НАСТУПЛЕНИЕНАТО

Натансон Марк Андреевич

Найдено 1 определение:

Натансон Марк Андреевич

(25 декабря 1850, город Свенцяны Виленской губернии, – 29 июля 1919, город Берн, Швейцария). Из мещан. Учился в Петербургской медико-хирургической академии (1868 – 71) и в Земледельческом институте (1871). Участвовал в студенческом движении, выступал против тактики С.Г. Нечаева, арестовывался в 1869 и 1870. В 1869 один из основателей и руководителей народнической организации (так называемых "чайковцев"). В ноябре 1871 арестован, в феврале 1872 выслан в г. Шенкурск Архангельской губернии, в апреле 1873 переведен в г. Бобров Воронежской губернии. В декабре 1874 вернулся в Петербург и занялся объединением разрозненных и деморализованных народнических групп, уцелевших после разгрома массового "хождения в народ" летом 1874. Весной и осенью 1875 участвовал в двух съездах народников, пытаясь создать всероссийскую организацию. В 1876 один из организаторов общества "Земля и воля". Руководил подготовкой и проведением демонстрации на Казанской площади 6 декабря 1876. Был организатором и руководителем рабочего кружка "Земли и воли". В июне 1877 арестован. До декабря 1878 находился под следствием в Петропавловской крепости. Выслан в 1879 в Верхоленск (Иркутской губернии), затем в 1881 переведен в Якутскую область, в 1886 – в Иркутск. После окончания ссылки летом 1889 приехал в Гельсингфорс, в 1890 поселился в Саратове. Вокруг него группировались революционные деятели. В 1892 переехал в Орел. Летом 1893 по его почину в Саратове состоялся съезд представителей революционных кружков, положивший начало партии "Народного права", которая ставила задачей объединение всех оппозиционных элементов страны для уничтожения самодержавия. В феврале 1894 переехал в Петербург, куда переместился центр партии. В апреле 1894 был арестован, в конце 1895 выслан в Восточную Сибирь. Ссылку отбывал в Иркутской губернии и в Иркутске.

Вернувшись из ссылки летом 1902, примкнул к только что возникшей партии эсеров. Жил в Тифлисе, затем в Баку, где служил бухгалтером в городской управе. Выступал за необходимость союза всех революционных партий. Весной 1904 приехал в Женеву, восстановил знакомство с Г.В. Плехановым, которого еще в 70-х гг. ввел в народническое движение. Здесь же познакомился с В.И. Лениным, который очень им "увлекся". «Натансон был великолепным организатором... Он знал массу людей... понимал, кто на что способен... он прекрасно знал состав не только своих, но и наших социал-демократических организаций лучше, чем многие наши тогдашние цекисты... Владимиру Ильичу показалось, что Натансона можно бы убедить стать социал-демократом. Натансон очень был близок к социал-демократической точке зрения... Об одном не мог Владимир Ильич сговориться с Натансоном: не согласен Натансон был с подходом социал-демократии к крестьянству... Натансон хорошо знал Плеханова, был с ним на "ты". Владимир Ильич разговорился с ним как-то о наших партийных делах, о расколе с меньшевиками. Натансон предложил поговорить с Плехановым. От Плеханова вернулся каким-то растерянным: надо идти на уступки» (Крупская Н.К., Воспоминания о Ленине, 3 изд., М., 1988, с. 85 – 86). Участвовал в работе 1-го съезда ПСР (29 декабря 1905 – 4 января 1906); единогласно был избран членом ЦК. В период Революции 1905 – 07 жил в Финляндии, в конце 1907 эмигрировал. Жил во Франции, Англии, в Швейцарии, заведовал финансами партии. Во время первой мировой войны "интернационалист". Участвовал в международных социалистических конференциях в Циммервальде (5 – 8 сентября 1915) и Кинтале (11 – 17 апреля 1916) как делегат от левого крыла ПСР. Вместе с Лениным и П.Б. Аксельродом подписал от имени русской делегации воззвание Циммервальдской конференции, обращенное к пролетариату Европы. В Россию Натансон вернулся после Февральской революции 1917, со вторым эшелоном политэмигрантов (9 мая). Участник 1-го Всероссийского съезда КД (4-28 мая, Петроград). Избран в Исполком Всероссийского Совета КД от Самарской губернии. На 3-м съезде ПСР (25 мая – 4 июня, Москва) возглавил так называемую "оппозицию 42-х", подвергшую резкой критике платформу ЦК по всем основным вопросам повестки дня: аграрному, об отношении к Временному правительству, задачам партии. Выступил с содокладом по вопросу о международной политике и возрождении Интернационала, осудил продолжавшуюся войну и оборонческую политику ЦК ПСР. Избран членом ЦК (207 голосами из 270). Был одним из авторов программного документа левых эсеров – "резолюции 34-х", внесенной на 7-м Совете ПСР, открывшемся 6 августа. В ней констатировалась неспособность Временного правительства предпринять "активные шаги для воплощения политики мира", торможение им радикальных финансовых и экономических реформ, "оттяжку всех земельных законов". Были сформулированы основные требования лидеров нарождающейся партии: заключение перемирия на всех фронтах, передача всей земли земельным комитетам, а власти – Советам, прекращение травли "партий левого крыла рев. социализма" (см.: "Дело Народа", 1917, 11 августа). Во время переговоров левых эсеров и большевиков 6-7 октября, связанных с отношением к Предпарламенту, обещал полную поддержку большевикам "в случае революционного выступления вне его стен" (Штейнберг И., От Февраля по Октябрь 1917 г., Берлин - Милан, 1919, с. 115). Добиваясь свободы критики ЦК, автономии левых эсеров в пределах ПСР Натансон не форсировал окончательного раскола. Он делал ставку на легитимное – через решения очередного съезда – изменение (по левоэсеровскому образцу) и политики, и состава ЦК. "Молодым вождям" – В.А. Алгасову, П.П. Прошьяну и другим поведение Натансона казалось недостаточно наступательным. Даже В.М. Чернов склонен был считать его "широчайшим соглашателем и коалиционистом" (цитируется по: Фельштинский Ю., Крушение мировой революции. Очерк первый. Брестский мир. Октябрь 1917 – ноябрь 1918, Лондон, 1991, с. 93).

