Петр IПетр III Федорович

ПЕТР I ВЕЛИКИЙ

Найдено 3 определения термина ПЕТР I ВЕЛИКИЙ

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [современное]

Петр I Великий

30 мая (9 июня) 1672, Москва - 28 января (8 февраля) 1725, Санкт-Петербург)

российский царь с 1682 (правил с 1689), первый российский император (с 1721), младший сын Алексея Михайловича от второго брака с Н. К. Нарышкиной.

Провел реформы государственного управления (созданы Сенат, коллегии, органы высшего государственного контроля и политического сыска; церковь подчинена государству; проведено деление страны на губернии, построена новая столица - Санкт-Петербург). Использовал опыт западноевропейских стран в развитии промышленности, торговли, культуры. Проводил политику меркантилизма (создание мануфактур, металлургических, горных и других заводов, верфей, пристаней, каналов). Руководил постройкой флота и созданием регулярной армии. Возглавлял армию в Азовских походах 1695-1696, Северной войне 1700-1721, Прутском походе 1711, Персидском походе 1722-1723; командовал войсками при взятии Нотебурга (1702), в сражениях при деревне Лесной (1708) и под Полтавой (1709). Способствовал упрочению экономического и политического положения дворянства. По инициативе Петра I открыты многие учебные заведения, Академия наук, принята гражданская азбука. Реформы Петра I проводились жестокими средствами, путем крайнего напряжения материальных и людских сил (подушная подать), что влекло за собой восстания (Стрелецкое 1698, Астраханское 1705-1706, Булавинское 1707-1709), беспощадно подавлявшиеся правительством. Будучи создателем могущественного абсолютистского государства, добился признания за Россией авторитета великой державы.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Политическая наука: Словарь-справочник

