ФРИДРИХ IIФридрих II Гогенштауфен

ФРИДРИХ II ВЕЛИКИЙ

Найдено 1 определение:

ФРИДРИХ II ВЕЛИКИЙ

1712–1786)   Прусский король из династии Гогенцоллернов, крупный полководец и дипломат. В результате его завоевательной политики (Силезские войны 1740–1742 и 1744–1745, участия в Семилетней войне 1756–1763, в 1-м разделе Польше в 1772 году) территория Пруссии почти удвоилась. Фридрих, родившийся 24 января 1712 года, был старшим сыном короля Фридриха Вильгельма I, прозванного «фельдфебелем на троне», и Софии Доротеи Английской. Первая воспитательница наследного принца — французская эмигрантка мадемуазель де Рокуль, привила ему любовь к французской литературе. На седьмом году Фридриха отдали под надзор учителя Дюгана, также приверженца всего французского. Гувернером к принцу был назначен граф Франкенштейн, как и Фридрих Вильгельм I, сторонник жесткой дисциплины. С ранних лет Фридрих, которому быстро наскучили военные занятия, тянулся к наукам и искусствам. Король не одобрял пристрастий своего наследника, особенно интереса к вольнодумным сочинениям французских просветителей. Кронпринц все более страдал от диктата отца. Кризис в их отношениях достиг апогея в 1730 году, когда Фридрих и его мать предприняли шаги, чтобы добиться его женитьбы на дочери английского короля. Фридрих Вильгельм резко воспротивился этому, и тогда принц решил бежать. План стал известен королю. Фридрих и его помощники были схвачены и заточены. Их предали военному суду, но никто не был приговорен к смерти; тогда король, недовольный «мягкостью» судей, вынес собственный приговор, предусматривающий для одного из подсудимых смертную казнь. Она была приведена в исполнение под окном помещения, в котором содержался под арестом Фридрих. Немного успокоившись, Фридрих Вильгельм выпустил сына из заточения. Принцу отвели отдельный дом в Кистрине, дали небольшое содержание и назначили инспектором удельных земель. За время службы он изучал почву, виды хозяйства, породы скота и крестьянское население. Впроче положение его по-прежнему оставалось незавидным: он не смел выезжать из города; чтение книг, в особенности французских, а также занятия музыкой были ему строжайше запрещены. Только летом 1731 года король смягчился и предоставил сыну больше свободы. В феврале 1732 года Фридрих Вильгельм призвал принца в Берлин, произвел его в полковники и командиры одного из гвардейских полков. Окончательно он примирился с Фридрихом лишь после того, как тот согласился на устроенный королем брак с Елизаветой Христиной Брауншвейгской. Утверждают, что первые любовные опыты Фридриха были не очень удачны. По крайней мере, он всю жизнь терпеть не мог женщин, обращался с ними очень резко и желал видеть своих приближенных холостыми. С собственной женой Елизаветой он так и не исполнил супружеского долга. После свадьбы принц поселился в Рейнсберге и вел здесь жизнь по своему вкусу. Утро было посвящено наукам, а вечер — развлечениям. Тогда: Фридрих завязал переписку со многими известными просветителями, в том числе с Вольтером. В мае 1740 году умер старый король, и престол перешел к Фридриху. Получив от отца цветущее государство и полную казну, Фридрих почти ничего не изменил в придворных порядках: сохранил ту же простоту которая установилась при Фридрихе Вильгельме. Подобно старому королю, он любил порядок и труд, был бережлив до скупости, самоуверен и раздражителен. Но в отличие от него Фридрих не собирался ограничивать свою деятельность только внутригосударственными делами. Пруссия, превратившаяся при Фридрихе Вильгельме в сильное военное государст, должна была, по его мнению, потеснить старые европейские державы, прежде всего Австрию, чтобы занять среди них подобающее ей место. «Теперь наступило время, — писал король Вольтеру, — когда старой политической системе должно дать совершенно новое направление; оторвался камень, который скатится на многоцветный истукан Навуходоносора и сокрушит его до основания». Фридриха II часто называют самым просвещенным из монархов. Действительно, он увлекался литературой, философией, музыкой. В каждой из этих областей он пробовал свои силы. Карьеру писателя «философа Сансуси», как называл себя Фридрих II, начал с опровержения «Государя» Макиавелли. «„Государь“ Макиавелли, — писал он в предисловии к своему „Антимакиавелли“, — в области морали то же самое, что сочинения Спинозы в области веры: Спиноза вел тихую сапу под