Однако во время Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде Натансон без колебаний использовал свой авторитет для того, чтобы левые эсеры остались в Петроградском ВРК и продолжали сотрудничать с большевиками (ЦПА НМЛ, ф. 70, оп. 4, д. 377, л. 38). Он вошел во ВЦИК, избранный 2-м съездом Советов РСД, был избран в Президиум ВЦИК. Натансон пытался наладить диалог между различными группами эсеров, но, когда 29 октября ЦК ПСР исключил из партии всех эсеров, не пожелавших покинуть 2-й съезд Советов РСД, а затем распустил петроградскую, гельсингфорсскую и воронежскую организации ПСР, он принял участие в работе Временного Центрального бюро левых эсеров, которое подготовило созыв собственного партийного съезда. Натансон был избран в Президиум 1-го съезда ПЛСР (19 – 28 ноября, Петроград), а затем и в ЦК, получив при выборах самое большое количество голосов. На съезде 20 ноября Натансон говорил: "Наша революция не только политическая, как утверждают меньшевики, в громадном большинстве ведущие соглашательскую политику. Этот вопрос... мне пришлось поставить... в ЦК партии Гоцу, Авксентьеву, которые в союзе с меньшевиками. Меньшевики... считают, что революция не социальная, а политическая и поэтому нужно соглашательство с буржуазией, так как в дальнейшем она пойдет путем эволюции. Социалисты-революционеры же говорили, что мы будем ломать все основы капиталистического строя, не будем останавливаться. Международный социализм Запада решил этот вопрос: мы стоим в периоде социальной революции... Почему мы можем быть с большевиками, потому что в основе понимания, вступаем ли в период социальной революции или должны стоять на точке зрения политической революции, в этом пункте мы сходимся с ними. Вот основа, которой мы можем провести грань между правыми и левыми эсерами, международными и национальными социалистами. У многих товарищей... сознание затемнено войной, может быть, некоторая часть вернется к революционному социализму. Но большая часть их... переходила на точку зрения национального социализма, то есть по существу против социальной революции и против коренных перемен... ЦК партии, который был в большинстве захвачен национальными оборонческими чувствами, видел, что массы от него отходят, и должен был вступить на путь насилия. Другого средства у него не было. Не насильник только тот, кто чувствует, что он выражает массовое желание. Всякий, кто стоит в меньшинстве, кто хочет диктатуры меньшинства, тот будет только насильником. И наш ЦК начал... сначала откладывать съезд, а потом фальсифицировать съезд, который должен был решить все вопросы... мы можем признать только такой съезд, который представляет все организации Партии Социалистов-Революционеров, а не те, которые стоят на точке зрения ЦК... Мы должны... на этом съезде выпустить свою декларацию, свой символ веры левых Социалистов-Революционеров. Она будет гласить, что мы интернационалисты, стоящие на точке зрения международного социализма Циммервальда и Кинталя, признаем, что вступили в фазу социальной революции, то есть, что все, что мы можем смести в буржуазном обществе, – все сметем, что будет в наших силах, что мы будем действовать именем Советов, именем трудового народа. Что мы будем обращаться ко всем трудовым народам с призывом нас поддержать. И мне кажется, будет ясно, что это говорит организованный Российский трудовой народ" ["Протоколы 1-го съезда Партии левых социалистов-революционеров (интернационалистов)", б.м., 1918, с. 21 – 23].