ПЕТР I ВЕЛИКИЙ

1672–1725)   Русский царь (с 1682) и первый российский император (с 1721), выдающийся государственный деятель, полководец и дипломат. Инициатор создания антишведской коалиции в составе России, Саксонии, Польши и Дании (Северный союз). Завершил Северную войну со Швецией (1700–1721) подписанием Ништадтского мирного договора. Образовал Иностранных дел коллегию. Лично проводил важнейшие переговоры с представителями иностранных государств. Успешная внешняя политика Петра I позволила превратить Россию в великую державу. Петр родился 30 мая 1672 года от второго брака царя Алексея Михайловича с Натальей Кирилловной Нарышкиной. Обучение Петра началось в раннем детстве. Как и полагалось, он наизусть затвердил азбуку, Часослов, Псалтырь, Евангелия и Деяния апостолов. Что же касается грамоты, Петр всю жизнь писал с орфографическими ошибками. Несомненной залугой его учителя Зотова является изучение Петром истории России. В играх, военной службе, физической работе на верфи, буйных и непристойных увеселениях прошли годы его детства и юности. Он стал солдатом-барабанщиком, артиллеристом, даже пострадал в одной из военных игр (ему опалило лицо взрывом гранаты). Он стал корабельным плотником и овладел другими ремеслами, необходимыми для строительства небольших кораблей. Он стал патриотом, убежденным сторонником западной культуры и науки, противником дедовских обычаев, мешавших перенять эти культур и науки. В 1689 году мать женила его на Евдокии Лопухиной, девушке из незнатного дворянского рода. В 1690 году у них родился сын Алексей. Отношение Петра к женщинам очень точно выразил один из современников, который сообщил, что «любил его величество женский пол» и привел высказывание царя, что «забывать службу ради женщины непростительно». После смерти царицы Натальи в 1694 году Петр взял власть в свои руки. В июле 1696 года русской армии удалось захватить у турок крепость Азов. Это была первая крупная победа Петра: был уничтожен один из самых беспокойных, постоянных очагов вторжения в российские владения. Тем не менее важнейшая проблема выхода в южные моря оставалась нерешенной. В марте 1697 года из Москвы в Западную Европу отправилось Великое посольство. В него входили три знаменитых посла — Ф. Лефорт, Ф. Головин и П. Возницын — и большая свита, около 250 человек, среди которы был «урядник Петр Михайлов» — царь. Вместе с ним ехали 35 молодых волонтеров. Посольство получило два наказа. Один из них был составлен в Посольском приказе, другой — лично Петром. Первый касался проблем дипломатии, второй — вопросов найма моряков, закупки морского снаряжения, вооружения кораблей. Перед дипломатией стояла задача возродить наступательный антиосманский союз, иными словами, оживить Священную лигу, что даст возможность, как полагал Петр, пробиться к южным морям. Позднее в первом в России сочинении о ее внешней политике, написанном П.П. Шафировым, которое еще в рукописи читал и дополнял сам Петр, указывалось на три цели путешествия царя: 1) видеть политическую жизнь Европы, ибо ни он сам, ни его предки ее не видели; 2) по примеру европейских стран устроить свое государство в политическом, особенно воинском порядке; 3) своим примером побудить подданных к путешествиям в чужие края, чтобы воспринять там добрые нравы и знание языков. 31 марта 1697 года посольство прибыло в Ригу, которая тогда принадлежала Швеции. Уже первый контакт Петра I с Европой вызвал споры и недоумения. Позднее, когда Петр объявлял войну Швеции, инцидент в Риге послужил одним из поводов для войны. Петру не воздали в Риге должных почестей как царю. Самое большое недовольство у Петра вызвало то, что ему не разрешили осмотреть внутри рижскую крепость, которую в 1657 году безуспешно осаждал его отец царь Алексей Михайлович. Так или иначе, но Петр был сильно рассержен, впечатление о Риге осталось у него вовсе не благоприятное. С 9 апреля по 2 мая 1697 года Петр и Великое посольство находились в Курляндии. В то время герцог курляндский Фридрих Казимир был вассалом Речи Посполитой, союзницы России по Священной лиге, а потому приняли русских послов весьма радушно. В вассальной Курляндии посольство никаких переговоров не вело, хотя Петр и встречался три раза с герцогом Курляндским. Политические проблемы континента встали достаточно остро перед Петром I и великими послами во время пребывания у курфюрста Бранденбурга Фридриха Вильгельма III. (Бранденбург и Восточная Пруссия до 1701 года были вассалами Речи Посполитой, а с 1703 года сформировалось самостоятельное королевство Пруссия. Бранденбургский курфюрст стал прусским королем Фридрихом Вильгельмом I.) Встреча Петра с Фридрихом Вильгельмом состоялась в Кенигсберге 9 мая 1697 года. Государи около полутора часов разговаривали о мореплавании. Последний тост Петр поднял за тех, кто ведет войну против Турции: Бранденбург входил в состав Священной лиги. В ответной речи Фридрих Вильгельм заявил о своей готовности содействовать царю делом, причем гораздо более существенным, чем присылка констапелей, но не упомянул ни турецкого султана, ни крымского хана. Такое умолчание о главных противниках Священной лиги было не случайным. Бранденбург был накануне обретения государственной самостоятельности и искал себе союзников, где только можно. Попытку найти сторонника в лице Петра I предпринял Фридрих Вильгельм и теперь. Вечером 24 мая курфюрст пригласил послов и «знатных волонтиров» из Великого посольства к себе на ужин. Этот ужин у курфюрста стал своего рода дипломатическим дебютом Петра. За бокалом вина русским послам был предложен проект нового союзного договора, состоявший из семи пунктов. Часть из этих пунктов послы и Петр приняли сразу. На вечные времена провозглашался союз России и Бранденбурга, обе стороны обязывались не давать приюта, бунтовщикам и всякого рода возмутителям спокойствия. Курфюрст обещал помогать тем русским людям, которые будут посланы к нему или в другие государства на учебу; бранденбургские купцы, торговавшие янтарем, получали право свободного проезда в Персию. По другим статьям Петр и его дипломаты на протяжении нескольких встреч вели упорный спор. Курфюрст предлагал заключить особый союз, по условиям которого в Москве оказывали бы его послам почести как послам королевства, а не курфюршества. Кроме того, Петр должен был гарантировать Фридриху Вильгельму владение Пруссией. Курфюрст взамен обеща Петру помощь в случае войны в Прибалтике. Поскольку на прусские земли претендовали только Речь Посполитая и Швеция, этот пункт мог столкнуть Россию с соседями, с которыми уже более 30 лет поддерживались нормальные отношения. В условиях продолжавшейся на юге войны против Османской империи особенно нужен был мир с могущественной Швецией. Петр на переговорах е курфюрстом Бранденбурга не рискнул вступить в новый конфликт и принять предложение антишведского союза. Не и обострять отношений с Бранденбургом-Пруссией прямым отказом он тоже не желал. Петр предложил оригинальный выход: в письменный договор статью о союзе не включать, ибо эта статья может вызвать неудовольствие Швеции и Польши. Союз же заключить только в устной форме. При этом он указал, что единственной гарантией соблюдения договоров, письменных или устных, все равно служит лишь совесть государева, что, кроме Бога, нет никого, кто мог бы судить их за нарушение договора. Заключив официально не союзный, а всего лишь дружественный говор, Петр проявил дипломатическую изобретательность, поразительную для его молодости. «Петр необычайно высоко ставил честность и обязательность в выполнении заключенных договоров и соглашений, — отмечает историк Г.А. Санин. — Эта его черта проявилась уже в переговорах с курфюрстом Бранденбургским; позднее, во время пребывания в Вене, Петр искренне негодовал по поводу двуличия Нидерландов и Англии. Эти страны радушно принимали его у себя и одновременно выступали посредниками в заключении мирного договора Австрии и Османской империи. Принципа верности слову и союзническому долгу Петр придерживался до конца своих дней». В Нидерландах Великое посольство запросило у Генеральных штататов оружие и морское снаряжение в обмен на право транзитной торговли с Персией и Арменией. Петр рассчитывал, что голландские купцы поймут выгоду и согласятся на этот договор. Между тем, только что заключив договор в Риксвике с Людовиком, Нидерланды не стали рисковать и ставить его под угрозу срыва, оказывая открытую помощь России в войне с дружественной Франции Османской империей. Выгодное для Голландии предложение в тот момент оказалось неприемлемым. Впрочем, кое-что сделать Петру и посольству удалось. На русскую службу завербовали 800 человек — морски офицеров, инженеров, врачей, матросов. В основном это были голландцы, но также и немцы, венгры, греки, венецианцы, среди которых, несомненно, было значительное число славян из Далмации и других подвластнь Венеции славянских земель Балканского полуострова. Фактически в то время, когда посольство находилось в Гааге, Петр лично руководил его работой, и на нем лежит ответственность за допущенные просчеты. Привлечь Нидерланды в Священную лигу не удалось. В Гааге к российским дипломатам зачастили послы европейских держав и с благословения Петра этих послов не только гостеприимно, по русским обычаям принимали, но и наносили ответные визиты. На встречах послы России старались поднять политический престиж страны. Они рассказывали о взятии Азова, которое будто бы открыло ворота в Турцию, и о взятии других мелких крепостей у Крымского ханства. Пребывание Петра и «волонтиров» в Англии не имело большого значения для русской дипломатии. Изучив принципы кораблестроения, Петр покинул Англию. Последней попыткой активизировать действия Священной лиги были переговоры Великого посольства в Вене. Еще в январе 1697 года между участниками Священной лиги было подписано соглашение об активизации наступательной войны против Османской империи. Тем не менее уже через месяц Турция, Австрия и Венеция начали разработку взаимных мирных предложений. Посредниками выступали Англия и Нидерланды. Когда Великое посольство 9 марта 1697 года выехало из Москвы, российские дипломаты ожидали встретить понимание и содействие своей миссии, ибо ничего не знали о закулисных маневрах союзников. Только 12 мая 1698 года, когда Петр по пути из Лондона в Вену остановился в Амстердаме, он получил известие о переговорах союзников с неприятелем. Медлить в сложившейся ситуации было нельзя, и уже 11 июня 1698 года Великое посольство въехало в пригороды Вены. Однако Петр опоздал. России ничего не оставалось, как принять предложенные союзниками условия и изыскать возможность сохранить те территориальные приобретения (Азов, Таганрог, некоторые городки крымских татар в низовьях Днепра), которые были добыты силой русского оружия, а также сохранить собственное достоинство. 