устои веры, старался ниспровергнуть храм религии; Макиавелли внес порчу в политику и поставил себе целью разрушить правила здоровой морали…» Однако, едва вступив на престол, Фридрих II сразу забыл обо всем, что писал. Можно сказать без преувеличения, что не было государя, который был бы таким же верным последователем Макиавелли, как Фридрих II. Внешнюю политику он вел лично. Король проявлял максимум изворотливости и незаурядного дипломатического искусства (нередко практиковал прямое вероломство по отношению к союзникам и перемену фронта на 180 градусов). «Не говорите мне о величии души! — сказал Фридрих одному английскому дипломату. — Государь должен иметь в виду только свои выгоды». Обстоятельства благоприятствовали завоевательным планам Фридриха. В октябре 1740 года скончался, не оставив мужского потомства, император Карл VI. Ему наследовала дочь Мария Терезия. Фридрих II начал свое царствование с того, что, вопреки данному его предшественником обещанию признать наследницей австрийского престола Марию Терезию, потребовал от нее за такое признание богатую промышленную Силезию. Мария Терезия ответила отказом. Фридрих II действовал в соответствии с принципом, который он сформулировал так: «Если вам нравится чужая провинция и вы имеете достаточно сил, занимайте ее немедленно. Как только вы сделаете это, вы всегда найдете достаточное количество юристов, которые докажут, что вы имеете все права на занятую территорию». Когда Франция, ведя свою традиционную политику против Габсбургов, решила использовать затруднительное положение Марии Терезии, Фридрих II заверил французского посла, что «поделится с Францией, если останется в выигрыше». Результатом этого было соглашение Франции, Испании, Баварии и Пруссии о разделе Австрийского наследства. В то время как французы вели войны в Германии и «работали на прусского короля», сам прусский король уже заключил тайное соглашение с Марией Терезией. Он обещал ей никогда не требовать ничего другого, кроме Нижней Силезии с городами Бреславлен и Нейсе; для того же, чтобы продемонстрировать свою верность союзникам, он договорился с Марией Терезией, что будет для видимости две недели осаждать Нейсе, а затем город сдастся. Впоследствии Фридрих утверждал, что поступил так потому, что Франция стремилась к разложению Германии, а он, Фридрих, по этой причине решил «спасти» Марию Терезию. Когда австрийцы, освободившись от самого опасного врага, прижали франко-баварские войска, Фридрих II прислал своим союзникам на помощь один гусарский полк. Одновременно он добился от курфюрста Карла Альберта Баварского, избранного под давлением французов императором, согласия на присоединение к Пруссии Верхней Силезии, фактически принадлежавшей той же Австрии. Понимая, что австрийцы добровольно не уступят ему этой области, Фридрих круто повернул фронт против австрийцев, разбил их при Чаславе и затем при поддержке англичан получил всю Силезию. В результате Ахейского мирного договора 1748 года Силезия окончательно осталась за Пруссией. Мария Терезия была вне себя от гнева. Она заявила английскому послу, который поздравил ее с миром, что скоро надеется вернуть свое, «хотя бы ей пришлось отдать на это последнюю юбку». Для нее было ясно, что отныне самым опасным соперником Австрии в германских делах оказалась Пруссия, которая стала великой державой Европы. Напряженные отношения между Австрией и Пруссией не прекращались со времени войны за Австрийское наследство. Австрийское правительство деятельно готовилось к новой войне. Австрия, Пруссия, Франция, Англия — все вели энергичную дипломатическую работу, запасаясь союзниками, в результате в так называемую Семилетнюю войну была вовлечена почти я Европа. Неожиданный для всей Европы союз двух старых соперников — Франции и Австрии — и выступление Франции против своего прежнего союзника — Пруссии — объясняется следующим образом. Англия с начала Семилетней войны поддерживала монархию Габсбургов как соперницу Франции. Но со времени войны за Австрийское наследство англичанам стало ясно, что на континенте появилась новая военная держава — Пруссия, которая наряду с Россией и Австрией не прочь была получать английские субсидии. Так как Мария Терезия требовала слишком большую сумму за защиту фамильного владения новой английской династии Ганновера и было мало надежды, что, занятая войной за Силезию, и действительно сможет его защитить, англичане