НОРМЫ СОЦИАЛЬНЫЕНОСИТЕЛИ ВЛАСТИ

НОРЬЕГА МАНУЭЛЬ АНТОНИО

Найдено 1 определение:

НОРЬЕГА МАНУЭЛЬ АНТОНИО

род. в 1938 году)   Диктатор Панамы, генерал. Объявил войну США. Приговорен американским судом к 40 годам тюрьмы. Мануэль Антонио Норьега родился 11 февраля 1938 года. Будучи плодом внебрачной связи, он рано лишился матери. Отец, мелкий клерк, воспитанием сына почти не занимался. В результате Норьега не приобрел хороших манер. С образованием Мануэлю повезло больше. Сумев преодолеть ограничения, наложенные на него низким социальным происхождением, он после окончания средней школы сумел поступить на медицинский факультет Панамского университета. Профессия врача Норьегу не увлекла, поэтому, получив университетский диплом, он отправился в Чили, в военное училище «Чорильос». Оттуда началась его карьера и продвижение наверх. Именно тогда, в пятидесятые годы, он впервые установил связь с американской разведкой. По словам самого Норьеги, ЦРУ США завербовало его в 1958 году. И примерно с того же времени он начал получать различные «дары, премии, стипендии, субсидии», а потом и жалованье от этого ведомства. В 1962 году Норьега закончил училище. Вернувшись домой, младший лейтенант начал службу в Национальной гвардии. Через шесть лет он стал старшим лейтенантом и его направили для дальнейшего прохождения службы в провинцию Чирики на границе с Коста-Рикой. Здесь Норьега занимался слежкой за рабочими банановых плантаций, «чтобы воспрепятствовать проникновению коммунизма в их ряды». Он сблизился со многими офицерами, поддерживавшими командующего Национальной гвардией Панамы генерала Омара Торрихоса Эрреру. Норьега принял активное участие в военном перевороте 1968 года, в котором ЦРУ играло не последнюю роль. После прихода генерала Торрихоса к власти Норьега получил возможность стремительной карьеры в Национальной гвардии. Но особое расположение и покровительство генерала Норьега завоевал в декабре 1969 года, когда во многом благодаря его усилиям была сорвана попытка государственного переворота, направленного против Торрихоса. После переворота Норьегу произвели в подполковники и назначили главой Панамской военной разведки и контрразведки Джи-2. В результате Норьега стал фактически вторым человеком в Панамском государстве. В течение одиннадцати лет он был начальником Джи-2, ведомства, внушавшего страх панамцам и напоминавшего по своей сути румынскую Секуритате и другие подобного рода репрессивные учреждения. Одновременно Норьега активно сотрудничал с ЦРУ, от которого регулярно получает деньги. Пост руководителя секретных служб открывал перед честолюбивым полковником неограниченные возможности для самой разнообразной деятельности, в том числе и не связанной с его прямыми служебными обязанностями — торговлей оружием, наркотиками и т. д. ЦРУ остановило свой выбор на Норьеге в качестве альтернативы Торрихосу, который сблизился с Фиделем Кастро. И не ошиблось в выборе. Постепенно Норьега начал снабжать США информацией о содержании встреч Торрихоса с кубинским лидером. 31 июля 1981 года при загадочных обстоятельствах генерал Омар Торрихос погиб в авиационной катастрофе. А незадолго до этого в печати вдруг начали усиленно распускаться слухи о том, что с территории Панамы поступает оружие для колумбийской повстанческой группировки Д-19. 26 марта 1981 года в Колумбию срочно вылетел министр внутренних дел Панамы Хорхе Риттер. Его сопровождал начальник госбезопасности подполковник Норьега, организовавший указанную поставку оружия. В то время как Торрихос пытался претворить в жизнь свои националистические и реформистские проекты, начальник секретных служб все больше и больше внимания уделял своим личным делам, потихоньку наращивая капитал на торговле оружием, наркотиками, секретной информацией и не брезгуя при этом никакими средствами для увеличения богатства. После гибели Торрихоса на пути Норьеги к вершине власти оставалось всего три старших по чину офицера — полковники Флоренсио Флорес, Рубен Дорис Паредес, А. Контрерас. Норьеге потребовалось всего два года, чтобы обойти соперников и возглавить Национальную гвардию Панамы. Когда полковник Флорес вступил в должность главнокомандующего Национальной гвардией и поклялся продолжить дело покойного генерала Торрихоса, в казармах уже развернулась борьба за власть. 