19 июня 1698 года состоялась встреча Петра I с Леопольдом I. Но беседа двух правителей свелась к обмену ничего не значащими любезностями. Петр придавал достаточно большое значение ритуалу ведения переговоров и во время Великого посольства, и позднее, вплоть до переговоров о мире со Швецией в Ништадте в 1721 году. Петр долго откладывал официальную аудиенцию у императора Леопольда I только потому, что никак не могли договориться, когда русские послы должны снимать шапки. Послы настаивали, чтобы через дворцовые покои до дверей аудиенц-зала они прошли в шапках и сняли бы их только тогда, когда распахнутся двери и они увидят императора. «Мы приветствуем не стены, а императора», — говорили Лефорт, Головин и Возницын. Спорили о многих других деталях протокола: кто должен представлять послов императору — канцлер или вице-канцлер, куда класть подарки Леопольду I — на ступени трона или на специально поставленный стол и т. д. Только известия о начавшемся в России стрелецком бунте заставили Петра I пойти на уступки в протокольных вопросах. На встрече с австрийским канцлером графом Кинским 27 июня 1698 года Петр говорил резко и прямо о том, что, вступив в переговоры с Турцией тайно от России, император нарушил условия союза. Петр отказался признать принцип «кто чем владеет, да владеет», потребовав передачи ему Керчи. В противном случае император обязан будет продолжать наступательную войну на основании договора, заключенного в январе 1697 года. Кинский отвечал, что император будет заключать мир, но на переговорах поддержит требование России о передачи ей Керчи. Пребывание Великого посольства в Вене было неожиданно прервано после того, как 15 июля 1698 года Петр получил известие о том, что восстали четыре Стрелецких полка. Петр стал готовиться к отъезду, но держал это в секрете. 19 июля он принял наследника престола эрцгерцога Карла и в тот же день, изменив свои планы (он собирался отбыть в Венецию), выехал в Россию. 24 июля в Кракове Петр получил известие от гонцов, что мятежные стрельцы разгромлены под стенами Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Теперь можно было ехать не спеша. 31 июля в Рава-Русская Петр встретился с польским королем 28-летним |Августом II. О чем говорилось на этих секретных переговорах, известно только в самых общих чертах. Открыто на конференциях говорилось лишь о том, что ни Россия, ни Речь Посполитая не заинтересованы в заключении мира с Османской империей на условиях «кто чем владеет, да владеет». Сам Петр писал в «Истории Свейской войны», что в Раве-Русской было заключено соглашение о союзе против Швеции. Расставаясь, Петр и Август в знак приязни и верности слову обменялись шпагами и шляпами. Замысел Петра сохранить Священную лигу потерпел неудачу. И все же было достигнуто главное: Россия не осталась в изоляции, в которой находилась к концу войны против Османской империи: упрочились контакты с Австрией, Бранденбургом, Данией, не говоря уже о Польше. Американский историк Роберт Мэсси пишет: «Последствия этого 18-месячного путешествия оказались чрезвычайно важными, даже его вначале цели Петра казались узкими. Он поехал в Европу с решимостью направить свою страну по западному пути. На протяжении веков изолированное и замкнутое старое Московское государство теперь должно было догнать Европу и открыть себя Европе. В определенном смысле эффект оказался взаимным: Запад влиял на Петра, царь оказал огромное влияние на Россию, а модернизированная и возрожденная Россия оказала в свою очередь новое, огромное влияние на Европу. Следовательно, для всех трех — Петра, России и Европы — Великое посольство было поворотным пунктом». Великое посольство завершилось. Война против Турции заканчивалась, но появилась возможность пробиться к морским берегам в районе Балтики. Петр предугадал грядущее обострение отношений вокруг Балтийского моря. Результатом было заключение в 1699 году Северного союза с Речью Посполитой, Саксонией и Данией о совместной войне против Швеции. По условиям договора Россия обязывалась начать военные действия немедленно, едва будет подписан с Турцией мир, а не перемирие. Так на севере завершилось создание антишведской коалиции — Северного союза. Уже 3 июля 1700 года с Турцией был подписан Константинопольский мир (формально — перемирие на 30 лет), по условиям которого Россия сохраняла Азов, Таганрог и земли по нижнему течению Днепра. Петр получил известие о заключенном с Турцией мира 8 августа 1700 года и на другой же день вызвал к себе шведского посланника и объявил войну Швеции. Тотчас же было послано уведомление Августу II, что русским войскам отдан приказ выступать. Начало Северной войны оказалось для союзников неудачным. 1699 году вышла из войны Дания, в следующем году Россия потерпела поражение под Нарвой, а в 1705 году Август II подписал Альтранштадский мир со Швецией и в знак капитуляции вручил Карлу XII ту самую шпагу, которую получил от Петра при первой встрече в 1698 году. Россия оказалась в одиночестве против армии шведского короля. Несмотря на это весной 1703 года ее войскам удалось пробиться к берегам Финского залива. Петр предложил шведскому королю заключить мир, выдвинув минимальные требования: признать за Россией побережье Финского залива от устья Невы до города Нарва. Но Карл XII отклонил эти требования, еще не зная, какое фиаско его ждет впереди. В 1703 году Петр сошелся с взятой в плен после штурма Мариенбурга лифляндкой Мартой, любовницей фельдмаршала Б.П. Шереметева, который уступил ее Меншикову, а последний — Петру. Марта, получившая при крещении имя Екатерины Алексеевны, завладела сердцем Петра и стала ему необходимой. У них родилось 11 детей, но выжили только дочери Анна (была выдана замуж за герцога Голштинского; ее сын, внук Петра, стал императором Петром III) и Елизавета, в 1741 году захватившая при помощи гвардии престол. В 1711 году перед Прутским походом, Петр объявил Екатерину своей женой, а в 1712 году обвенчался с нею. Вступив в брак с Екатериной, Петр вовсе не считал себя обязанным хранить супружескую верность и имел многочисленных любовниц… 27 июня 1709 года шведы потерпели сокрушительное поражение под Полтавой. Сама мысль о том, что Карл XII может потерпеть поражение, казалась абсурдом, и, когда слухи о битве докатились до Европы, газеты по шаблону стали прославлять очередную победу Северного Льва над Русским Медведем. Лишь через несколько дней выяснилось, что армия Карла XII фактически уничтожена. Среди трофеев русские нашли и шпагу Августа II. Полтавская победа стала поворотным пунктом в истории России. Саксония и Дания возобновили с ней союз. К нему примкнула и Пруссия, обязавшаяся не пропускать через свою территорию шведские войска, а в 1714 году вступившая в войну на стороне России. В 1710 году с Петром I заключил союз курфюрст Ганновера. В 1710 году русские войска заняли Выборг, Кексгольм (древний русский город Корелу), Ригу и Ревель. Петр сохранил прибалтийско-немецкому дворянству его привилегии, а оно признало присоединение Эстляндии и Лифляндии к России. Россия стала лидером блока государств и помогала союзникам овладеть теми территориями в Северной Германии и Померании, которые ранее были захвачены Швецией. (Дания, кроме того, претендовала на часть скандинавских земель, а Речь Посполитая надеялась получить Лифляндию.) Петр старался как можно меньше вмешиваться в те территориальные споры, которые возникали между членами Северного союза, заявляя при этом, что России нужен только надежный выход в море, что никаких иных территориальных интересов она ни в Европе, ни в Скандинавии не имеет. «Последовательно укрепляясь на Балтике, Россия ставила целью прочно „врасти“ в европейскую политическую систему, стать частью так называемого „европейского концерта“, — делает вывод Г.