отказались ей платить и попробовали «нанять» Фридриха II. Тот согласился с тем большей охотой, что это спасало его, как ему казалось, от возможной диверсии со стороны России. Кроме того, Фридрих надеялся, что его дипломатического искусства хватит на то, чтобы договор, фактически направленный против Франции, поссорил его с французами. В России были не на шутку встревожены успехами Фридриха II. Канцлер Бестужев-Рюмин занял решительную позицию против Пруссии, находя ее опасной для России «по причине ее соседства и увеличения ее могущества». Так как протестантская часть Германии, а в частности Пруссия, находилась в дружественных отношениях с Францией, врагом Англии и Австрии, то Бестужев-Рюмин в 1755 году заключил с английским послом Вильямсом договор. По нему Россия обязывалась за 500 тысяч фунтов единовременно и 100 тысяч ежегодной субсидии выставить против врагов Англии на континенте (подразумевался Фридрих II Прусский) 80-тысячную армию. Однако планы англичан на самом деле были совершенно иными. Англичане считали, что Австрия и так, без расходов со стороны Англии, будет воевать против Франции: таким образом, Англии удастся без больших затрат составить коалицию из России, Австрии и Пруссии, которая сокрушит Людовика XV на континенте. В то же время она сама будет захватывать французские колонии. Фридрих, заключая договор с английским правительством, думал, что войдя в компанию с англичанами и русскими, он обезопасит себя от нападения со стороны России. Что же касается своего «друга» Франции, то он рассчитывал выступить посредником в англо-французском споре и заработать таким путем благоволение Франции, не порывая с Англией. К тому; он тяготился презрительно высокомерным покровительством Людовика и считал, что ему пора проявить «самостоятельность». Можно представить себе негодование русского, французского и австрийского правительств, когда они узнали, что между Фридрихом и Англией подписана в Уайтхолле «Вестминстерская конвенция» (16 января 1756 года) согласно которой стороны обязывались поддерживать мир в Германии и выступить с оружием в руках «против всякой державы, которая посягнет на целость германской территории». И Австрия и Россия увидели в этом договоре предательство со стороны Англии. Английское правительство, убедившись, что результаты его дипломатической деятельности прямо противоположны ожиданиям, спокойно выжидало, рассчитывая на малую уязвимость Англии, защищенной морем, на котором господствовал ее флот. Франция в пылу негодования на неблагодарность прусского короля обратилась Австрии. Последним толчком к союзу между Австрией и Францией была в данном случае излишняя «тонкость» дипломатии Фридриха. Тотчас же после разбойного нападения англичан на французские суда в 1755 году Фридрих II предложил Людовику XV смелый план. Пусть Людовик XV захватывает немедленно Бельгию; он, Фридрих, вторгнется в Богемию и, разгромив австрийцев, завладеет всей Германией. Таким образом, прусский соблазнитель еще в XVIII веке замышлял план, напоминавший идеи Бисмарка в 1866 году. В Вене в это время уже стало известно, что Фридрих одновременно ведет переговоры с Англией. Мария Терезия немедленно довела это до сведения Людовика XV. Известие о заключении Уайтхоллского договора между Фридрихом и Англией подтвердило, что опасения Вены были ненапрасны. Окончательно антипрусская коалиция сложилась к маю 1757 года. В нее вошли Франция, Россия, Австрия, Саксония, Польша и Швеция. Эта коалиция, получившая название по фамилии австрийского канцлера Кауница, представляла для Пруссии серьезную угрозу. Но Фридрих II опередил своих противников. В августе 1756 года он, по своему обыкновению, без объявления войны вторгся в Саксонию и оккупировал ее. За несколько лет до вторжения он писал: «Этот корабль, лишенный компаса, — игрушка ветра и воли». И вот настало, по мнению Фридриха, время, чтобы прибрать «игрушку» к рукам, хотя ею его аппетиты не исчерпывались: он зарился и на Богемию. Выглядеть агрессором прусский король, однако, не хотел и в проекте «Манифеста против Австрии», который должен был быть обнародован с началом войны, писал: «Но нападающая сторона — не та, которая произвела первый выстрел, а та, которая замышляет нападение на соседа и обнаруживает его, занимая угрожающую позицию». Здесь, конечно, имелась в виду Австрия (которая не скрывала намерения отвоевать Силезию); но «честь» развязывания военных