3 марта 1982 года Флорес ушел в отставку. Ближайшие соратники Торрихоса Паредес, Эррера и Норьега заключили соглашение, призванное мирным путем решить исход начавшейся борьбы: Паредес занимает пост командующего Национальной гвардией и выходит в отставку в августе 1983 года, позволив Норьеге сменить его на этом посту. Диас Эррера занимает пост заместителя начальника Генерального штаба. Уже в июле 1982 года Национальная гвардия сместила президента страны Аристидеса Ройо. Его сменил вице-президент Рикардо де Эспералья Одновременно с чисткой правительства военные начали оказывать сильный нажим на руководство правящей Революционно-демократической партии (РДП). 10 ноября 1982 года критиковавший позицию Национальной гвардии и стремившийся проводить независимый от нее курс генеральный секретарь РДП Эрнесто Перес Бальярдо подал в отставку. За месяц до этого он иронически заметил, что начавшееся в Панаме оживление политической деятельности внешне имеет облик демократии, но на самом деле направлено на то, чтобы замаскировать личные интересы. Эти слова относились, прежде всего, к Норьеге. Когда Паредес уступил пост главнокомандующего Национальной гвардией Норьеге и выставил свою кандидатуру на президентских выборах, между союзниками уже не было согласия. В прессе Паредеса все чаще называли продажным ставленником США, желающим узурпировать власть и продать свою страну американским монополиям. В конечном итоге его вынудили сняться с выборов. Генерал не сдался. Он баллотировался от ряда оппозиционных партий. В ответ полковник Диас Эррера 26 декабря 1983 года заявил: «Кандидатура Паредеса не пользуется поддержкой военных, и в случае, если он наберет значительное число голосов, вооруженные силы проявят неуважение к национальной конституции». Это было уже прямой угрозой. Армия начала открыто демонстрировать свою силу. Эррера, целиком и полностью поддерживавший Норьегу в его борьбе против Паредеса, через несколько лет сам стал жертвой произвола командующего Национальной гвардией Норьега всеми силами стремился усилить позиции Национальной гвардии и сохранить контроль над ней. Устранение Паредеса показало, что у Норьеги нет недостатка в политической ловкости, интригах и маневрировании. Его даже называли махинатором, действующим в стиле Макиавелли. Осенью 1983 года панамский парламент, уступив нажиму Норьеги, принял закон из 78 статей о создании Сил национальной обороны. В соответствии с этим законом в состав СНО включались: Национальная гвардия, военно-морские силы, военно-воздушные силы, силы обороны Панамского канала, дорожная полиция, обычная полиция, таможня, службы иммиграции, лесной надзор, службы внутренних доходов и другие учреждения, регулирующие жизнь в стране Вводились новые генеральские звания. Последнее нововведение не имело практического значения, а было призвано удовлетворить властные амбиции военного руководства. Архиепископ Панамы Мак-Грат не без основания назвал новый закон неконституционным и антидемократическим. В союзе с церковью выступила и оппозиция. Основной кандидат от нее Арнульфо Арриана требовал немедленной отмены «незаконного закона». Это вызвало серьезный конфликт между ним и Норьегой. Закон, конечно же, никто отменять не собирался. После принятия закона СНО очень быстро превратилась в гигантский для такой маленькой страны репрессивно-карательный аппарат, а Норьега сосредоточил в своих руках неограниченную власть. Он достиг того, к чему стремился. Президенты страны стали марионетками в руках главнокомандующего В феврале 1984 года всего за два месяца до выборов вынужден был подать в отставку президент Рикардо де Эспералья. Та же участь постигла в будущем и избранного по указке Норьеги «законного» президента Барлету, когда он стал неугоден диктатору. С воцарением Норьеги поток наркодолларов захлестнул Панаму. Деньги от наркотиков вкладывались зачастую наличными в строительство небоскребов, которые придали Панама-сити силуэт Манхэттена на Тихом океане. Столица страны, и до Норьеги бывшая крупнейшим в Латинской Америке банковским центром для отмывания «грязных» денег, превратилась в сплошной вертеп. Наркотики стали только частью огромного потока контрабанды. Панама-сити превратилась в столицу всякого рода сомнительных услуг. Самые распространенные — продажа гражданства и подставные фирмы, которые можно купить фактически за бесценок (всего за 285 долларов). Каждую неделю самолет, прибывавший рейсом из Амстердама, был переполнен китайцами из Гонконга, которые всего за несколько часов в Панамы успевали получить панамский паспорт. В предвидении возвращения Гонконга Китаю они собирались обосноваться в Колоне, на атлантическом побережье, первой свободной зоне мира после Гонконга. Всякого рода махинации расцвели при Норьеге пышным цветом. «За деньги Норьега готов защищать любое дело», — говорил один из панамских предпринимателей. Во времена Норьеги ни одна компания не