А. Санин. Этой цели служили и династические браки. Петр I выдал свою племянницу Анну Иоанновну замуж за курляндского герцога Фридриха Вильгельма, сына Алексея женил на вольфенбюттельской принцессе Шарлотте, Другую племянницу — Екатерину Иоанновну отдал замуж за хекленбургского герцога Карла Леопольда. Наконец, старшая дочь Петра, Анна Петровна, была просватана и уже после смерти отца вышла замуж за гольштейн-готторпского герцога Карла Фридриха. Петр стремился сохранить мир с Турцией до того момента, как будет решен главный вопрос — овладение балтийским берегом. Однако турецкое Правительство, опасаясь дальнейшего усиления России, 20 ноября 1710 года объявило ей войну. Расчеты Петра на помощь угнетенных Турцией княжеств Молдавии и Валахии не оправдались, на берегу Прута русская армия была окружена. Хотя атаки турок были отбиты, Петр решил не рисковать армией и вступил в переговоры. По условиям Прутского мира (1711) Россия теряла Азов, Таганрог, значительную часть Запорожья. Петр трезво оценил ситуацию: „Сие дело есть хотя и не без печали, что лишиться тех мест, где столько труда и убытков положено, однакож чаю сим лишением другой стороне великое укрепление, которая несравнительно прибылью нам есть“. Русский царь тяжело переживал поражение. В сентябр 1711 года Петр полмесяца лечился водами в Карлсбаде. Но уже в октябре он участвовал в церемонии бракосочетания своего сына царевича Алексея с принцессой Шарлоттой Вольфенбюттельской Торгау, в Саксонии. Через неделю в Кроссене, в Пруссии, Петр вел переговоры с представителями Дании и Саксонии о совместных военных действи против Швеции в Померании. Одновременно сложнейшие дипломатические задания царя выполняли Шафиров (в Стамбуле, где дела шли снова войне), Куракин (в Лондоне), Матвеев (в Гааге), два посла Долгоруких — Василий Лукич (в Дании) и Григорий Федорович (в Польше), отчаянно пытались преодолеть разногласия между участниками Северного союза из за совместной осады Штральзунда. Не без влияния Франции и Карла XII еще дважды — в 1712 и 1713 годах Османская империя объявляла войну России. И хотя дело не доходило до больших столкновений, Россия ради сохранения мира уступала ей новые и новые земли. По Андрианопольскому миру 1713 года к Османской империй отошла вся территория Запорожья. В 1716–1717 годах заметно усилились разногласия в рядах Северного союза. Борьба за влияние в Мекленбурге между Россией и Данией привела к выходу из союза Дании. Иначе развивались отношения России с Пруссией. 12 ноября 1716 года в прусском городе Гавельсберге встретились Петр I и прусский король Фридрих Вильгельм I. Уже через четыре дня было подписано ее глашение, по которому Петр обязался помогать прусскому королю, если кто-нибудь выйдет из Северного союза и попытается при содействии Швеции отнять у нее Штеттин и Переднюю Померанию. Король обещал помогать России, если кто-то попытается отнять у нее завоеванные прибалтийские земли. Исключительно важное значение имела поездка Петра I во Франции (1716–1717). Русский царь и регент Филипп Орлеанский договорились заключении русско-французского союза, к которому примкнула и Пруссия (Амстердамский договор 1717 года). Хотя этот договор остался только на бумаге, он лишил Швецию старинного союзника в лице Франции, и побудило Карла XII начать переговоры с Россией о мире. Мирные переговоры России и Швеции начались в 1718 году на Аландских островах, но окончились трагедией. Случайный выстрел со стен крепости Фридрихсгаль в Норвегии оборвал жизнь Карла XII. После его смерти в Швеции верх взяла партия сторонников продолжения войны во главе с сестрой Карла XII королевой Ульрикой и ее мужем, королем Фредериком. Новое шведское правительство заключило союз с Англией про|тив России. К 1719 году союзники России, получив с ее помощью почти все, что они хотели, вышли из войны. Исключение составляла только Речь Посполитая, но и она продолжала войну лишь формально. Англия, обеспокоенная появлением в балтийских водах нового конкурента, сколачивала сильный антирусский блок держав с участием Швеции, Ганновера, Австрии, Пруссии. Однако до столкновений между Россией и Англией дело не дошло. Только летом 1720 года адмирал Норрис высадил десант на какой-то пустынный остров под Ревелем и сжег там пустую избу и баню. Петр в письме к послу в Нидерландах Б.И. Куракину, фактически руководившему за рубежом российской дипломатической службой, приказал сообщить об этом „успехе“ англичан, „а особливо об избе и бане“ как можно более широкому кругу лиц. Санкт-Петербургский губернатор Меншиков иронически советовал Петру не расстраиваться по поводу этой страшной потери: „Уступите добычу сию на раздел, а именно баню — шведскому, а избу — английскому флотам“. Тем временем русский флот в 1720 году нанес поражение шведскому у острова Гренгам, русские десанты действовали у стен Стокгольма. Шведское правительство убедилось, что, затянув войну и пойдя на союз с Англией, оно допустило крупный просчет. 28 апреля 1721 года в финском городке Ништадте „в средней светелке конференцгауза“ вновь начались переговоры о мире. Отдельно стоял столик для секретарей, ведущих протокол. Переговоры велись без посредников. Еще до начала переговоров Петр лично составил „кондиции, на которых мы мир вечный с короною свейскою заключить желаем“. Он внимательно следил за ходом переговоров и сам решал наиболее важные проблемы. Так, он настаивал на включении в текст договора требования польского короля Августа II, хотя знал, что тот склонялся одно время заключить враждебный России союз со Швецией и Англией. Несомненно, соображения морального плана (рыцарская верность слову и клятве) дополнялись в этом случае практическими соображениями. Влияние в Речи Посполитой нужно было сохранить и укрепить, чему могла способствовать защита притязаний ненадежного „друга“ к Швеции. Важным был вопрос о возвращении шведских дворян в свои имения в Лифляндии и Эстляндии. Сразу после присоединения этих провинций в 1710 году к России Петр гарантировал сохранение прежних прав и привилегий населения. Продолжая эту линию, он и теперь без колебаний согласился на возвращение прежних владельцев в их имения при условии, что они принесут присягу на верность России. В тогдашней Европе подобная практика еще только утверждалась, и Петр во многом опережал своих современников. 30 августа Ништадтский договор был подписан. Между Россией и Швецией устанавливался „вечный, истинный и ненарушенный мир на земле и воде“. Швеция уступила Петру и его преемникам в полное, неотрицаемое, вечное владение и собственность завоеванные русским оружием Ингерманландию, часть Карелии, всю Эстляндию и Лифляндию с городами Рига, Ревель, Дерпт, Нарва, Выборг, Кексгольм, островами Эзель и Даго. Ништадтский мирный договор явился главным дипломатическим достижением Петра Великого. Получив сообщение о подписании договора, Петр выразил огромную радость, что „сия трехвременная жестокая школа такой благой конец получила“, что никогда „наша Россия такого полезного мира не получала“. В письме к послу в Париже В.Л. Долгорукому Петр пояснил свое сравнение Северной войны с „жестокой школой“: „Все ученики науки в семь лет оканчивают обыкновенно; но наша школа троекратно время была (21 год), однакож, слава богу, так хорошо окончилась, как лучше быть невозможно“. Северный союз и победоносная Северная война, с помощью который Россия пробилась к Балтийскому морю, явились детищем политического гения Петра. Но главное, к чему стремился Петр, было усиление роли России в „концерте“ европейских держав, расширение ее политических, культурных, экономических связей с Европой. Выход к морю позволял решить эту задачу. Французский представитель в России Кампредон писал после окончания Северной войны: „При малейшей демонстрации его флота, при первом движении его войск ни шведская, ни датская, ни прусская, ни польская корона не осмелятся ни сделать враждебного ему движения, ни шевельнуть с места свои войска, как о том бывала речь при прежних обстоятельствах“. Трудности и беды войны венчал праздник победы с маскарадом и фейрерверком. 22 октября на торжествах по случаю мира Петр произнес речь, в которой говорил о необходимости продолжать преобразования, „дабы народ чрез то облегчение иметь мог“. Двумя днями раньше, 20 октября, сенат удостоил царя звания „отец отечества“, приставки „великий“ и титула „император всероссийский“. Петр принял только новый титул императора, отказавшись от всего остального. Принятие императорского титула знаменовало принципиально важнь перемены в международном положении России. В итоге Северной войны Россия вошла в ареопаг великих европейских держав. В России была создана собственная дипломатическая служба, в совершенстве владевшая всеми современными ей методами и приемами. После Полтавской победы Петр смог перейти к имперской политике, целью которой было усиление влияния России на соседние и отдаленные земли. Продолжением этой политики являлся Персидский поход (1722–1723), когда русская армия заняла Дербент, Баку, Решт. Иран согласился на их передачу России за помощь шаху против афганских повстанцев. В 1724 году Петр договорился с Турцией о взаимном признании завоеванных иранских владений и предписал произвести разведку путей в Закавказье, которые удобны „для действ воинских“. Он искал также пути в Среднюю Азию, думал об Индии, готовил экспедйицию на Мадагаскар. Но осуществить всего задуманного не удалось. Петр I скончался 28 января 1725 года в тяжких мучениях от уремии, не успев назначить своего преемника. Среди блестящей плеяды российских дипломатов XVIII века Петр1 занимает особое положение. „Первым из русских царей он стал лично подписывать международные договоры, — отмечает российский историк Н.Н. Молчанов. — Эта деталь как бы символизирует тот факт, что Петр создал новую русскую дипломатию, подобно основанию регулярной армии и флота и других государственных институтов Российской империи. В сфере дипломатии особенно наглядно обнаружились результаты его титаническо работы по укреплению могущества России, превратившейся в великую державу“.      

