий, бывший во время малолетства князя Дмитрия Ивановича — будущего Дмитрия Донского (1350–1389) регентом Московского княжества. Именно благодаря его усилиям московскому князю удалось собрать ополчение из различных земель, чтобы избавить Русь от страшной угрозы.

Энергичный темник Мамай узурпировал власть в Орде, собрал на деньги живших в Крыму генуэзских купцов большое войско, и, заручившись поддержкой великого князя литовцев Ягайла, двинулся на Русь. Дмитрий не стал ждать, когда силы ордынцев и литовцев соединятся, и двинулся навстречу войску темника. К тому времени все русские князья признали главенство Дмитрия (Ростовский — в 1356 г., Нижегородский — в 1365 г. и др.) во многом благодаря увещеваниям св. Сергия Радонежского (1314–1392), основателя Троице-Сергиевой лавры (1345), почитающегося величайшим подвижником земли русской.

Отправляясь на битву с Мамаем, князь Дмитрий заехал к Сергию, чтобы помолиться с ним и получить от него благословение. Преподобный благословил князя на битву и отпустил с ним в поход двух своих иноковвоинов — Пересвета и Ослябю, святовитязей, сражавшихся в рясах поверх доспехов.

После кровопролитного сражения на Куликовом поле 8 сентября 1380 г., когда армия Мамая была наголову разбита, процесс консолидации русских земель пошел интенсивно. Даже феодальные войны первой половины XV в. между внуком Дмитрия Донского — Василием II Темным (1425–1462) и его дядей Юрием Дмитриевичем, а затем и с его сыновьями Василием Косым и Дмитрием Шемякой не смогли его остановить.

Еще сын Дмитрия Василий I (1389–1425) по завещанию получил право на княжение не по усмотрению ордынских ханов, а исключительно по воле самого великого князя.

Потом вопрос престолонаследия, и во время феодальных войн первой половины XV в., и позднее (да и на протяжении половины всего имперского периода русской истории) оставался предметом раздоров и кровавых распрей. Но теперь вопрос о верховном правителе Руси, пусть даже формально, решался не в Сарае, а в Москве.

Сын Василия II Иван III (1462–1505), продолжая объединительную политику отца, присоединил к Москве не только соседние княжества, но полностью ликвидировал независимость богатых феодальных боярских республик — Новгорода и Пскова, сделав их частью Московской Руси.

Огромное значение для становления Московского государства как мировой православной державы имело заключение в 1472 г. брака Ивана Васильевича с Софьей Палеолог, племянницей последнего императора Византии, погибшего во время взятия Константинополя турками-османами в 1453 г.

Первым видимым знаком преемственности византийского духовного наследия и духа ее государственности Россией стало принятие герба Восточной Римской империи — двуглавого орла — главным государственным символом Московской Руси.

При Иване Великом отстроен заново из камня величественный Московский Кремль и его соборы. Московского великого князя стали именовать государем всея Руси (а внука Ивана III Ивана Грозного — царем). В Кремле перенимают многие византийские обычаи, приспосабливая сложный ритуал константинопольского двора к русским реалиям. Возрастает роль придворных и резко падает роль аристократии — княжат и бояр. (Окончательно претензии родовой знати на власть в государстве будут отвергнуты радикальными мерами Ивана Грозного в ходе опричного террора).

В царствование Ивана III псковским монахом Филофеем была высказана знаменитая мысль: «Москва есть третий Рим» (после канувших в Лету первых — Рима и Царьграда), а «четвертому не бывати». Именно эта идея определяла и отчасти до сих пор определяет главный вектор национального самосознания русских, их мессианские представления о своей особой роли в мире, о своей стране как оплоте православного христианства, Святой Руси. Действительно, начиная со времени Ивана III, каждый государь в качестве главной цели деятельности объявляет защиту православия, поскольку настоящее христианство осталось только на Руси.

Московское княжество, бедное людскими ресурсами, активно привлекало на службу выходцев из других уделов и иноземцев, независимо от национальности и веры. Единственным критерием подбора являлись деловые качества нового подданного. Уже во времена Ивана Калиты в Москву приехало много ордынцев — язычников и христиан, которые бежали от хана Узбека, при котором ислам стал государственной религией Сарая.

Высокой должности при дворе инородцу можно было добиться, лишь приняв православие. Но пришельцы — татары, немцы, литовцы делали это охотно. В Московской Руси господствовала политика религиозной и этнической терпимости, которая привлекала многочисленных иноземцев. Их много появилось в Москве и при сыне Ивана III Василии III (г. ц. 1505–33), в т. ч. афонский монах Максим, прозванный на Руси Греком, выдающийся богослов и иконописец своего времени.

В то же время в Святой Руси разворачиваются интересные богословские дискуссии между последователями святых Нила Сорского и Иосифа Волоцкого о «стяжательстве» и «нестяжательстве», о роли Церкви.

Расширяются и географические пределы Руси, вплоть до Сибирского ханства. Сын Василия III — Иван Грозный принял титул Царя, и от начала его правления формально в русской истории отсчитывается период Московского царства.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большая актуальная политическая энциклопедия

Найдено схем по теме СВЯТАЯ РУСЬ — 0

Найдено научныех статей по теме СВЯТАЯ РУСЬ — 0

Найдено книг по теме СВЯТАЯ РУСЬ — 0

Найдено презентаций по теме СВЯТАЯ РУСЬ — 0

Найдено рефератов по теме СВЯТАЯ РУСЬ — 0