Был избран в Исполком Всероссийского Совета КД на Чрезвычайном (11 – 25 ноября), а затем на 2-м (26 ноября – 10 декабря) Всероссийском съездах Советов КД. В ноябре – декабре участвовал в переговорах с большевиками об условиях слияния ВЦИК Советов РСД и Исполкома Всероссийского Совета КД, об образовании коалиционного Совнаркома.

В декабре, когда определилось правоэсеровское большинство в Учредительном Собрании, заявил о необходимости роспуска Учредительного Собрания. Считал ошибкой выход левых эсеров из СНК в марте 1918, пытался препятствовать разрыву правительственного блока большевиков и левых эсеров, не был согласен с частью членов ЦК ПЛСР, утверждавших, что большевики срывают социализацию земли. Выступая на 2-м съезде ПЛСР (17 – 25 апреля, Москва), говорил: «Левые эсеры с большевистской партией... составили договор. В определенной части этого договора большевики теоретически расходились с нами в вопросе социализации. Они пошли против своих теоретических положений. Причем такие товарищи, как Ленин [заявляли]: "Народ хочет. Мы идем с народом". Я должен сказать, что за все время, пока Министерство земледелия было в руках левых эсеров, большевики в этом отношении до конца честно выполняли это дело. В основе они предоставили левым эсерам проводить социализацию земли»; был поддержан М.А. Спиридоновой, предупреждавшей: "В настоящее время нам разрывать свою связь с большевиками – это значит... подкосить Советскую власть" (ЦПА НМЛ, ф. 564, оп. 1, Д. 2, л. 79, 104). Съезд не согласился с позицией обоих лидеров, одобрил выход наркомов – левых эсеров из СНК, но избрал Натансона и Спиридонову в новый состав ЦК. 3-й съезд ПЛСР (28 июня – 1 июля 1918, Москва) и мятеж левых эсеров 6 июля застали Натансона в Швейцарии, где он находился в составе "Зарубежной делегации", направленной ЦК для налаживания контактов с социалистами Западной Европы и организации в Женеве крупного левоэсеровского издательского центра [журнал "Знамя", 1920, № 1 (3)], на съезде заочно избран в ЦК. Вернувшись в Советскую Россию, Натансон осудил вооруженную акцию левых эсеров в Москве. Вместе с А.Л. Колегаевым, А.М. Устиновым выступил одним из инициаторов создания "Партии революционного коммунизма", объединившей несколько тысяч левых эсеров, которые признали недопустимость срыва Брестского мира и борьбы с коммунистами с целью захвата власти.

Из-за прогрессирующей болезни с осени 1918 Натансон постепенно отходит от активной политической деятельности, в 1919 выехал на лечение в Швейцарию.

Литература: Фигнер В.Н., М.А. Натансон, Полн. собр. соч., т. 5, М., 1932.

Н.А. Тюкачев, А.И. Разгон.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь: политические деятели России, 1917 г.

Найдено схем по теме Натансон Марк Андреевич — 0

Найдено научныех статей по теме Натансон Марк Андреевич — 0

Найдено книг по теме Натансон Марк Андреевич — 0

Найдено презентаций по теме Натансон Марк Андреевич — 0

Найдено рефератов по теме Натансон Марк Андреевич — 0