ПАРИЖСКАЯ МИРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1919-20Парижские мирные договоры 1947

ПАРИЖСКАЯ МИРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1946

Найдено 2 определения термина ПАРИЖСКАЯ МИРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1946

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [советское] [современное]

Парижская мирная конференция 1946

состоялась 29 июля - 15 октября. Рассмотрела проекты мирных договоров государств антигитлеровской коалиции, одержавших победу во 2-й мировой войне, с бывшими союзниками Германии в Европе - Италией, Болгарией, Венгрией, Румынией и Финляндией. Одобрила большинство подготовленных ранее статей мирных договоров с этими государствами. 10 февраля 1947 состоялось подписание мирных договоров.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Политическая наука: Словарь-справочник

ПАРИЖСКАЯ МИРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1946

по выработке мирных договоров с Италией, Румынией, Болгарией, Венгрией и Финляндией; происходила 29. VII-15. X.

Подготовкой проектов мирных договоров занимался Совет министров иностранных дел (см.) на своих сессиях в Лондоне (1945), в Париже (1946) и на совещании министров иностранных дел в Москве (1945).

К началу П. м. к. не были согласованы вопросы о статуте Триеста, о режиме судоходства на Дунае и ряд экономических вопросов.

На П. м. к., в соответствии с постановлением, принятым Советом министров иностранных дел в декабре 1945, участвовали следующие 21 государство: СССР, США, Великобритания, Франция, Китай, Австралия, Бельгия, Белорусская ССР, Бразилия, Голландия, Греция, Индия, Канада, Новая Зеландия, Норвегия, Польша, Украинская ССР, Чехословакия, Эфиопия, Югославия и Южно-Африканский Союз. Кроме того, на конференцию были допущены для изложения своих взглядов представители Мексики, Кубы, Египта, Ирана, Ирака, Албании и Австрии.

Порядок работы П. м. к. 1946 существенно отличался от порядка работы Парижской мирной конференции 1919-20. На этот раз в конференции участвовал Советский Союз, лишивший капиталистическую дипломатию той монополии, которой она пользовалась при установлении послевоенного режима в 1919-20, и вносивший в дело мирного регулирования новые, справедливые, демократические принципы.

П. м. к. стала ареной исключительно острой и напряженной дипломатической борьбы. В послевоенном мире сказывалось размежевание сил на два лагеря - лагерь демократический, антиимпериалистический во главе с СССР и лагерь антидемократический, империалистический во главе с США. В США уже был поставлен в порядок дня вопрос о "жестком" курсе в отношении СССР.

Западные державы хотели использовать процедуру мирного урегулирования, чтобы ослабить и дезорганизовать страны новой демократии, посеять среди них разлад и раздоры, создать для англо-американского капитала возможность постоянного вмешательства в экономическую жизнь этих стран, подорвать влияние и престиж Советского Союза.

Конференция происходила в обстановке экономического и политического давления США и Англии на страны Восточной Европы (задержка американскими властями торговых судов дунайских государств, задержка валютных фондов, английские и американские ноты и обращения к Польше, Румынии и Болгарии по вопросам внутренней политики этих стран).

Британская дипломатия спровоцировала конфликт с Албанией, вызванный нарушением британскими военными кораблями албанских территориальных вод, и заявила о непризнании албанского демократического правительства. Делались попытки превратить процедуру мирного урегулирования этого конфликта в своеобразную политическую интервенцию англо-американского капитала в Восточной Европе.

Советская дипломатия, разоблачая империалистические планы западных держав, энергично отстаивала принципы справедливого демократического мира, боролась за такие условия мира, которые оградили бы страны народной демократии от всякого вмешательства в их внутренние дела. В своей речи 31. VII В. М. Молотов указал, что СССР добивается "справедливого, прочного и длительного мира на будущее". Такого мира можно достичь лишь путем полной ликвидации фашизма, ибо (фашизм и агрессия стали неразлучными в наше время".

Советский Союз считался с тем, что некоторые государства, являвшиеся союзниками Германии, вступили на путь демократического развития, а в ряде случаев приняли участие в войне против Германии. Поэтому Советское правительство предлагало принять принцип частичного возмещения ущерба, нанесенного этими странами.

СССР отрицательно относился ко всяким попыткам навязать бывшим союзникам Германии всякого рода внешнее вмешательство в их экономическую жизнь и отклонял такие требования к этим странам, которые не совместимы с их государственным суверенитетом и национальным достоинством.