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: 100 великих дипломатов

ПЕТР I ВЕЛИКИЙ

1672–1725)   Российский царь с 1682 года (правил с 1689 года) Первый российский император (с 1721 года). Будучи создателем могущественного абсолютистского государства, добился признания за Россией странами Западной Европы авторитета великой державы. Петр родился 30 мая 1672 года от второго брака царя Алексея Михаиловича с Натальей Кирилловной Нарышкиной. Здоровьем и живостью он резко отличался от своих старших братьев Федора и Ивана, рожденных от первого брака с Милославской, и ходили слухи, что его отцом был не царь Алексей. Петру не было и четырех лет, когда он лишился отца. С этого времени он жил в обстановке придворной борьбы за власть, которая особенно обострилась после смерти 27 апреля 1682 года царя Федора Алексеевича. По старшинству его преемником должен был стать царевич Иван, болезненный юноша, на которого возлагали надежды Милославские, родственники первой жены царя Алексея. Десятилетний же Петр был опорой Нарышкиных, родни и сторонников царицы Натальи. Царем был провозглашен Петр. Милославские, среди которых выделялась умная и энергичная царевна Софья, не могли смириться с потерей власти. Воспользовавшись недовольством московских стрельцов против их начальников, приверженцы Софьи распустили по городу молву о боярах-изменниках, которые якобы задушили царевича Ивана. 15 мая стрельцы с оружием ворвались в Кремль. Царица Наталья вынуждена была вывести на крыльцо царя Петра и царевича Ивана. Но успокоить стрельцов не удалось. Разъяренная толпа на глазах у Петра растерзала Артамона Матвеева, старого воспитателя царицы Натальи, ее брата Афанасия Кирилловича, боярина Долгорукого. Ужас от увиденных жестокостей, вероятно, стал причиной того, что в минуты нервного напряжения с Петром случались припадки: непроизвольно кривился рот, дергались щека, шея и нога, появлялись конвульсии, и он терял самообладание. Царями были объявлены Иван и Петр. Фактически же с мая 1682-го и вплоть до осени 1689 года государственными делами заправляла царевна Софья. Петра и царицу Наталью отправили в подмосковное село Преображенское. Подъячий Никита Зотов, выбранный в наставники Петру еще царем Федором и патриархом Иоакимом, учил царевича грамоте по Часослову и Псалтирю. Петр всю жизнь писал с ужасающими орфографическими ошибками, но Зотову (в чем его несомненная заслуга) удалось увлечь ученика историей России. Многие детские и юношеские увлечения Петра со временем оказали важнейшее влияние на развитие Российского государства. Поселившись в Преображенском, царевич со временем сформировал два батальона «потешных» войск (позднее развернутых в Преображенский и Семеновский полки), бомбардирскую роту. Под руководством иноземных офицеров, живших неподалеку в Немецкой слободе, он проходил воинское обучение, начав «службу» с барабанщика. В 1688 году в селе Измайлово Петр нашел старый английский бот и заинтересовался кораблестроением. По его приказу в Немецкой слободе отыскали корабельного мастера. В 1691 году Петр спустил на Яузу построенную им самим яхту. Вообще, море, флот сделались его страстью на всю жизнь. Третьим большим увлечением Петра (после моря и военного дела) было изучение ремесел: ему нравилось мастерить. По его признанию, уже в молодости он знал 14 ремесел, больше всего любил работать на токарном станке, плотничать Петр сам всю жизнь трудился без устали и заставлял других следовать его примеру. В 1689–1690 годах сложился узкий круг близких друзей Петра. Среди них сын придворного конюха А. Меншиков, иноземец капитан Ф. Лефорт и стольник князь Ф. Ромодановский. В компанию царевича входили также представители старой знати (Ф. Апраксин и другие), наполовину или вполне обрусевшие иностранцы (генерал П. Гордон, Я. Брюс) и русские — сослуживцы Петра по потешному войску. Проходя службу в потешном войске, работая на верфях, веселясь в компании, Петр продолжал учиться осаде крепостей и постройке кораблей. Осенью 1694 года Петр участвовал в большой военной игре в Кожухове, под Москвой. Три недели длился штурм крепости, были задействованы до 30 000 солдат и стрельцов, 24 человека убиты и 50 ранены. Некоторые исследователи считают, что это были первые в Европе военные маневры, объективно это так, но сам Петр впоследствии писал, что он относился к этому, как к игре. Кроме военного дела и судостроения большое развитие получила еще одна игра — «сумасброднейший, всешутейший и всепьянейший собор». В октябре 1691 года Петр сочинил для него устав. Во главе его 1 января 1692 года поставил своего бывшего учителя Никиту Зотова с титулом «святейший кир Ианикита, архиепископ Пресбурхский и всея Яузы и всего Кукуя патриарх» и «князь-папа». (Пресбургом называлась крепость на Яузе, которую штурмовало потешное войско, Кукуй — ручей, протекавший по Немецкой слободе, которая по нему тоже называлась «Кукуй»). Конклав «собора» состоял из 12 кардиналов. Сам Петр исполнял обязанности протодиакона. Каждый член собора имел кличку. У Петра она была — Пахом Пихай. Первой заповедью членов «собора» было ежедневное пьянство. При приеме нового члена вместо «веруешь ли?» спрашивали: «пьешь ли?». Некоторые обряды были верхом неприличия. «Собор» действовал от случая к случаю и непременно по праздникам, устраивая «Бахусовы пиры» и «побоища с Ивашкой Хмельницким». В 1689 году Петру исполнилось 17 лет, и теперь он мог претендовать на реальную власть. Сторонники Софьи пытались заручиться поддержкой стрельцов, чтобы не допустить перехода власти к Петру, а может быть, и убить его. В ночь с 7 на 8 августа 1689 года, получив внезапно известие о сборе стрельцов в Кремле, Петр скрылся в Троице-Сергиевом монастыре. На его сторону перешли солдатский и несколько стрелецких полков. Софью не поддержал никто, и она была заточена в Новодевичий монастырь. Мать женила Петра на Евдокии Лопухиной, девушке из захудалого дворянского рода. Отношения у них сразу не сложились. Даже после рождения в 1690 году сына Алексея Петр все свободное время проводил в Немецкой слободе у своей любовницы Анны Монс (по некоторым данным, она была любовницей Лефорта, уступившего ее своему юному другу, друзья Петра и в дальнейшем делились с ним своими подругами). Любовь Петра к Анне Монс, начавшаяся около 1692 года, продолжалась до начала 1703 года, когда, разбирая бумаги утонувшего под Шлиссельбургом саксонского посланника Кенигсека, Петр узнал об их связи, после чего немедленно порвал с Анной. В 1694 году после смерти царицы Натальи Петр взял власть в свои руки. Его соправитель царь Иван участия в государственных делах не принимал, к тому же через два года он умер. Первый военный поход Петра в качестве государя оказался неудачным. В 1695 году русская армия двинулась к Азову, где находились турки. Казалось, этот поход для Петра был продолжением потешных боев, поэтому не приходится удивляться, что он закончился провалом. Взять крепость ему не удалось. Петр сделал выводы из поражения. В первую очередь, он принялся создавать флот. На верфи в Воронеже было заложено несколько кораблей, причем царь лично принимал участие в их постройке. К весне 1696 года была готова целая эскадра: 2 больших корабля, 23 галеры и 4 брандера. С их помощью русские захватили Азов. Так было положено начало славной 300-летней истории Российского флота. Во время Азовских походов Петр как государственный деятель проявил себя хорошим организатором; он не падал духом при неудаче, не терял самообладания. Именно Азовские походы Петр считал началом своей военной службы. Теперь можно было строить базу для флота на берегу Азовского моря (Таганрог) и снаряжать посольство в Западную Европу 20 октября 1696 года Боярская дума утвердила решения царя: разместить гарнизон в Азове, послать 20 000 человек для строительства Таганрога и «морским судам быть!». 