могла открыть свое представительство в свободной торговой зоне в порту Колон без взятки военной администрации. Чиновники этой администрации, как правило, закрывали глаза на контрабанду. Коррупция стала таким распространенным явлением, что военные даже учредили там собственную компанию «Транзит», чья единственная цель состояла в получении взяток за контрабандный ввоз и вывоз товаров из свободной зоны в Колоне. На контрабанду приходилось примерно половина всех операций зоны. Деньги, полученные за наркотики, смешавшись с деньгами, легально вырученными за нефть или кофе, превращались в новейшую радиоэлектронику, духи, одежду. Стоящий вдали от охраняемой зоны канала порт Коко-Соло считается основным центром переправки контрабанды. При Норьеге порт каждый месяц был закрыт на три или четыре дня. К нему невозможно было подступиться. Перед лодками стояли грузовики сил Национальной обороны. Военные занимались погрузкой или разгрузкой товаров. Наркотики, оружие, предметы роскоши — вот основной ассортимент правительственной контрабанды. Часто исчезали бесследно, например, тысяча видеокамер, тысяча компьютеров, но никто на это не жаловался. Норьега наладил тесные связи с колумбийскими наркодельцами и отмывал их деньги в банках Панамы. Большая часть операций проводилась через Международный кредитно-коммерческий банк Панамы (МККБ). Норьега открыл в МККБ несколько счетов под кодом «Зорро», на которые ему переводились комиссионные, причитавшиеся за поддержку операций наркомафии. Представители банка проводили, следуя указаниям Норьеги, встречи в Колумбии с руководством «Медельинского картеля», в том числе с Пабло Эскобаром, Хорхе Очоа, Эдуарде Мартинесом. Доверенным лицом Норьеги при контактах с наркобаронами выступал некий Карлос Дуке. Человек с блестящим и изворотливым умом, он заработал почетный титул «короля по отмыванию наркодолларов». Дуке возглавлял пресловутую компанию «Цэанзит», взимавшую налоги с основных и контрабандных товаров, разгружаемых в Колоне и, главным образом, в Коко-Соло. Он также додумался продавать за 8000 долларов паспорта умерших граждан Мексики, Коста-Рики и Гватемалы кубинцам, желающим уехать в США. В общей сложности Норьега и его семейство, по подсчетам генеральной прокуратуры Панамы, за счет государственной казны незаконным путем нажили состояние на сумму свыше двух миллиардов долларов. Генерал Норьега и его семья ни в чем себе не отказывали, вели роскошный, королевский образ жизни. Норьега играл роль благочестивого героя, работающего на благо своей страны, заботящегося о ее процветании. Постепенно он уверовал в свою несокрушимость Этому во многом способствовал искусственно созданный вокруг него ореол «народного генерала», «железного генерала», «победителя». Шла беспрестанная демонстрация лояльности со стороны военных и правительственных институтов, устраивались пышные парады и маневры батальонов «Дигнидад», комитетов защиты родины и т. п. В общем, Норьега использовал отработанную десятками предшественников в других странах технологию оболванивания масс. Свои связи с «кокаиновыми баронами» генерал для отвода глаз прикрывал сотрудничеством с американским управлением по борьбе с наркотиками. У него имелись даже благодарственные письма, присланные руководством управления за оказанные услуги в ходе ряда расследований. В 1984 году Норьега сделал весьма хитрый ход. Он неожиданно для всех арестовал одного из своих ближайших сотрудников, секретаря Генерального штаба армии СНО Хулиана Мело, инкриминируя ему создание сети торговли наркотиками, которая действовала, дескать, «при попустительстве панамской армии». А через несколько месяцев последовал ряд отставок, несомненно связанных с «делом Мело». Состояние Панамского правителя росло не только за счет операций с наркотиками Он занимался еще и контрабандой оружия, используя в качестве посредника одного из своих ближайших помощников — израильтянина Майка Харрари. В 1979 году Харрари ушел с поста руководителя израильской разведслужбы в Центральной Америке и Мексике и стал консультантом Норьеги по военным вопросам. С начала 80-х годов он был торговым атташе Панамского генерала и почетным консулом в Тель-Авиве. Несмотря на ценность Норьеги как агента американской разведки и как канала для перекачки денег «контрас», постоянно росшее число сообщений о нарушении прав человека в Панаме, нашумевший скандал с убийством политического противника Норьеги Хуго Спадафора и вопиющие свидетельства его широчайшей торговли наркотиками привели к прекращению всей американской финансовой помощи Панаме в 1987 году и замораживанию панамских активов в