Англо-американский блок стремился использовать свое влияние на зависимые от него малые страны с тем, чтобы, опираясь на механическое большинство, выносить угодные ему решения. Для того чтобы малые государства, входящие в орбиту англо-американского блока, легче могли "ориентироваться" и голосовать по указке США, было устроено так, что вопреки алфавиту делегат США голосовал первым. Дипломатия США, Великобритании и Франции в ряде случаев беззастенчиво отказывалась от согласованных решений, которые она сама принимала на Совете министров иностранных дел (СМИД).

Так на конференции столкнулись два метода в международных отношениях. В речи 10. X 1946 В. М. Молотов характеризовал их следующим образом: "Существуют два прямо противоположных метода в международной жизни. Один метод, хорошо всем известный из далеких времен, - метод насилия и господства, для которого все средства нажима хороши. Другой метод, еще, правда, недостаточно широко развитый, - метод демократического сотрудничества, основанный на признании принципа равноправия и законных интересов всех, больших и малых государств. Мы не сомневаемся в том, что, несмотря на все препоны, метод демократического сотрудничества между странами в конце концов победит".

Более двух недель работы П. м. к. ушло на разрешение процедурных вопросов - порядка председательствования (хотя вопрос о поочередном председательствовании был предусмотрен Советом министров иностранных дел) и особенно порядка вынесения конференцией своих рекомендаций. Англо-американская дипломатия, отказавшись от решений, принятых на Парижской сессии СМИД, потребовала, чтобы рекомендации выносились не большинством в 2/3 голосов, а простым большинством, т. е. II голосами из 21. Подоплека этого требования была проста. Западные державы исходили из того, что СССР и дружественные ему демократические страны обладают во всяком случае 6 голосами, что к ним всегда могут присоединиться 2-3 других голоса и в этом случае англо-франко-американскому блоку не удастся собрать большинства в 2/3 голосов. Недостаток в аргументации и морально-политическом авторитете этот блок хотел заменить "игрой на голосах", принципы сотрудничества и согласованных решений - диктатом. Вопреки настояниям советской делегации и делегаций других демократических стран конференция приняла решение, что ее рекомендации будут двух родов: принятые большинством в 2/3 и принятые простым большинством, причем и те и другие передаются на рассмотрение Совета министров иностранных дел.

Что касается условий мирных договоров, обсуждавшихся на П. м. к., то наибольшие разногласия возникли по тем же вопросам, что и на предшествовавших ей сессиях Совета министров иностранных дел. При обсуждении вопроса о Триесте сказалось явное покровительство западных держав реакционным итальянским кругам, излагавшим на конференции устами де Гаспери и Бономи свои империалистические притязания в отношении славянских земель, в частности Триеста и Полы. Советский Союз положительно относился к удовлетворению законных интересов Италии. В. М. Молотов в речи 13. VIII указывал, что Италия должна сохранить свое значение важного политического фактора в Средиземном море. Вместе с тем он характеризовал искусственное разжигание итальянскими представителями страстей вокруг триестского вопроса как проявление старых, захватнических тенденций, идущих вразрез с принципами демократической внешней политики. А. Я. Вышинский в речи 5. IX указывал, что в Юлийской Крайне славяне составляют 2/3 населения, что нельзя отрывать Триест от Юлийской Крайни, ибо это означало бы лишить Югославию единственного крупного порта и в то же время подорвать базу экономического развития Триеста, поскольку Триест экономически не связан с Италией. Югославская делегация выразила свое неудовлетворение решением Совета министров иностранных дел о Триесте и предложила передать этот вопрос на новое рассмотрение. Далее, она потребовала исправления итало-югославской границы с тем, чтобы в частности славянский город Горина, старый культурный центр Словении, был возвращен Югославии. Однако конференция большинством голосов одобрила линию границы, предложенную Францией. При обсуждении статута Триеста Англия, США и Франция выдвинули проекты, явно противоречащие демократическим принципам. Они предлагали создать в Триесте нечто вроде англо-американского протектората, где бесконтрольно распоряжался бы губернатор, а население лишалось элементарных прав. Подобный статут позволил бы названным державам превратить Триест в свою военную базу. В. М. Молотов (в речах от 14. IX и 9. X) решительно возражал против превращения Триеста в "губернаторскую территорию", против всевластия губернатора и бесправия населения. Он потребовал нейтрализации и демилитаризации Триеста, вывода оттуда войск в течение 30 дней после вступления в силу мирного договора, облегчения экономического сотрудничества между Триестом и Югославией (таможенная уния, совместное управление железными дорогами), полного обеспечения демократических прав населения, назначения в трехмесячный срок свободных выборов в Народное собрание, лишения активных деятелей итальянской фашистской партии права триестского гражданства. Эти предложения были отвергнуты сначала комиссией, а потом (10. X) и пленумом конференции большинством 15 против 6. Англо-американская пресса "обосновывала" позицию западных держав тем, что Триест представляет собой удобные "военные ворота на Балканы".