4 ноября дума приняла еще одно решение Петра, владельцы 100 и более дворов крепостных крестьян объединяются в «кумпанства», и каждое из них (по 10 000 дворов светских владельцев и по 8 000 дворов церковных землевладельцев) дает деньги на постройку одного корабля. Посадские люди (то есть купцы и ремесленники в городах) все вместе оплачивают постройку 14 кораблей. Всего таким способом предстояло за два года построить 52 военных корабля. 22 ноября Петр приказал послать за границу для обучения морской службе и кораблевождению молодых людей из боярских и дворянских родов. Через несколько дней из Москвы в Западную Европу отправилось Великое посольство. Его возглавляли Ф. Лефорт, Ф. Головин и П. Возницын. В свите примерно из 250 человек находился царь, путешествующий инкогнито под именем Петра Михайлова. Вместе с ним ехали 35 молодых волонтеров. Официальной целью Великого посольства было укрепление союза против Турции и Крыма. Но скрыть присутствие царя за границей, конечно, не удалось — слишком заметной он был фигурой. В Бранденбурге Петр учился артиллерийскому делу, он получил аттестат «огнестрельного мастера». В Амстердаме более четырех месяцев царь проработал на верфях, после чего отбыл в Англию, где задержался еще на три месяца. Месяцы пребывания в Европе Петр провел с максимальной пользой: он интересовался музеями и анатомическими театрами, обсерваториями и монетными дворами, фортификацией и литейным делом, общался с государственными мужами, учеными, дипломатами, простыми моряками и корабелами. Попутно Петр нанял на русскую службу более 900 специалистов: от вице-адмирала до корабельного повара. Однако восстание стрельцов вынудило его вернуться в Россию. Хотя большую часть армии составляли полки «иноземного строя», стрельцы по-прежнему представляли грозную силу. После взятия Азова Петр не распустил стрелецкие полки, а направил их на западную границу. Стрелецкий полковник Циклер вместе с окольничим Соковниным и стольником Федором Пушкиным попытались взбунтовать стрельцов против царя. Для подавления мятежа на западные границы из-под Азова были направлены четыре московских стрелецких полка. Ходоки из стрельцов предварительно побывали в столице, чем воспользовались сторонники Софьи, призвавшие стрельцов идти к Москве. Мятежники двинулись на столицу, но на реке Истре были разбиты силами Шеина и Гордона. Вернувшись в Россию, Петр провел тщательное расследование заговора, в результате выявилась связь стрельцов с Софьей. Петр присутствовал при невероятно жестоких пытках стрельцов и лично допрашивал их, а когда основной розыск закончился, сам наравне с палачами рубил головы приговоренным и заставил это делать своих ближайших соратников. Всего было казнено свыше тысячи стрельцов; некоторых повесили на стенах Новодевичьего монастыря перед окнами Софьи, постриженной в монахини. Полки московских стрельцов были расформированы, стрельцы с семьями разосланы по разным городам, где их приписали к посадам в качестве ремесленников и торговцев (но в гарнизонах других городов стрельцы существовали до 1713 года, когда были включены в солдатские полки). Петру еще не раз приходилось иметь дело с народными волнениями. В 1705 году было жестоко подавлено восстание в Астрахани, а в 1707–1708 годах — восстание К. И Булавина. Сразу после возвращения из-за границы Петр приступил к реформам, начав с преобразований в быту указами о бритье бород и ношении платья европейского образца (крестьяне и посадские люди, пожелавшие сохранить бороды, должны были платить специальный налог). Летосчисление велось теперь не от сотворения мира, а от Рождества Христова; новый год праздновался не в сентябре, а 1 января. Посадские люди вышли из ведения грабивших их воевод: в городах учреждались органы посадского самоуправления — земские избы, подчиненные московской Ратуше, им был передан сбор налогов. Одновременно Петр заканчивал начатые за границей переговоры о союзе против Швеции. В 1697 году после смерти польского короля Яна Собеского Россия и Австрия добились избрания на польский престол саксонского курфюрста Августа II. В 1699 году, в ожидании скорой смерти испанского короля и войны между Австрией и Францией (сыновья австрийского императора и французского короля были племянниками испанского короля и оба претендовали на его престол), Австрия, Польша и Венеция, союзники России против Турции, заключили с последней мир. Петр оказался перед выбором: либо продолжать войну с Турцией самостоятельно, либо найти союзников и начать войну со Швецией за выход к Балтийскому морю. Петр заключил союзные договоры против Швеции с Саксонией и Данией, послал в Стамбул посольство на построенном в Воронеже 46-пушечном морском корабле «Крепость» и 8 августа 1700 года заключил с Турцией мир, по которому она признала потерю Азова. Вскоре началась Северная война, длившаяся 21 год (1700–1721) и во многом определившая характер петровских преобразований. В первом же сражении под Нарвой шведы нанесли армии Петра сокрушительное поражение. Почти треть армии, около 80 офицеров, среди них 10 генералов, 135 пушек были потеряны. Но, как и после первого азовского похода, снова ярко проявилась одна из черт характера царя — способность извлекать опыт из неудач, не падать духом, а, наоборот, собрав все силы, бороться дальше. Царь занялся преобразованием армии и наращиванием военной и экономической мощи. Как пишет Ключевский, «предоставляя действовать во фронте своим генералам и адмиралам, Петр… набирал рекрутов, составлял планы военных движений, строил корабли и военные заводы, заготовлял амуницию, провиант и боевые снаряды, все запасал, всех ободрял, понукал, бранился, дрался, вешал, скакал с одного конца государства в другой, был чем-то вроде генерал-фельдцейхмейстера, генерал-провиантмейстера и корабельного обер-мастера». При этом он еще находил время проводить реформы. Результаты этой деятельности сказались очень быстро: с конца 1701 года русская армия стала по частям бить шведскую. В 1702 году Петр штурмом овладел Орешком (переименовав его в Шлиссельбург), были взяты Ям, Конорье и Мариенбург. В 1703 году Петр в устье реки Невы основал город Санкт-Петербург, который должен был стать столицей страны, ее морскими воротами и символом новой России. В 1704 году пала Нарва; Петр разбил шведов у села Доброго (1708), затем корпус Левенгаупта у деревни Лесной, а 27 июня 1709 года — армию Карла XII у Полтавы. Полтавская победа стала поворотным пунктом в истории России. Международное значение России резко повысилось. Саксония и Дания возобновили с ней союз. К нему примкнула и Пруссия, обязавшаяся не пропускать через свою территорию шведские войска. В 1710 году с Россией заключил союз Ганновер, курфюрст которого в скором времени стал английским королем. Тем временем русские войска заняли Выборг, Кексгольм (древний русский город Корелу), Ригу и Ревель. Петр сохранил прибалтийско-немецкому дворянству его привилегии, а оно признало присоединение Эстляндии и Лифляндии к России. Этому способствовало и то, что местные дворянство и буржуазия получили крупные выгоды от транзитной