действий принадлежала все же прусскому монарху. Союз Великобритании и Пруссии сохранялся на протяжении всей войны, более того, именно британские субсидии позволили Фридриху II в течение нескольких лет довольно успешно противостоять антипрусской коалиции. Фридрих проявил себя в этой войне талантливым полководцем. Он действовал быстро и решительно, поспевая ко всем границам, разбивал врагов поодиночке и из десяти сражений проиграл только три. Но от русских он потерпел тяжелые поражения — при Гросс-Егерсдорфе в 1757 году и при Кунерсдорфе в 1759 году. В 1760 году русские войска на некоторое время заняли даже Берлин. К началу 1762 года положение Фридриха стало настолько тяжелым, что в письме к своему брату, принцу Генриху, он писал: «Если, вопреки нашим надеждам, никто не придет нам на помощь — прямо говорю вам, что я не вижу никакой возможности отсрочить или предотвратить нашу гибель». — Фридриха спасли изменения в русской политике, ускоренные смертью императрицы Елизаветы Петровны. Новый император Петр III не только отказался от всех завоеваний в Пруссии, но и изъявил желание оказать Фридриху помощь. Все эти события разворачивались с головокружительной быстротой. Фридрих II не успевал посылать благодарности русскому императору, но, как многоопытный политик и искушенный дипломат, он видел нарастание недовольства среди правящих кругов России. В своих письмах прусский король пытался дать советы, предостеречь столь расположенного к нему императора от совершения ошибочных и опрометчивых действий. Когда в Санкт-Петербурге был получен текст мирного договора, составленного Фридрихом II, личное вмешательство царя не позволило канцлеру М.И. Воронцову внести в него какие-либо изменения. 24 апреля (5) 1762 года подписывается русско-прусский мирный договор, по которому Россия возвращала Пруссии все ее территории без какой-либо компенсации. Затем начались переговоры о союзе. Еще до их завершения корпусу генерала Чернышева было предписано соединиться с Фридрихом для совместных наступательных действий против Австрии. Фридрих II сумел заключить мир с Швецией, некоторыми другими противниками Пруссии. (Парижский трактат от 10 февраля 1763 года.) После этого и Австрия пошла на мирные переговоры, которые завершились Гутсбургским миром (15 февраля 1763 года), по которому Пруссия и Австрия согласились на сохранение статус-кво. Таким образом, Семилетняя война на западе покончила с колонниальным могуществом Франции, обеспечила полную гегемонию Англии морях, а на востоке явилась первым шагом к будущей гегемонии Пруссии в Германии. Однако самой крупной своей дипломатической победой Фридрих считал раздел Польши. Он очень гордился тем, что сумел, не прибегая к военной силе, заполучить крупную территорию, принадлежавшую Речи Посполитой, положив тем самым начало ее разделу. Враждебные Польше замыслы Фридрих II вынашивал давно, но не мог приступить к их осуществлению из-за противодействия других держав, прежде весего России. Свою концепцию присоединения польских земель прусский король изложил в политическом завещании 1752 года, и, хотя ее реализация началась лишь спустя 20 лет, она шла по сценарию, созданного Фридрихом II. В 1752 году он отметил, что не считает оружие лучшим средством решения данной задачи. При этом он процитировал слова короля Сардина Виктора Амедея, обращенные к наследному принцу Карлу Эммануилу «Сын мой, Милан нужно съесть, как едят артишок, лист за листом». Фридрих II писал далее: «Надо извлечь пользу из внутренней борьбы в Польше и, соблюдая нейтралитет, овладеть сначала одним городом, позднее другим, пока все не будет проглочено». Король подчеркнул, что следует избегать войны против России (в Семилетней войне он нарушил собственную рекомендацию с тяжелыми последствиями для себя). Первый шаг в направлении будущего раздела Речи Посполитой был сделан в 1764 году. Пруссия и Россия заключили соглашение, тайная статья которого оговаривала обязательство обоих государств охранять силой оружия действующую польскую конституцию от всяких попыток реформ. Но Фридриху II пришлось ждать еще восемь лет; его час пробил, когда Россия глубоко втянулась в очередную войну с Турцией, ее положение осложнилось и она вынуждена была уступить домогательствам Пруссии насчет Польши, (хотя Екатерина II без всякого энтузиазма шла на усиление Прусии). Третьим партнером явилась Австрия, стремившаяся компенсирова утрату