Механическое большинство П. м. к. встречало в штыки все требования, исходившие от демократических стран. Зато оно всемерно покровительствовало агрессивным, захватническим устремлениям монархо-фашистской Греции. Греческая делегация проявляла лихорадочную активность, т. к. в это время в стране готовился фальсифицированный "плебисцит" по вопросу о монархии, и греческое правительство пыталось укрепить свое положение внешнеполитическими маневрами. Греческая делегация, возглавляемая Цалдарисом,. с особым ожесточением выступала против Албании. Греция требовала отторжения в свою пользу 1/3 территории Албании (Северный Эпир). За кулисами конференции она предлагала Югославии договориться о разделе Албании и ликвидировать ее как независимое государство.

Представители СССР дали решительный отпор агрессивным поползновениям греческих фашистов. В результате этого отпора греческая делегация на пленарном заседании 26. IX сняла вопрос о своих притязаниях к Албании, заявив, однако, что она оставляет за собой право поднять этот вопрос в свое время перед Советом министров иностранных дел. Аппетиты Греции этим не ограничились. Ссылаясь на "стратегические мотивы", она требовала отторжения в свою пользу части болгарских земель (примерно 1/10 территории всей Болгарии). В то же время англо-американский блок решительно отвергал поддержанное представителем СССР справедливое предложение Болгарии о возвращении ей Западной Фракии - болгарской области, отторгнутой в пользу Греции по Нейискому договору 1919. Подавляющее большинство делегатов высказалось против притязаний Греции на болгарскую территорию, и 2. X была одобрена первая статья выработанного Советом министров проекта мирного договора с Болгарией, предусматривавшая сохранение довоенной границы между Болгарией и Грецией. Однако на пленуме конференции 12 делегаций во главе с Англией неожиданно воздержались от голосования, в результате чего не было принято никакой рекомендации по вопросу о болгаро-греческой границе. Это был открытый вызов англо-американского блока демократическим странам, циничное поощрение греко-фашистских захватнических планов. В. М. Молотов в своей речи 14. X указал, что это скандальное решение "ни в какой мере не может отвечать интересам стабильности мира и может явиться лишь толчком к авантюрам и агрессии". Указывая, что игра на голосах по вопросу греко-болгарской границы будет осуждена демократическим общественным мнением, В. М. Молотов заявил: "Вот почему мы с уверенностью говорим болгарам - нашим друзьям: "Болгары, будьте спокойны, ваша граница останется непоколебимой".

При обсуждении политических и экономических условий также давали себя знать две противоположные установки в отношении характера послевоенного устройства. Англо-американский блок добывался усиления в бывших вражеских странах реакционных сил как своей политической агентуры. Он пытался даже создать постоянную базу для своего политического вмешательства во внутренние дела этих стран. Так. австралийская делегация, действовавшая по директивам Бевина и Бирнса, внесла предложение о создании "Европейского Международного суда человеческих прав", который наблюдал бы за выполнением политических условий мирных договоров в бывших вражеских странах. Это учреждение мыслилось как орудие постоянного политического вмешательства во внутренние дела стран новой демократии, как инструмент англо-американской политической опеки над ними. А. Я. Вышинский в своем выступлении 27. IX указал, что австралийское предложение является грубым нарушением принципа суверенитета и независимости государств. Он спрашивал, почему австралийская делегация заботится якобы о защите прав человека, напр., в Болгарии и ничего не говорит о необходимости защитить права человека в тех странах, где эта проблема действительно актуальна, напр. права индусов в Южной Африке, негров в США или индонезийцев в голландских колониях. Предложение Австралии было отклонено.