банках США. После избрания в 1988 году президентом США Джордж Буш предпринял активное наступление на своего бывшего союзника, призвав панамцев изгнать Норьегу. После проведения в Панаме в мае 1989 года президентских выборов оппозиция и международные наблюдатели выступили с рядом заявлений о фальсификации итогов голосования. В ответ правительство Панамы по указке Норьеги аннулировало результаты выборов, ссылаясь на «иностранное вмешательство», а на кандидата от оппозиционного блока Г. Эндару и двух его коллег были совершены покушения. Полиция разогнала организованную оппозицией демонстрацию. Военнослужащие и вооруженные «пронорьеговские» группировки подавили массовые манифестации протеста. Тюрьмы были переполнены. Арестованных жестоко пытали, применяя электрический ток. Власти оказывали мощное давление на панамские суды. Неугодные, «проявляющие самостоятельность и не подчиняющиеся приказам» судьи немедленно заменялись. Происходило разложение структур власти как естественное следствие того, что вся политика строилась на силе штыков и пулеметов. Безразличие «народного генерала» к нуждам народа, его постоянно меняющиеся обещания, бесконечная смена президентов и правительств привели к равнодушию и политическому нигилизму большинства населения. Происходил массовый отход людей от правящей Революционно-демократической партии. Соединенные Штаты организовали неудачное покушение на генерала. В ответ Норьега предпринял абсолютно безрассудный шаг: 15 декабря 1989 года объявил войну США. 16 декабря панамскими войсками был застрелен американский солдат, а 20 декабря 1989 года вооруженные силы США вторглись в Панаму, прежде всего с целью ареста Мануэля Норьеги по обвинению в политическом рэкете, терроре и торговле наркотиками. В операции «Справедливое дело» США задействовали 24 000 своих военнослужащих. Из них 26 человек погибли и 300 получили ранения. Среди панамских граждан жертвы исчислялись тысячами. Когда американские части вошли в Панама-сити, Норьега успел укрыться в резиденции папского нунция. Вместе с ним там оказались еще 30 беженцев: представители командования СНО, члены правительства и руководства ряда политических партий, в нунциатуре Норьега провел 10 дней. Весь район папской миссии был тотчас же блокирован военными. В Панаму для переговоров прибыл министр обороны США Р. Чейни. Переговоры интенсивно шли также в Вашингтоне и Риме. К 27 декабря договаривавшиеся стороны сформировали три варианта решения проблемы: вывоз Норьеги в США, выдача его панамским властям, выезд генерала в третью страну. Последний вариант отпал, так как ни одна из третьих стран не соглашался принять у себя Норьегу. Новое правительство Панамы мечтало избавиться от Норьеги. Президент Эндара заявлял, что Панама не может гарантировать должного суда над генералом. Обстановка вокруг папской миссии накалялась. Сам Норьега находился в таком угнетенном состоянии, что даже не мог говорить. Большую часть времени он проводил в одиночестве. Папский нунций доказывал, что не может передать генерала против его воли американским войскам, равным образом как не может и принудить Норьегу покинуть миссию, поскольку это, во-первых, противоречило бы международному праву, а во-вторых, шло бы вразрез с традициями церкви. 3 января 1990 года, после настойчивых уговоров папского нунция, Норьега решил сдаться. Вечером он надел парадный мундир со всеми регалиями, взял в руки Библию и вышел к воротам миссии. Генерал М. Сиснерос препроводил пленника на американскую военную базу Говард, а оттуда его доставили в Майами в тюрьму строгого режима. Суд над Норьегой начался осенью 1991 года. Большинство свидетелей обвинения ничем не отличались от Норьеги, но за показания против генерала освобождались от уголовной ответственности. В ходе судебного процесса всплыло немало неприятных для американской администрации фактов. Так, например, получило широкую огласку то, что в 1983 году Норьега прибыл в США с официальным визитом для встречи с тогдашним вице-президентом Джорджем Бушем на самолете, который был загружен кокаином, предназначенным для продажи в США. 10 апреля 1992 года Мануэль Норьега был признан виновным по всем предъявленным пунктам обвинения. Его приговорили к 40 годам тюремного заключения.      

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: 100 великих диктаторов

Найдено схем по теме НОРЬЕГА МАНУЭЛЬ АНТОНИО — 0

Найдено научныех статей по теме НОРЬЕГА МАНУЭЛЬ АНТОНИО — 0

Найдено книг по теме НОРЬЕГА МАНУЭЛЬ АНТОНИО — 0

Найдено презентаций по теме НОРЬЕГА МАНУЭЛЬ АНТОНИО — 0

Найдено рефератов по теме НОРЬЕГА МАНУЭЛЬ АНТОНИО — 0