Силезии. Желая придать акции законный характер, Фридрих II советовал австрийским правителям: «Поройтесь в архивах», — и сам делал то же самое. На сообщение, что Мария Терезия испытывает укоры совести, он реагировал замечанием: «Плачет, но берет». По первому разделу Речи Посполитой в 1772 году Пруссия получила земли по нижнему течению Вислы, соединившие Восточную Пруссию с остальной территорией королевства (лишь Гданьск и Торунь оставались у Польши). Тем самым устранялись трудности, вызванные разъединенностью составных частей Пруссии, расположенных в ее восточной части. После Семилетней войны и раздела Польши Фридрих II, боясь австро-русского союза и не имея возможности противопоставить ему свой союз с Англией или с Францией, прилагал все усилия для сохранения союза с Россией. Он пугал Екатерину широкими завоевательными планами Венского двора в Юго-Восточной Европе и в Германии; он стремился внушить Екатерине через своего посланника в Стамбуле, что Австрия не желает сотрудничать с Россией в Восточном вопросе. Русско-прусский союз Фридрих надеялся укрепить династическим браком — женитьбой великого князя Павла на своей двоюродной племяннице принцессе Вюртембергской. Поездка Павла в Берлин была использована Фридрихом для демонстрации прочности дружественных отношений между Пруссией и Россией. В том же 1776 году он пошел на уступку России, отказавшись от претензий на Данциг (Гданьск) и Торн (Торунь), но потребовал взамен от Екатерины продления союзного договора, хотя его срок истекал лишь в 1780 году. Екатерина II согласилась на продление союзного договора с Пруссией. Подписание 20 марта 1777 года в Петербурге конвенции о продлении русско-прусского союза на восемь лет (начиная с 31 марта 1780 года) явилось еще одной дипломатической победой Фридриха Великого. 4 января 1778 года умер правитель Баварии Максимилиан Иосиф. Умер бездетным, поэтому между Пруссией и Австрией начались споры за его трон. Прусский министр Герцберг выступил со своим вариантом решения спора: Австрия получает Баварию, но она должна вернуть Польше Западную Галицию до Дуная, а Пруссия получает от Польши Гданьск и Торунь. Эти планы не были приняты Австрией, и 67-летний прусский король Фридрих Великий решился еще на одну, последнюю в своей жизни, военную кампанию — войну с Австрией. Фридрих II не сомневался, что Франция «ни в коем случае не будет бесстрастно взирать на то, как Австрия присваивает значительную часть упомянутого „ наследства“», Фридрих обратился в Париж с соответствующим предложением. По указанию Берлина прусский посланник в Париже Гольц запросил версальское министерство, намерено ли оно терпеть захват австрийцами Баварии и будет ли Франция считать себя обязанной, если Пруссия первой начнет военные действия, выполнить условия Версальского договора, то есть послать на помощь австрийцам 25-тысячный вспомогательный корпус, и предлагал французам заключить военный союз против Австрии, обещая Франции за это Австрийские Нидерланды, а также Брейзах и Фрейбург в Германии. Таким образом, Фридрих II, ввязавшийся в баварские дела под флагом защиты Германии, предлагал Франции сделку за счет самой же Германии. В этом, конечно, нет ничего удивительного, ибо и для Франции, и для Пруссии дележ немецких земель был традиционной политикой в германском вопросе. Кампания 1778 года показала, что прусские войска не выдерживают натиска австрийцев, и ее войска стали отходить из Чехии. 13 мая был заключен мир в Цетине, по условиям которого Пруссия получала маркграфства Сбах и Байрау. Фридрих II умер 17 августа 1786 года. Прусский король существенно увеличил территорию своей страны. Пруссия окончательно утвердилась в качестве одного из двух сильнейших, наряду с Австрией, германских государств, обеспечила себе статус великой державы. Фридрих был человек недюжинного ума, широкого кругозора, разнообразных дарований. Он и отличался от других пруеских королей особым упорством в достижении целей, главной из которых было присоединение новых земель, прежде всего территорий других немецких государств и княжеств.      

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: 100 великих дипломатов

Найдено схем по теме ФРИДРИХ II ВЕЛИКИЙ — 0

Найдено научныех статей по теме ФРИДРИХ II ВЕЛИКИЙ — 0

Найдено книг по теме ФРИДРИХ II ВЕЛИКИЙ — 0

Найдено презентаций по теме ФРИДРИХ II ВЕЛИКИЙ — 0

Найдено рефератов по теме ФРИДРИХ II ВЕЛИКИЙ — 0