Стремление западных держав к ревизии уже согласованных статей мирных договоров обнаружилось особенно ярко, когда финляндская делегация по наущению извне поставила вопрос о "смягчении" условий мира, в т. ч. об уменьшении суммы репараций с 300 млн. долл. до 100 млн. и о пересмотре территориальных положений, касающихся советско-финляндской границы. Член американской делегации Ванденберг поддержал эти претензии. Политика заигрывания с Финляндией нашла свое отражение и в том, что только в отношении Финляндии Англия согласилась на предложение СССР сохранить ее права на заграничные активы, хотя одновременно Англия и США настаивали на ликвидации заграничных активов Венгрии, Болгарии и Румынии. В. М. Молотов в речи 15. VIII указал, что СССР максимально пошел навстречу Финляндии в ряде важных вопросов. В частности СССР не оккупировал Финляндию, хотя имел для этого все права и возможности. В. М. Молотов предупреждал финляндских политиков, что они не должны поддаваться нажиму извне, не должны увлекаться игрой на противоречиях между великими державами: "Опыт использования Финляндии как орудия в руках сильных держав был очень печальным для Финляндии. Об этом нельзя забывать". В речи 14. X, касаясь заигрывания Ванденберга с Финляндией, В. М. Молотов сказал: "Кое-кому из реакционеров нравится такая политическая игра с малыми странами, особенно если это удовлетворяет их желанию нанести тот или иной ущерб Советскому Союзу. Но, мы думаем, финны испили горькую чашу и уже научились отличать истинных друзей от плохих советчиков, преследующих свои особые узкие цели".

Стремление англо-американского блока нанести ущерб СССР и представить его политику в извращенном виде обнаружилось и при обсуждении экономических положений других мирных договоров. Вопрос о репарациях с Италии Советскому Союзу обсуждался целых 8 дней в соответствующей комиссии. Всего же, если считать предшествовавшие заседания Совета министров, на обсуждение этого вопроса ушло 38 заседаний, занявших 102 часа. Между тем речь шла о сумме в 100 млн. долл., составляющей лишь незначительную долю ущерба, причиненного Советскому Союзу итальянскими фашистскими бандами. Австралийские, канадские и иные агенты англо-американского блока изображали дело так, будто именно репарации для СССР являются главным препятствием на пути экономического восстановления Италии. Они замалчивали, что одни расходы Италии на содержание англо-американских оккупационных войск в несколько раз превышают эту сумму, что Англия определила ущерб, нанесенный ей Италией, астрономической цифрой в 11 млрд. долл., что Греция требовала 2 877 млн., Эфиопия - 779 млн., Египет - 545 млн. и даже Мексика - 50 млн. долл.

Делались предложения об уменьшении размеров репараций, причитающихся СССР с Венгрии и Финляндии. Советская делегация разоблачила действительный смысл этих маневров и добилась их провала. Большая дискуссия развернулась вокруг вопроса о репарациях с Болгарии. Англо-американский блок поддерживал не только территориальные притязания греческих авантюристов по отношению к Болгарии, но и их фантастические репарационные притязания. Сначала Греция потребовала с Болгарии 985 млн. долл., потом снизила эту сумму до 100 млн. долл. и снова начала ее повышать. В конце концов комиссия механическим большинством установила сумму в 125 млн. долл., которую Болгария должна выплатить в равной доле Греции и Югославии. В то же время англо-американский блок добился сокращения суммы репараций, причитавшихся Югославии с Италии. Для нее была определена сумма в 100 млн. долл., составляющая лишь 1/4 непосредственного материального ущерба, причиненного итальянцами ее недвижимому имуществу, в то время как Франция получала от Италии сумму, почти в 11/2 раза, а Англия - сумму, в 11 раз превышающую размеры непосредственного ущерба недвижимому имуществу. Югославии была определена такая же сумма, как и Греции, хотя ущерб она понесла несравненно больший.

Дебаты вокруг всех экономических условий мирных договоров на П. м. к. еще в большей степени, чем на предыдущих совещаниях, обнаружили стремление англосаксонских держав сохранить и расширить позиции англо-американского капитала в странах Восточной Европы и узаконить свое вмешательство во внутренние дела этих стран. В противовес советскому предложению о 25% компенсации гражданам Объединенных наций - собственникам имущества в бывших вражеских странах - было принято предложение о 75% компенсации (для одной Италии собственность граждан США, Англии и Франции оценивалась суммой примерно в 500 млн. долл.). Англичане настаивали даже на 100-процентной компенсации. Бевин при поддержке Бирнса добивался включения в договор с Румынией специального пункта об изменении румынского нефтяного закона 1942. Выдвигались претензии на обеспечение права "свободной", беспрепятственной экспансии англо-американского капитала в Восточной Европе. Это экономическое наступление на страны новой демократии прикрывалось лицемерными лозунгами "равных возможностей", экономической свободы и т. д. Действительный смысл пресловутой "долларовой демократий" - "равенства", навязываемого слабому, чтобы отдать его на произвол сильного, - был с замечательной силой вскрыт в ряде выступлений В. М. Молотова. Указывая, что если дать волю разжиревшему во время войны американскому капиталу, то от самостоятельности и независимости разоренных стран Европы ничего не останется, В. М. Молотов в своей речи 10. X заявил: "Разве не понятно, что такое неограниченное проведение принципа "равных возможностей" в Данных условиях на практике означало бы самое настоящее экономическое закабаление малых государств и их подчинение господству и произволу сильных разбогатевших иностранных фирм, банков, промышленных компаний?"