торговли России с Западной Европой. Кроме того, помещики заняли выгодные должности, которые раньше занимали шведы. Турецкое правительство, опасаясь дальнейшего усиления России, осенью 1710 года объявило ей войну. Расчеты Петра на помощь угнетенных Турцией княжеств Молдавии и Валахии не оправдались. На берегу Прута русская армия была окружена. Петр решил не рисковать армией и вступил в мирные переговоры. России пришлось вернуть Турции Азов и срыть укрепления Таганрога, то есть потерять выход в Азовское море. Петр трезво оценил ситуацию: «Сие дело есть хотя и не без печали, что лишиться тех мест, где столько труда и убытков положено, однакож чаю сим лишением другой стороне великое укрепление, которая несравнительно прибылью нам есть». Карл XII, несмотря на свое тяжелое положение, на мирные переговоры не соглашался. В 1712–1714 годах русские войска воевали в Финляндии и северной Германии. Вступил в действие и построенный Петром Балтийский флот: 27 июля 1714 года были захвачены 10 шведских кораблей у мыса Гангут. Совместными усилиями русских, саксонцев и датчан северная Германия была очищена от шведских войск, а русская армия и флот изгнали их из Финляндии. В 1718 году начались переговоры с Швецией о мире. Однако вскоре Карл XII был убит при осаде крепости в Норвегии (принадлежавшей Дании), и переговоры были прерваны. Тем временем русский флот одержал новые победы над шведским войском у островов Эзель и Гренгам (1719). Русские корабли действовали уже у берегов Швеции, высаживая там десанты. Ведение войны требовало солдат, вооружения, амуниции, денег. Поэтому одновременно с военными действиями Петр вводил новые налоги и проводил реформы, подчиненные военным интересам. Всего в 1700–1720 годах высшим правительственным органом Сенатом (учрежден в 1711 году) было издано более 1700 законодательных актов; большинство их относилось к наиболее важным сторонам жизни страны. Строились фабрики и заводы, верфи и корабли, каналы и города. Петр основал Академию наук, пригласил в нее выдающихся иностранных ученых; открыл для посещения Кунсткамеру и библиотеку при ней. Столицей был объявлен Санкт-Петербург, куда принудительно переселили знать и купцов. На все эти стройки были мобилизованы десятки тысяч людей, многие из них там погибли. Тысячи людей бежали от налогов, из армии, со строек, их ловили и жестоко наказывали. В 1703 году Петр сошелся с взятой в плен после штурма Мариенбурга лифляндкой Мартой Скавронской, любовницей фельдмаршала Б.П. Шереметева, который уступил ее Меншикову, а последний — Петру. Марта, получившая при крещении имя Екатерины Алексеевны, завладела сердцем Петра и стала ему необходимой. У них родились 11 детей, но выжили только дочери Анна (была выдана замуж за герцога Голштинского; ее сын, внук Петра, стал императором Петром III) и Елизавета, в 1741 году захватившая при помощи гвардии престол. В 1711 году перед Прутским походом Петр объявил Екатерину своей женой, а в следующем году обвенчался с нею. Одни огорчения Петру приносил старший сын от первого брака царевич Алексей, натура слабая, бездеятельная, не воспринимавшая отцовских замыслов и свершений. Конфликт, назревавший годами, вылился в бегство Алексея в Австрию, где он просил императора Карла VI о защите и пристанище. Уговорами, посулами и обманом царевича удалось вернуть в Россию. Начатое следствие над людьми, подстрекавшими его к побегу, выявило открытую оппозицию, а в глазах Петра — серьезный заговор. Алексея подвергли заключению, допросам и пыткам, в которых принимал участие и сам царь. Результатом розыска стал смертный приговор, вынесенный царевичу судом из высших сановников государства, по сути воплотивших в жизнь слова Петра, обращенные к сыну: «Я за мое отечество и людей, и живота своего не жалею, то како тебя, непотребного, жалеть». В июне 1718 года нравственно и физически сломленный Алексей погиб в камере Петропавловской крепости. Была ли его кончина естественной или насильственной, неизвестно. Царь, не показывая признаков скорби, уже на следующий день после смерти сына пил и веселился, празднуя годовщину Полтавской виктории. У него оставалась надежда на малолетнего царевича Петра Петровича, сына Екатерины, но вскоре ребенок умер. 30 августа 1721 года с Швецией был заключен знаменитый Ништадтский мирный договор, по которому Россия получила побережье Балтийского моря от Выборга до Риги: часть Карелии, Ингрию, Эстляндию и Лифляндию с островами Эзель, Даго и Мен, но возвращала Швеции Финляндию, уплачивала около 1,5 миллионов рублей и разрешала шведам закупать и беспошлинно вывозить на 50 000 рублей хлеба из Прибалтики. Победа в Северной войне, создание регулярной русской армии и флота, их боевой опыт сделали Россию одной из сильнейших держав в Европе. Сенат поднес Петру титулы Великого, Отца Отечества и императора всероссийского Московия, которая в глазах Западной Европы была варварской державой, превратилась в Российскую империю, став в международных отношениях на уровень Священной Римской империи (глава ее считался выше королей), Англии, Франции, Голландии и Испании. После Полтавской победы Петр проводил имперскую политику. Во время персидского похода 1722–1723 годов русская армия заняла Дербент, Баку, Решт. Персия согласилась на их передачу России за помощь шаху против афганских повстанцев. В 1724 году Петр договорился с Турцией о взаимном признании завоеванных персидских владений и предписал произвести разведку путей в Закавказье, которые удобны «для действ воинских». Он искал также пути в Среднюю Азию, думал об Индии, готовил экспедицию на Мадагаскар. С новой силой Петр взялся за продолжение реформ: в 1720–1725 годах было издано около 1200 законодательных актов, почти столько же, сколько за предыдущее десятилетие. В царствование Петра Великого Россия достигла значительного экономического роста. Число лишь одних новых мануфактур перевалило за двести. При этом в экономической политике главенствовал принцип практически неограниченного вмешательства государства в хозяйственную жизнь страны. А она подчинялась прежде всего необходимости вооружать, одевать и кормить армию и флот. Свое административно-бюрократическое влияние на экономику через систему пошлин, налогов, монополий государство сохраняло и после окончания Северной войны. Но главное, что экономика развивалась на крепостнической основе. В январе 1721 года по царскому указу «для государственной пользы» частным владельцам мануфактур было разрешено покупать к заводам крестьян без земли. К казенным заводам приписывались государственные крестьяне. Сделав ставку на создание регулярного государства, в котором законодательному порядку подчинялись бы все стороны общественных отношений, Петр вынужден был обратиться к радикальным преобразованиям в административном устройстве России. К тому же старые учреждения не справлялись с новыми функциями и задачами. Новые органы управления поначалу действовали параллельно со старыми, постепенно вытесняя их. Так возникла система коллегий — органов отраслевого управления, Сенат, институт прокуратуры и фискального надзора. Было введено новое административно-территориальное деление страны — на крупные губернии во главе с губернаторами, обладавшими на доверенных им землях всей полнотой власти. Многое в системе управления было заимствовано у шведов, что еще раз подтверждает умение Петра учиться у противника. Новые учреждения создавались и на местах. Их деятельность также строилась на основе