Экспансионистские притязания англо-американского блока ярко обнаружились и при обсуждении дунайского вопроса. До второй мировой войны существовали Европейская Дунайская комиссия в составе Англии, Франции, Италии и Румынии, действовавшая по статуту 1856, и Международная Дунайская комиссия в составе Англии, Франции, Италии и придунайских стран (кроме СССР), учрежденная в 1921. Ванденберг, поддержанный англичанами, выступил с предложением интернационализации Дуная. Представители советской делегации возражали, указывая, что если заниматься "интернационализацией" водных путей по принципу "равных возможностей", то почему не начать, напр., с Суэцкого или Панамского каналов, в которых заинтересовано гораздо больше разных государств. Статьи мирных договоров, относящиеся к Дунаю, были окончательно согласованы лишь на Нью-Йоркской сессии Совета министров иностранных дел.

Подводя итоги П. м. к., В. М. Молотов в речи 14. X указал, что "результаты работы конференции нельзя признать удовлетворительными". По вопросам по которым не было достигнуто предварительной договоренности, конференция так и не устранила имевших место расхождений. Сюда относились такие вопросы, как статут Триеста, ряд экономических статей, режим судоходства на Дунае и некоторые другие. Стремление англо-американского блока навязать при помощи механического большинства свою волю остальным участникам конференции было основной причиной неудовлетворительного результата работы П. м. к. в целом ряде вопросов.

Тем не менее П. м. к. имела и известные положительные итоги. Она все же обсудила и одобрила подавляющее большинство статей пяти мирных договоров, соответствовавших целям установления справедливою демократического мира. Советская делегация при поддержке делегаций дружественных демократических стран разоблачала и расстраивала империалистические махинации, отвоевывала позицию за позицией для возведения фундамента прочного демократического мира. Справедливая и мудрая политика Советского Союза, направленная к укреплению сотрудничества между народами, к ограждению прав и интересов демократических стран, к защите суверенитета и независимости малых стран, имела громадный международный резонанс. И в этом отношении П. м. к. не прошла бесследно. Что же касается дутых "успехов" англо-американского блока, достигнутых с помощью машины голосования, то они имели лишь отрицательный морально-политический эффект. Не случайно, что со стороны Великобритании и США исходили предложения свернуть работу конференции и отложить ее на неопределенный срок под предлогом того, что на 23. IX в Нью-Йорке назначена сессия Генеральной ассамблеи Объединенных наций. Советская делегация предложила отложить эту сессию и добилась доведения работы П. м. к. до конца.

Вопросы, оставшиеся неразрешенными на П. м. к., стали предметом обсуждения на третьей сессии Совета министров иностранных дел четырех держав 4. XI-11. XII 1946, происходившей в Нью-Йорке параллельно с сессией Генеральной ассамблеи ООН.

Западные державы, убедившись в бесплодности попыток навязать свои несправедливые антидемократические требования Советскому Союзу и дружественным ему странам, на этот раз обнаружили больше склонности к достижению согласованных решений. В результате были разрешены все спорные вопросы, касающиеся текста мирных договоров с . Италией, Румынией, Венгрией, Болгарией и Финляндией.

Таким образом, на Нью-Йоркской сессии Совета министров иностранных дел четырех держав было завершено дело подготовки мирных договоров с бывшими союзниками Германии в Европе. В соответствии с решением Нью-Йоркского совещания Совета министров 10. II 1947 в Париже состоялось подписание мирных договоров с Италией, Румынией, Венгрией, Болгарией и Финляндией. 29. VIII 1947 мирные договоры были ратифицированы Президиумом Верховного Совета СССР. 15. IX 1947 ратификационные грамоты мирных договоров были сданы на хранение и мирные договоры вступили в силу (см. Мирные договоры 1947).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Дипломатический словарь

Найдено схем по теме ПАРИЖСКАЯ МИРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1946 — 0

Найдено научныех статей по теме ПАРИЖСКАЯ МИРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1946 — 0

Найдено книг по теме ПАРИЖСКАЯ МИРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1946 — 0

Найдено презентаций по теме ПАРИЖСКАЯ МИРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1946 — 0

Найдено рефератов по теме ПАРИЖСКАЯ МИРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1946 — 0