детальных четко разработанных инструкций. Административная реформа Петра I означала дальнейший рост русской бюрократии, которая приобретала все больший вес в обществе. При этом в основу государственной службы был положен принцип личной выслуги, воплощенный в Табели о рангах 1722 года. Этот документ фактически открывал путь наверх наиболее способным и предприимчивым, а достигшие чина восьмого класса имели право на наследственное дворянство. Всего же Табель вводила 14 классов военных, статских и придворных чинов, обладатели которых получали жалованье и полностью зависели от государя и государства. Тенденция к дальнейшей бюрократизации и централизации управлений затронула и церковь. Создав Святейший Синод как орган коллегиального управления церковью и включив ее, таким образом, в систему государственных институтов, Петр лишил церковь возможности быть духовной оппозицией власти, защитой от государства. Уничтожив патриаршество и объявив себя фактически главой церкви, передав управление монастырскими вотчинами светским чиновникам, отменив тайну исповеди (священники отныне обязаны были доносить о противозаконных действиях и даже помыслах прихожан), Петр окончательно поставил церковь на службу государству. Содержание регулярной армии требовало все новых и новых средств, ради получения которых была предпринята податная реформа, заменившая подворную подать подушной. Податное население деревни и города стало еще более бесправным и беззащитным перед лицом государства. Теперь, чтобы отлучиться из деревни, к примеру на заработки, крестьянин должен был обзавестись паспортом — средством полицейского контроля за налогоплательщиками. Именно на плечи крестьян и легли в основном все тяготы петровских преобразований. Трудовые мобилизации, бесчисленные поборы, рекрутская повинность — все это стало обычным явлением в их жизни. Правительство жестоко преследовало любые попытки уклонения от возложенных на подданного обязанностей. Между тем личная жизнь самого Петра складывалась непросто. После смерти последнего сына от брака с Екатериной Петр в 1722 году специальным указом установил, что император сам назначает себе преемника. Видимо, он не хотел, чтобы престол перешел к его внуку Петру, сыну Алексея. Он провозгласил Екатерину императрицей (1723), а затем торжественно короновал ее (1724). Последний год жизни Петра оказался очень тяжелым. Меншиков, ближайший друг и помощник царя, «брат», «дитя сердца», как Петр часто называл его, опять проворовался и на этот раз очень крупно, проворовался и ряд других ближайших сотрудников царя. Екатерина оказалась замешанной в любовной интриге с камергером ее двора Видимом Монсом, младшим братом Анны Монс. Петр испытал сильнейшее потрясение: сам не хранивший верности в браке, он не мог допустить и мысли о неверности жены, да еще только что коронованной. Монса казнили якобы за взяточничество в ноябре 1724 года, имя Екатерины при этом не упоминалось. В это время Петр был уже тяжело болен, и 28 января 1725 года скончался в тяжких мучениях от уремии, не успев назначить своего преемника. Петр был, конечно, незаурядный человек. Идея служения государству, в которую глубоко уверовал царь и которой он подчинил свою деятельность, была сутью его жизни. Эта идея служения государству в сочетании с темпераментом и воспитанием Петра многое объясняет в его поведении. Петр был жесток от природы. Конечно, в то время жестокость была узаконенной: следствие проводилось обязательно с пытками, пытали даже и того, кто сразу признавался, чтобы установить, не скрыл ли чего-нибудь. Петр был беспощаден к тем, кто сопротивлялся преобразованиям. Любовника своей первой жены, давно постриженной в монахини, после жестоких пыток Петр велел посадить на кол, а чтобы он подольше мучился, одеть его в шубу (казнь совершалась зимой). Когда во время одного из наводнений в Петербурге несчастные жители спасались от воды, залезая на деревья, у Петра это зрелище вызвало смех. Его указы переполнены угрозами жестоких наказаний, а то и смерти за их невыполнение. В числе наказаний было и такое, как запрещение дворянским недорослям жениться, пока не выучатся арифметике и геометрии. Грубость нравов эпохи и лично Петра сказывалась в том, что любой праздник сопровождался диким пьянством. Современники с содроганием пишут о том, что у дверей пиршественной залы ставился караул, солдаты-преображенцы разносили ушаты с водкой и по настоянию царя гости упивались до потери сознания. Сам Петр тоже пил много, но у него был мощный организм, и наутро, когда гости не в силах были подняться, царь как ни в чем не бывало отправлялся на работу. Петр не привык считаться ни с кем. Будучи второй раз в Голландии и приехав в 1717 году во Францию, он обратил на себя внимание своим бесцеремонным поведением, например, отправляясь по делам, он не ждал свой экипаж, а останавливал первую же карету, высаживал седоков и садился сам. Обладая великолепной памятью и удивительной работоспособностью, Петр вникал во все мелочи. Отношение к военному делу, где непредусмотренное, на первый взгляд незначительное, обстоятельство могло иметь роковые последствия, он перенес и на гражданские дела. Каждый шаг жителя регламентировался. Наряду с важными, издавались указы о том, чтобы потолки были оштукатурены, о порядке установки надгробных камней и т. п. Это стремление царя лично решать все вопросы нередко сковывало инициативу подчиненных. За промахи и упущения по службе Петр «учил» их своей дубинкой, за чрезмерное же казнокрадство и взяточничество сурово наказывал (вплоть до смертной казни) даже ближайших помощников. Но исправить их в этом отношении он так и не смог. Предписывая какое-либо нововведение, Петр в указах давал объяснения, зачем оно нужно, какая от него будет польза. Отношение Петра к женщинам очень точно выразил один из современников, который сообщил, что «любил его величество женский пол», и привел высказывание царя, что «забывать службу ради женщины непростительно». Вступив в брак с Екатериной, Петр вовсе не считал себя обязанным хранить супружескую верность и имел многочисленных любовниц. Екатерина не только не протестовала, но даже сама поставляла ему «метресишек». Характерно, что себе в жены он выбрал именно Екатерину — женщину низкого социального происхождения. В его глазах «порода» ничего не значила. Екатерина, с необычайной проницательностью понявшая его сложный, противоречивый характер и владевшую им идею служения государству, сумела приноровиться к нему. Он поверил в ее преданность ему и его делу и впоследствии тяжело пережил ее неверность. По словам Ключевского, Петр «хотел, чтобы раб, оставаясь рабом, действовал сознательно и свободно. Совместное действие деспотизма и свободы, просвещения и рабства — это загадка доселе неразрешимая». При всех недостатках, у Петра было (по справедливому высказыванию одной современницы) «много достоинств и бесконечно много природного ума». Главным же для него была служба своей стране, «общему благу», как он его понимал, т. е. сохранению государственного строя и его усовершенствованию. Во имя этого он не жалел своей жизни Ради этого он и осуществлял свои преобразования.      

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: 100 великих диктаторов

Найдено схем по теме ПЕТР I ВЕЛИКИЙ — 0

Найдено научныех статей по теме ПЕТР I ВЕЛИКИЙ — 0

Найдено книг по теме ПЕТР I ВЕЛИКИЙ — 0

Найдено презентаций по теме ПЕТР I ВЕЛИКИЙ — 0

Найдено рефератов по теме ПЕТР I ВЕЛИКИЙ — 0